26 сентября в театре «Практика» открылся новый проект «Практика. Персона» — различные герои современности выступают в театре с докладами на разнообразные темы. Первый гость проекта, режиссер Андрей Кончаловский, рассуждал о том, что включает в себя русская ментальность, с какими проблемами столкнулась наша страна в своем развитии и где корни этих проблем. «Теории и практики» записали основные тезисы.

Три вещи, которые определяют ментальность любого народа, — география, история и религия. География — потому что она создает условия, в которых формируется культура: холодно/тепло, близко/далеко. География повлияла на историю: у нас холодно и колоссальное пространство, а чем больше пространство, тем медленнее развивается цивилизация. Рынок не развивается, потому что не было дорог и городов. Вдоль Волги шли купцы, и там возникали какие-то торговые точки. И Юрию Долгорукому пришла в голову идея построить Москву вдалеке от торговых путей. И, наконец, религия — на меня большое впечатление произвели слова Ключевского о том, как христианство вообще и православие в частности повлияли на историю России. Ключевский говорит, что вместе с гуманными ценностями христианство принесло России большую проблему: нам не дали возможности размышлять. Дело в том, что европейская цивилизация строится на трех китах: иудейской схоластике, античной философии и римском праве. Это значит, что любой древний богослов говорил на трех языках: по-гречески, по-латыни и на иврите. И диспут был основой религиозного сознания, частью поисков истины.

Перевод Библии на церковнославянский язык отнял у нас всю европейскую культуру. Нам приходилось принимать все на веру. Критическая религиозная мысль возникла в России только после Петра Великого. Хотя и до этого существовало несколько еретиков, но обычно они оканчивали свою жизнь в яме. В русской ментальности любое сомнение считается нарушением равновесия и баланса.

Ортодоксальная религия была сильно связана с крестьянским сознанием, в число ценностей которого входили: очень узкий круг доверия — «никому не верь, кроме своей семьи»; отношение к труду как к повинности; нетерпимость к инакомыслию как страх нарушить равновесие и стабильность; неспособность идентифицировать себя с другим человеком и сопереживать его страданиям; и, наконец, специфическое отношение к богатству. Для крестьянина богатство — величина, которую можно только перераспределять, поскольку главным его богатством была земля. Поэтому возвышение соседа крестьянин воспринимает как угрозу собственному благополучию.

В европейских городах возникала буржуазия — люди перестали зависеть от земли и начали зарабатывать деньги, они стали экономически независимыми, а потом пожелали и политической независимости — так развивалось гражданское мышление. В Древней Руси городов практически не было — разве что Псков и Новгород. Поэтому буржуазии не возникало и сохранялось крестьянское сознание. Ведь боярин — тот же крестьянин. Московское царство окончательно утвердило те же крестьянские ценности: абсолютизм, единоверие, отсутствие всякого полицентризма. И эта мощная Московия существует и до сих пор. И я считаю, что если Киев был «матерью городов русских», то Москва стала мачехой. Как нынешняя столица добилась такого тотального господства? С помощью татаро-монгольского ига.

Русские князья долгое время именовались ханами — понятие «царь» появилось только после того, как Иван Грозный взял Казань. Великие князья вступали в коллаборацию с татарами, там, где князья сами не справлялись, они звали татар. Московское княжество развивалось с помощью орды. Татары оказывали на нас такое колоссальное влияние, что существует даже теория, что в какой-то период на Руси было троеверие: православие, язычество и ислам.

«Мне кажется, что в 1917 году Ленин быстро понял, что это не классовая борьба, а расовая: колоссальная масса представителей крестьянского сознания против крохотной кучки людей с европейским мышлением»

Петр Первый был предателем своего класса: он предал бояр и привел к власти талантливых людей из низов. Произошел наплыв европейской цивилизации, от которой Русь была отрезана с X века, и возникло две России: Россия московская и европейская, петровская, которая создала всю культуру, которой мы сегодня гордимся. И проблема в том, что мы не можем признать этот раскол. Мне кажется, что в 1917 году Ленин быстро понял, что это не классовая борьба, а расовая: колоссальная масса представителей крестьянского сознания против крохотной кучки людей с европейским мышлением. То же противостояние существует и сейчас, но непонятно, что делать — перетягивать сюда, в Европу, или возвращаться туда. Как бы ни внедрялась культура, всегда остается эта темная народная стихия, как говорил Бердяев — «оргия, слегка прикрытая бюрократией». При этом IQ не играет никакой роли — в этой темной массе стихийной России было полно великих гениев, так же как было полно бездарных людей в «цивилизованной» России.

В XVI веке европейский человек получил способность смотреть на себя со стороны. Из этого возник протестантизм. Человек почувствовал себя вправе беседовать с Богом без посредника. Понятие «Бога» — вещь абстрактная, но интеллектуализация отношения с Богом чрезвычайно важна для того, чтобы человек почувствовал себя ответственным за свою жизнь. Личная ответственность — основа свободного человека.

Что такое чистилище? Это то место, куда ты попадаешь для проверки. Бог взвешивает твои грехи и потом решает, куда ты пойдешь. Культура исповеди в католичестве была чрезвычайно высока. Человек приходил в церковь, оценивая свою вину, — в этом были зачатки самоанализа. Он судил себя сам. А у русских слепая вера, без логического анализа. И вообще русский человек, как говорил Чехов, знает о боге только крайности, середина его не интересует. Существовала богословская концепция о трех составляющих человека — идеальная, «ангельская» составляющая, «дьявольская» — животная, а посередине — собственно человек. «Серединная», гуманная составляющая человека, в России не могла развиваться, потому что не развивались буржуазные ценности — то, что держало Европу на плаву в моменты катастроф.

А ведь эта составляющая играет очень большую роль. Британский философ Джон Грей считает, что человек склонен к регрессу гораздо больше, чем кажется. Человек как был животным, с усилием пытающимся быть разумным существом, так им и остался. Любая цивилизация может рухнуть в течение поколения, и эта мысль очень важна, чтобы понять наше положение на Земле.