Эпидемиолог Гарри Слуткин считает, что насилие распространяется и ведет себя как инфекционное заболевание: с ним сложно бороться обычным ужесточением наказаний. Используя свой опыт, он решил подойти к проблеме с новым методом и затем рассказал о своих успехах во время своего выступления, а T&P выписали из его рассказа самое интересное.

Спустя десять лет после начала своей работы в качестве эпидемиолога в странах Африки Гарри Слуткин вернулся в Америку, чтобы воссоединиться со своей семьей и восстановить силы. Тогда он впервые узнал о проблеме эскалации подросткового насилия. Среди обсуждаемых решений предлагалось усиление наказаний, но Слуткин полагал, что наказания не являются основным стимулятором к изменению поведения. Кроме того, такой подход напоминал ему о средневековых самобичеваниях и погромах во время эпидемий, которые были связаны с предубеждениями людей о связи происходящих бедствий с их греховностью.

Заинтересовавшись вопросом, Слуткин начал изучать области распространения насилия на карте США. Он пришел к выводу, что насилие ведет себя так же, как и любой опасный вирус — группируясь в кластерах и распространяясь волнами: из одного основного очага оно расходится вокруг, как инфекция гриппа или малярии.

В 2000 году Слуткин применил свою теорию на практике. Его командой были наняты и обучены люди, которые должны были нейтрализовывать вспышки агрессии. Их учили переговорным тактикам, затягиванию времени, подавлению гнева. Они были выходцами из той же социальной группы, с которой должны были работать.

Исследователь решил использовать свой опыт для борьбы с преступностью и беспорядками, разработав программу из трех этапов. На первом этапе специально подготовленные специалисты искали источники агрессии — людей, которые готовы были начать конфликт из-за денежного долга или из-за того, что кто-то не так посмотрел на их девушку — и пытались предотвратить взрывоопасную ситуацию и дальнейшее распространение агрессии. На втором этапе проходила работа с людьми, которые были задеты волной чужой агрессии или входили в группу риска. Третий этап заключался в образовательной и гуманитарной деятельности с целью изменить существующие нормы поведения, культуру и выработать «групповой иммунитет» — подобный способ отлично себя зарекомендовал в Уганде.

В 2000 году Слуткин применил свою теорию на практике. Его командой были наняты и обучены люди, которые должны были нейтрализовывать вспышки агрессии. Их учили переговорным тактикам, затягиванию времени, подавлению гнева. Они были выходцами из той же социальной группы, с которой должны были работать. Эксперимент проходил в окрестностях, где на тот момент находился самый неэффективный полицейский участок в США. Затем были задействованы публичные работники, которые должны были поддерживать терапию и пропаганду на протяжении 6 или 24 месяцев. В самом конце эксперимента проводились коллективные мероприятия, чтобы повлиять на устоявшиеся нормы.

В результате уровень перестрелок и убийств в районе Вест Гарфилда в Чикаго снизился на 67%. С тех пор метод Слуткина применялся несколько раз. Снижение насилия по разным оценкам составило от 30-50% до 40-70%.

Полностью посмотреть выступление Гарри Слуткина можно на сайте TED.