1 ноября в галерее Anna Nova, в рамках выставки «Рисовать», состоится дискуссия о современном искусстве в Польше и России. Обсуждать вопросы взаимодействия активистских и художественных практик двух стран будут художники Яцек Малиновски, Роберт Мачеюк, Зузанна Янин, Александра Галкина, Иван Бражкин, Антон Николаев. T&P попросили куратора Катю Шадковску рассказать о том, какими путями двигалось польское и российское искусство в последние годы, и почему сейчас различий между ними гораздо больше, чем сходств.

Катя Шадковска, художник, куратор

В современном искусстве Польши и в России сегодня происходят довольно разные вещи. В первую очередь, это связано с историческим контекстом. Левые идеи воспринимались в Польше как что-то совершенно для нее чужое, поскольку Россия долгие годы была оккупантом. Так, например, даже польские анархисты не склонны причислять себя к левому движению.

В Польше в 90-е годы стало набирать силу критическое искусство. Гжегож Ковальски, ведущий мастерской «Ковальня», считающейся в Польше кузницей критического искусства, объяснил развитие этого направления тем, что тогда художники, и вообще многие поляки, хотели надышаться свободой, которой у них долго не было. Критическое искусство обращалось, прежде всего, к проблеме социального тела и к его взаимодействию со структурой государственного аппарата и власти.

Это было совершенно не похоже на то, что понимали под этим термином в России. Строго говоря, в России вообще не было критического искусства. Здесь был довольно непростой процесс, включивший в себя и концептуализм, и акционизм, и другие вещие, которые повлияли на появление сегодняшнего активизма. Поэтому на нашей выставке будет много художников, чьи имена связаны с фигурами Авдея и Давида Тер-Оганяьнов. В 1998 году Авдей провел со своими учениками акцию «Юный безбожник», из-за которой у него возник конфликт с властями, и он стал первым художником, эмигрировавшим по политическим причинам. В контексте выставки важно и то, что Давид и Авдей умеют работать в группе и сплачивать людей. Это еще одно различие по сравнению с тем, что происходило в Польше, где даже критические художники работают отдельно друг от друга.

Подробнее о дискуссии можно прочитать здесь