Куратор и директор Дома цифровых искусств в Базеле Сабина Химмельсбах выступила на симпозиуме Pro&Contra с докладом о том, как меняется восприятие городской среды с появлением новых медиатехнологий. T&P поговорили с Сабиной том, что такое медиа-арт, как художники помогают переводить дополнительную реальность в физический опыт и как использовать социальные сети для анализа культурной идентичности городов.

Сабина Химмельсбах

историк искусств, работает куратором в Доме цифровых искусств в Базеле. Основное направление деятельности — цифровое искусство и медиа-арт — искусство, которое изучает и использует современные технологии и цифровые медиа, а также анализирует их влияние на повседневную жизнь человека и общество в целом.

— Какими исследованиями вы занимаетесь?

— В центре я отвечаю за его функоционирование и стратегии, курирую выставки. Помимо организации мероприятий, мы занимаемся коллекционированием произведений медиа искусства. Проблема сохранения достаточно важна сегодня, поскольку сетевое искусство зависит от программного обеспечения, которое быстро устаревает и необходимо заранее задумываться о том, в каком виде мы сможем его увидеть через десять лет. Мы исследуем подобные вопросы, а также занимаемся построением собственной коллекции, кроме того у нас есть исследовательский отдел, который разбирает теоретические вопросы, связанные с медиа-артом и его подразделениями.

Важная часть деятельности Дома цифровых искусств — это посредничество между художником и публикой. У нас есть специальное пространство для проведения воркшопов, как художниками, так и для них. Через эти мероприятия мы пытаемся представить альтернативный взгляд на медиа-искусство широкому кругу людей, знакомим их с новыми технологиями, стараемся рассказать о проблемах работы с медиапространством, в том числе поднимаем вопросы правообладания.

— Медиа-искусство напрямую связанно с технологиями, нужны ли художникам специальные знания для этого?

— Многие из них самостоятельно пишут программы, другие приглашают к сотрудничеству отдельных специалистов или сторонние организации, кто-то использует открытый исходный код.

«Все эти проекты дают возможность людям осознать медиа технологии на совершенно ином уровне. Художники не пытаются сделать заявления, позволяя участникаи прочувствовать то, что они не могли бы ощутить в своей повседневной жизни».

— Расскажите о ваших проектах для Дома цифровых искусств.

— До Базеля я работала в Музее медиа-арта «Эдит-Русс-Хаус» в Ольденбурге на севере Германии, а еще раньше в Центре искусств и медиа в Карлсруэ. В своем первом проекте для Базеля мне хотелось отразить особенности той местности, где расположен центр — бывшей беспошлинной зоны, которая сегодня трансформировалась в новый культурный кластер. В действительности, среда менялась буквально на наших глазах. Тема первой выставки Sensing Place была связана с тем, как меняется восприятие городской среды с появлением современных медиатехнологий. Один из проектов в рамках выставки — Walking the Edits швейцарского художника Ульриха Фишера — представляет собой мобильное приложение, которое превращает обычную прогулку по городу в процесс создания фильма. В зависимости от траектории вашего движения и скорости перемещения, программа компилирует уникальный видеоролик из изображений и видеосэмплов, загруженных художником и привязанных к карте с помощью сервисов геолокации. Кристина Кубиш представила проект «Электрические прогулки», который переносит участников в пространство «невидимого» города, состоящего из электромагнитных волн, испускаемых нашими телефонами, банкоматами и другими электронными устройствами.

Художница разработала специальные наушники, позволяющие услышать электромагнитное поле и физически ощутить его присутствие в городе. Кроме того, был проект Гордона Савичеча Constraint City, для которого он создал специальный жилет, способный обнаружить сети вай-фай. Чем мощнее регистрируемый сигнал, тем более туго жилет облегает ваше тело, таким образом, энергия невидимого города трансформируется в физический опыт. Все эти проекты дают возможность людям осознать медиатехнологии на совершенно ином уровне. Художники не пытаются сделать заявления, позволяя участникам прочувствовать то, что они не могли бы ощутить в своей повседневной жизни.

Информационная сфера конвертируется в физическое пространство города. В XIX веке объектом многих урбанистических исследований была фигура фланера — человека, прогуливающегося вдоль бульваров и открывающего для себя город через непосредственный контакт со средой. Сегодня изучение нового происходит преимущественно с помощью электронных устройств

Последняя выставка Дома цифровых искусств Urban Sounds — о том, как мы изучаем город посредством звуков, как это восприятие изменилось в эпоху глобализации и существует ли такое понятие, как «местное звучание». Было представлено несколько документальных проектов, использующих подход, известный как Sonic Journalism, суть которого и заключается в сэмплировании местных звуков, записи речи говорящего. Немецкая художница Katrinem изучает походки людей, анализируя паттерны их перемещений в транзитных точках города. Go your gait! представляет собой серию небольших ситуационных исследований для разных городов — где она создает музыкальную интерпретацию или абстракцию ритма движения пешеходов.

Швейцарский художник и композитор Жиль Обри анализировал звучание района Мумбая, где располагается Боливуд, а также записывал собственный опыт общения, как иностранца, с местными жителями. Его проект Notes via a soundscape of Bollywood был попыткой проиллюстрировать тему отчужденности иностранца в городе и его попытке понять чужую культуру. В результате получился фильм без изображения или саундтрек с субтитрами, где на музыкальную композицию был наложен адаптированный текст Паззолини Notes towards a film about India.

— Как меняется в этом смысле взаимоотношение глобального и локального?

— Сегодня с помощью сетей у нас есть доступ к мировому сообществу. У нас был представлен проект Collect the WWWorld, где интернет рассматривается в качестве огромного архива любительского наивного искусства, который художник может использовать как материальный ресурс, так и источник вдохновения.

— Медиа из цифрового пространства все больше наполняет город. Как это отражается его восприятии?

— Сегодня все сложнее просиходит дифференциация онлайн- и оффлайн-пространств. Через наши мобильные телефоны мы можем всегда оставаться на связи. Существует идея дополненной реальности, в которую мы погружаемся благодаря компьютерным технологиям, где бы вы ни находились, у вас есть доступ к информации. Философ Мишель Серр назвал молодое поколение эпохи интернета — Thumbelina. Это люди, которые с раннего детства живут в сети и весь мир находится у них буквально между большими пальцами, в результате их взаимодействие с окружающей средой происходит на совершенно ином уровне. Информационная сфера конвертируется в физическое пространство города.

В XIX веке объектом многих урбанистических исследований была фигура фланера — человека, прогуливающегося вдоль бульваров и открывающего для себя город через непосредственный контакт со средой. Сегодня изучение нового происходит преимущественно с помощью электронных устройств, через мобильные приложения мы ищем, куда можно пойти и что посмотреть.

**— Наши города производят достаточно большое количество информации. Кроме того, появляются новые способы получить данные о поведении человека в городе. Как художники реагируют на этот процесс?

— Информацию, которую мы производим, можно использовать в полезных целях, например, при анализе транспортных потоков внутри города, но также есть риск оказаться в ситуации полного контроля над обществом со стороны государства, когда все наши ходы, как цифровые, так и физические регистрируются. Нужно это понимать. Подобная тенденция будет развиваться, ведь можно сделать много важных открытий, учитывая эти данные. Интересно наблюдать, как искусство может вмешаться в эту действительность. Ахим Муни и Мута Коп с 2007 года оставляют свои послания на крышах зданий культурных институций по всему миру. Своим проектом под названием Remotewords они пытаются показать искусственность восприятия онлайн жизни. Мы доверяем тому, что видим на картах Google, однако эта информация может быть устаревшей на несколько лет.

К примеру, изображение Красной площади обновляется довольно часто, а информация о каком-нибудь маленьком провинциальном городе, не представляющем политического интереса, может храниться на серверах в течение нескольких лет. Художники пытаются вмешаться в систему этих карт, включив в архивы свои высказывания. В какой-то момент информация будет загружена и все его послания, размещенные на крышах зданий, окажутся на картах Google.

— Могут ли подобные проекты, которые работают с городом, стать источником хранения информации о нем?

— Проекты, о которых я рассказывала, поднимают вопрос не столько хранения, сколько проникновения внутрь большого информационного поля, вроде Google Maps, где люди запрашивают определенную информацию и могут натолкнуться на то, чего не ожидали. Что касается проблемы хранения в целом, то здесь важным становится вопрос коллекционирования цифрового искусства. Дом цифровых медиа активно занимается архивными проектами, проблемами, связанными с устареванием технологий и программного обеспечения, электронных носителей.

Сегодня мы оказываемся в пост-медиапространстве, которое наполнено артефактами компьютерной эпохи. Молодое поколение художников начинает рассуждать о том, как интернет и медиатехнологии повлияли на формирование новой эстетики и языка.

Довольно сложно обстоит дело с работами эпохи раннего интернета, 90-х годов. Медиахудожники часто самостоятельно занимаются изменением и адаптацией своих проектов для новых систем, ищут и разрабатывают программы, которые могут эмулировать работу старых устройств, проводят подробную документацию. Существует несколько стратегий, но всегда важно обсуждать это непосредственно с художником, или донести до них важность решения этих вопросов в будущем. Мой опыт показал, что многие из них даже не задумываются о вопросах хранения.

— Деятельность медиа-художников сопоставима с работой исследователя — они собирают информацию, как-то ее обрабатывают. Занимаются ли анализом полученных результатов?

— Художники часто обращаются к крупным базам данных, визуализируют эту информацию, но они редко занимаются анализом даты как таковой. Швейцарский художник Марк Ли использует интернет-архивы для создания собственных новостных каналов, смешивая аудио, видео, тексты и изоражения, но не пытается как-то интерпретировать полученное. Чаще всего информация служит материалом для дальнейшей работы. Я принимала участие в конференции Renew в Риге, посвященной истории медиаискусства, науки и технологий. Лев Манович из Городского университета Нью-Йорка делал доклад о том, как визуализация больших данных помогает нам пересматривать культурные категории. Совместно со своей группой Software Studies Initiative он проанализировал потоки фотографий из Instagram, сделанных в течение одного дня в разных городах мира, пытаясь понять, можно ли через миллионы снимков пользователей провести культурные границы и выявить идентичность городов.

— Медиахудожники работают с интернетом как с архивом, используя чужие работы в своих целях. Как обстоят дела с авторскими правами в данном контексте?

— В большей степени художники стараются обращаться к открытым ресурсам. Однако не стоит забывать, что существует строгая система приватизации информации со стороны больших корпораций. Я большая сторонница проекта Digital Commons, на мой взгляд информация должна быть свободной и доступной для всех, но реальность такова, что много платного материала. Современное молодое поколение было воспитано на том, что все данные доступны, они часто не дают себе отчет, что этой информацией владеют крупные копмании, которые могут предъявить им иск. Тоже самое происходит в музыкальной индустрии. Швейцарская группа The Bianca Story ищет новые пути дистрибьюции собственных пластинок — например, они собирают средства с помощью краудфандинга, а потом выкладывают альбом в свободный доступ, а также бесплатно распространяют его в музыкальных магазинах.

— Как медиахудожники зарабатывают на своих проектах?

— Медиа-арт пользуется большой популярностью, немалую роль в этом играет доступность технологий. В рамках последней выставки «Арт Базель» проходил аукцион, где были представлены работы молодых и перспективных художников. Подобные мероприятия помогают художникам выстраивать собственные свзяи в арт среде. Существует способ продавать работы по очень низким ценам, но в больших колличествах, через мобильные приложения или сервисы вроде Artsy, которые помогают раскрутить работы медиахудожников. Это помогает оценить популярность того или иного проекта. Не редко организации вроде нашей становятся заказчиками или спонсорами, поскольку некоторые работы не могут приносить прибыли, они не направлены на рынок.

— Какие новые идеи сейчас существуют в области медиа-арта?

— Несомненно, большую роль играют новые технологии. Сегодня мы оказываемся в постмедиа-пространстве, которое наполнено артефактами компьютерной эпохи.

Молодое поколение художников начинает рассуждать о том, как интернет и медиатехнологии повлияли на формирование новой эстетики и языка.

Узнать больше