Дэвид Ропейк — инструктор в Расширенной школе Гарварда и автор нескольких книг о природе риска. В своей колонке для The New York Times он рассказал, что облучение радиацией куда безопаснее, чем принято считать — больший вред жертвы излучения испытывают от собственных страхов и переживаний. T&P записали основные тезисы.

Несмотря на то, что что с момента трагедии на Фукусиме прошло два с половиной года, мир продолжает с большим страхом и вниманием следить за новостями из этого региона. Ведущие ученые-медики утверждают, что радиация с Фукусимы была относительно безвредна. Похожие результаты были продемонстрированы при изучении последствий взрыва на Чернобыльской АЭС.

Наши страхи ядерного заражения как правило культивируются представлениями о разрушительной мощи ядерного оружия. Но спустя 68 лет после первого применения атомной бомбы мы знаем, что ионизирующее излучение, образующееся при взрыве, не является настолько сильным канцерогеном или причиной мутаций, как мы себе это представляли.

Вскоре после окончания войны эпидемиологи и радиационные биологи начали следить за выжившими после ядерного взрыва. Исследователи изучили 112 600 японцев: 86 611 из них находились в 10 километрах от эпицентра, а 26 000 человек вообще не были задеты радиацией. Наиболее точный анализ показал, что из 10 929 людей, в последствии умерших от раковых заболеваний, только у 527 радиация стала причиной болезни. Среди всего населения, затронутого взрывом (часть из которого оказалось под воздействием экстремально высокого излучения), смертность от раковых заболеваний возросла всего на две трети процента.

Психологические травмы принесли жителям больше вреда, чем радиация, а основной причиной изнурительного напряжения местного населения стало «чувство опасности за свое здоровье из-за излучения». Эпидемиологи уже зафиксировали подобные симптомы на Фукусиме — люди не хотят возвращаться в свои дома, уровень стресса, тревоги и депрессии значительно увеличились.

Возможно, самые важные выводы из этих исследований говорят нам о том, что дозы радиации, не превышающие ста миллизивертов, не оказывают влияние на нормальное течение болезней и заболеваний. Облучение подавляющего большинства жертв у Фукусимы и Чернобыля не превышает эту отметку.

Зато очевидное негативное влияние на здоровье пострадавших оказывает страх сам по себе. Доклад Международной ассоциации здравоохранения в честь двадцатилетия взрыва на Чернобыльской АЭС показал, что психологические травмы принесли жителям больше вреда, чем радиация, а основной причиной изнурительного напряжения местного населения стало «чувство опасности за свое здоровье из-за излучения». Эпидемиологи уже зафиксировали подобные симптомы на Фукусиме — люди не хотят возвращаться в свои дома, уровень стресса, тревоги и депрессии значительно увеличились. И это несмотря на то, что сила радиации в Фукусиме была ниже, чем в Чернобыле. Министерство образования Японии докладывает, что дети в Фукусиме стали самыми тучными в стране — с тех пор, как в провинции были ограничены занятия на свежем воздухе. Притом, что риск заражения остается несущественным.

Вместо того, чтобы нагнетать беспокойство, государства должны проводить адекватную информационную политику, которая могла бы объяснить их гражданам настоящие последствия ядерного заражения. Пока это не производится, подавляющий страх, который просто не соответствует фактам, будет только укрепляться.

Полностью прочитать колонку Дэвида Ропейка о последствиях радиационного заражения можно на сайте The New York Times.