22 октября в «Пунктуме» начинается цикл лекций, посвященных текстам ирландского писателя-модерниста Джеймса Джойса, автора «Улисса» — одного из самых сложных романов в истории западной литературы. Автор курса Дмитрий Хаустов рассказал T&P, как он собирается научить своих слушателей читать Джойса.

Дмитрий Хаустов, историк философии, преподаватель РГГУ

«Этому циклу бесед, проходящему в Гуманитарном центре «Пунктум», можно дать такой подзаголовок: «Введение в чтение Джойса». Почему «введение»? Потому что к Джойсу невероятно трудно подступить непосредственно, «с наскока». Генезис его творчества ведом определенными нитями, направлениями, которые возникают очень рано и далее утверждаются, развиваются. Содержательно эти нити можно резюмировать следующим выражением: вопрос о порядке, ordo. Речь о порядке мира, Универсума, а значит, и опыта, а значит, и литературы как уже некоторым образом упорядоченного опыта. Как литература упорядочивает опыт, собирает мир в некое единое целое? Исследованию этого вопроса — вопроса вопросов — и посвящает себя Джойс, ему посвящаем себя мы, говоря о литературе Джойса. Исследование этого вопроса — это длинный, трудный путь от «Дублинцев» к Finnegans Wake, путь, который небесполезно пройти эксплицитно, теоретически, чтобы тем более уверенно проходить практически — а именно в непосредственном чтении Джойса.

Для самой литературы имя Джойса прежде всего связано со, скажем так, мета-литературным вопросом. Острее всех прочих он ставит этот вопрос: что такое литература — как специфическая практика организации опыта мира — и как эта литература возможна? Джойс не просто делает литературу, в самом этом делании он вопрошает о том, что он делает, — ситуация немыслимая для классической литературной практики, уже философская, не только художественная. Мета-литературность есть специфика творчества Джойса. Это творчество можно охарактеризовать так: литература о литературе. Весь ХХ век в лице Джойса занимается исследованием литературы — в и через саму литературу. И в этом смысле именно у Джойса острее всего проявляется кризис классической литературной практики, которая не вопрошает о собственных основаниях. Джойс демонстрирует новый тип литературной практики, которая имеет дело до самой себя и только через саму себя — до всего Универсума. Почему так? Потому что она и содержит в себе весь Универсум. Поэтому можно сказать и так: Джойс — это «универсальная литература».

Расшифровки лекций Дмитрия Хаустова о Ницше: