Множественное расстройство личности — яркое, но довольно спорное заболевание, до сих пор вызывающее бурные дискуссии среди врачей и ученых. Кто-то сомневается, существует ли оно вообще, кто-то — стоит ли считать это состояние отклонением от нормы. «Теории и практики» вспомнили, с чего начались исследования этого психиатрического феномена и почему не стоит спешить с его оценкой.

История вопроса

Диссоциативное расстройство идентичности — состояние, в котором у пациента помимо основной личности есть еще как минимум одна (а часто и больше) субличность, периодически «перехватывающая управление» телом и действующая в соответствии с собственными представлениями о жизни. Эти представления могут сильно отличаться от привычек и философии настоящего хозяина тела.

Несмотря на то что часть специалистов считает эту болезнь ятрогенной — то есть спровоцированной неосторожными словами врачей или просмотром «научного» телешоу, — есть ряд свидетельств, указывающих на обратное. Одно из самых внушительных — история заболевания. Случаи диссоциативного расстройства фиксировались и тогда, когда ни психотерапевтов, ни телешоу не было и в помине. Впрочем, не существовало и самой психиатрии.

Один из первых описанных случаев диссоциативного расстройства личности произошел в конце XVIII века в немецком городе Штутгарте. Во Франции только-только произошла революция, и аристократы, спасая свои жизни, бежали из родной страны в соседние государства, в том числе и в Германию. Молодая жительница Штутгарта слишком близко приняла к сердцу их несчастья. У нее внезапно появилась вторая личность — француженка. Та не только прекрасно говорила на «родном языке», но и заметно хуже справлялась с немецким, у нее появлялся ощутимый акцент. Появившаяся француженка была аристократических кровей, и ее манеры и привычки полностью соответствовали статусу. Примечательно, что немецкая девушка не помнила, что делала «француженка», а та знать ничего не знала о законной хозяйке тела.

Юная немка не была единственным человеком с таким заболеванием в своем веке, но, тем не менее, ее болезнь оказалась чрезвычайной редкостью — всего до середины XX века задокументировано 76 случаев диссоциативного расстройства идентичности. Интересно, что в последние десятилетия их описано куда больше — на сегодня в мире живет более 40 тысяч человек с этим диагнозом. Впрочем, это не означает начала «эпидемии» — психиатрия, со всем ее арсеналом медикаментов, появилась только в середине прошлого века, и, соответственно, контроль за заболеваемостью подобными расстройствами начался ненамного раньше.

Разделение функций

На сегодняшний день про множественное расстройство личности написано довольно много книг и статей — как популярных, так и академических. Самое интересное в нем — пожалуй, момент появления заболевания в детстве. Никто не рождается «готовой», цельной личностью. Взрослея, ребенок испытывает множество эмоций и переживаний, слабо связанных между собой. Со временем они интегрируются воедино, формируя одну общую идентичность. Однако развитие ребенка не всегда идет гладко. В случаях, когда дети в раннем возрасте (около 2-х лет) оказываются разлучены с матерью, когда они переживают насилие или какой-либо травмирующий опыт, детские переживания могут остаться сегрегированными и привести к образованию двух и более личностей. Практически все пациенты с множественным расстройством личности (точнее, 97–98%) упоминают о тяжелом детстве с травматическими переживаниями.

Диссоциативное расстройство личности часто начинается в детском возрасте, однако может появиться и позднее. С годами у пациентов, как правило, растет количество «арендаторов». Так как личности, как правило, выполняют определенные функции, помогают справляться с теми или иными жизненными ситуациями, с появлением новых задач и проблем, появляются и новые жильцы, способные с ними справиться. У каждой из субличностей есть свое мировоззрение, свои привычки, жестикуляция и мимика, даже возраст и интеллект. В определенные моменты, по доброй воле «хозяина» или вопреки ей, контроль над телом получает какая-то из личностей, и все, сделанное ею в за время пользования, как правило, не контролируется и не запоминается самим пациентом.

Ключевым вопросом в жизни пациентов с диссоциативным расстройством личности являются отношения, сложившиеся в «коллективе». Субличности могут знать или не знать о существовании друг друга, проявлять себя агрессивно или тихо бродить по музеям в свое время, договариваться с владельцем тела о графике аренды или регулярно устраивать захваты власти. От этих факторов зависит и стратегия лечения — в его основе лежит психотерапия, и, хотя конечная ее цель — прийти к интеграции личностей в одну, важной задачей в процессе является «нейтрализация» опасных жильцов, и организация гармоничных отношений между всеми субличностями.

Более одной личности в одном теле, к сожалению — не единственный симптом диссоциативного расстройства идентичности. Зачастую ему сопутствуют депрессия, тревожные расстройства, фобии, расстройства сна и питания, даже галлюцинации. Диссоциативное расстройство иногда путают с шизофренией, но эти заболевания можно различить — при шизофрении, как правило, симптомы воспринимаются как вражеские акции инопланетян, КГБ или членов масонской ложи, чего нет при диссоциативном расстройстве. Кроме того, расщепление идентичностей при шизофрении — простое разделение психических функций вследствие общего распада личности, а вот при DID (Dissociative identity disorder — другое название множественного расстройства личности) все куда сложнее. Функции не просто разделяются, но и становятся полноценными личностями: каждая из них имеет свой стиль в одежде, болеет за свою футбольную команду и имеет свои представления о том, как стоит проводить время.

Отклонение или норма?

Лечение пациентов с диагнозом множественного расстройства личности, как правило, проходит долго, непросто и с большими эмоциональными затратами. Впрочем, не все согласны с тем, что его вообще надо лечить. Американский психолог Джеймс Хиллман, основатель школы архетипической психологии, убежден, что позиция, согласно которой синдром множественной личности считается расстройством, не более чем стереотип, с которым можно и нужно бороться, выступая за право людей с этим диагнозом считаться не менее нормальными, чем прочие. Цель терапии, по мнению Хиллмана — всего лишь создание гармоничных отношений всех субличностей. Его позицию поддерживают и многие пациенты. Идеологом подобного движения стала Трудди Чейз, отказавшаяся интегрировать субличности в единое целое и вместо этого наладившая с ними взаимовыгодное сотрудничество. О своем опыте она написала в книге «Когда кролик воет». На сегодня Трудди — далеко не единственная, кто отказывается от интеграции. Неудивительно: убить своими руками хороших знакомых и полезных помощников, пусть и символически, все-таки нелегко.

Книги по теме

Флора Шрайбер

«Сивилла»

Серьезная и очень обстоятельная книга, написанная врачом о собственной пациентке, старающейся уживаться с шестнадцатью своими субличностями.

Дэниел Киз

«Множественные умы Билли Миллигана»

Невероятная биография самого известного преступника с диагнозом множественного расстройства личности. В теле Билли Миллигана уживались 24 личности, включая югославского коммуниста, поэтессу-лесбиянку и трехлетнюю девочку. Кстати, у книги есть продолжение — «Войны Миллигана».

Трудди Чейз

«Когда кролик воет»

Самое интересное в этой очень позитивной биографической книге — то, что она была написана Трудди Чейз в соавторстве с субличностями, и, читая ее, можно видеть изнутри командную работу всех «альтеров» Трудди.

Роберт Окснэм

«Расщепленный разум»

Окснэм, президент «Азиатского общества» и известный общественный деятель, рассказывает в своей книге о том, как старался замаскировать свою болезнь алкоголизмом, боролся с провалами в памяти и работал в реабилитационном центре над интеграцией своих 11 субличностей.