В постоянной рубрике на T&P студенты, уехавшие учиться за границу, рассказывают о разнице в подходе к обучению и делятся впечатлениями от перемены обстановки. Катерина Москалева отправилась в Берн, чтобы изучать литературу послевоенной Германии, долго привыкать к швейцарскому диалекту и наслаждаться местными библиотеками.

Катерина Москалева

— Где ты учишься и по какому направлению?

— Я учусь в Швейцарии, в университете города Берн. Мало кто знает, что именно этот город — столица конфедерации: почему-то часто все думают, что это Цюрих. В Берне всего два университета — педагогический и «государственный». Я учусь в «государственном», в аспирантуре на кафедре германистики философско-исторического факультета. Такое подразделение меня несколько насторожило, потому что я ожидала выбрать либо гуманитарный, либо языковой факультет, но все языки, вместе с философией и историей здесь собраны под одной крышей. Наш вуз большой и чем-то напоминает СПБГУ.

— Как получилось, что ты оказалась именно здесь?

— Я искала стипендию на обучение в немецкоязычной стране и абсолютно случайно наткнулась в интернете на фонд ESKAS. Я много раз подавала документы в другие фонды, но получала отказы. В этом же случае процесс немного затянулся, но зато ответ оказался положительным.

— Как выглядел процесс поступления?

— Процесс не сильно отличается от поступления в российский вуз. Требуется согласие профессора, который будет твоим научным руководителем, на некоторых факультетах нужен и второй научный руководитель. Нужно перевести свой диплом на немецкий язык. Часы лекций, прослушанных в российском вузе, переводятся в необходимые пункты в деканате университета. Для поступления нужно 120 пунктов — коэффициент я, к сожалению, не знаю, но 5000 часов хватает с лихвой. Если же пунктов не хватило, нужно пройти дополнительные курсы и «дособирать» их. Также очень важно поступать именно на ту специальность, которая прописана в дипломе. Если твой выбор не будет соответствовать диплому, потребуется официальное объяснение, почему ты решил сменить специальность. Зато нет вступительных экзаменов.

— Чувствуется ли разница по сравнению с обучением в российском вузе?

— В России я училась в петербургском РГПУ имени А.И. Герцена, и воспоминания об этом вузе у меня очень теплые. Но разница в подходах к обучению, несомненно, очень большая. Первое, что здесь бросается в глаза, — это узкая направленность курсов. Например, если мы изучаем лексикологию, то в расписании есть маленькая пометка — на примере такого-то диалекта. В основном весь семинар и заключается в анализе именно этого диалекта. В России все же более широкая направленность: сначала изучим всю теорию, затем разберем ее подробно на семинаре, и только в определенной работе будем заниматься чем-то очень узким.

Я негативно отношусь к отсутствию четкого расписания на программах и отсутствию групп. Здесь студенты сами выбирают себе курсы, которые хотят посещать. Есть определенное количество обязательных предметов, но, тем не менее, большинство их них по выбору. Может, это и помогает выстроить гибкую систему обучения, но обзавестись кругом знакомых очень тяжело — потому что чаще всего с человеком видишься на занятии раз в неделю и, возможно, пересекаешься в библиотеке. Но есть и положительный момент — здесь отличные библиотеки. И, кроме того, есть возможность заказывать книги из других городов и забирать их в своей библиотеке.

— Чему посвящено твое исследование?

— Я изучаю особенности немецкого короткого рассказа на примере творчества «Группы 47». Это объединение авторов в послевоенной Германии, которое просуществовало почти 20 лет. Их целью было создание новой литературы и нового литературного языка. Как говорил один из основателей группы, первые рассказы, присылаемые авторами для публикации, были просто ужасны. Затем эта группа даже учредила свой собственный приз. Наиболее известные из ее участников — Генрих Белль, Вольфганг Борхерт, Гюнтер Грасс и Ильзе Айхингер. Я исследую стилистические и лингвистические особенности этих рассказов. Сейчас также хотелось бы заняться наиболее актуальным аспектом исследования — дискурсом рассказа.

— Как выглядит процесс обучения?

— Процесс обучения довольно свободный. У обучающихся на аспирантской программе нет обязательных курсов. Но все те, кто получает степень магистра или бакалавра, должны собирать пункты. На бакалавра нужно набрать 120 ECTS пунктов, один семинар дает около 5-8 в зависимости от того, какая работа выполняется по окончании семинара. Кроме того, бакалаврам диплом выдается по двум специальностям, причем на главной нужно набрать большее количество пунктов. Магистр же учится только по одной специальности. Я посещаю курсы, которые важны для моего исследования, и, соответственно, пункты не собираю. Обсуждение диссертационной работы ведется так же, как и в России: иногда напрямую с профессором, иногда на аспирантских семинарах.

Дополнительная проблема — языковые трудности. Еще в школе мы учили, что Германия, Австрия и Швейцария — это немецкоговорящие страны. Но официально считается, что в Швейцарии говорят на диалекте. Поэтому для меня в первые месяцы пребывания в стране их язык казался абсолютно иным, с другой грамматикой, лексикой и фонетикой. Это примерно как для иностранца, изучавшего русский, попасть на Западную Украину. Приходится его учить. К сожалению, без диалекта никак: все обсуждения на семинарах между студентами идут именно на диалекте.

— Где ты сейчас живешь? Кто оплачивает твое обучение и проживание?

— Сейчас я снимаю комнату в так называемой WG, это квартира, которую студенты снимают совместно. Я живу в трехкомнатной квартире с еще двумя студентками, у нас общая кухня и ванная, немного похоже на коммуналку. Но все-таки такой вариант подходит мне больше, чем общежитие, потому что с двумя соседями спокойнее, чем с десятью. Берн — совсем небольшой город, не больше одного из районов Санкт-Петербурга, поэтому, где бы ты ни жил, это всегда недалеко.

Я получаю стипендию, которая покрывает все основные расходы. Дополнительно к ней предоставляется медицинская страховка, которую оплачивает фонд. Из стипендии я плачу за комнату, проезд и обучение. Работать, к сожалению, нельзя, хотя очень хотелось бы — все-таки Швейцария страна дорогая.

— Планируешь ли ты вернуться в Россию и чем хотела бы заниматься?

— Я собираюсь и в дальнейшем заниматься языком, лингвистикой и литературой, а где — уж как получится. В следующем году мне предстоит защита диссертации в ученом совете РГПУ имени А.И. Герцена, но я также хотела бы защититься и в Берне.

Узнать больше