Нейрофизиологи активно исследуют возможности нашего мозга — в том числе, и то, как наш разум управляет нашим самочувствием. Впрочем, иллюстрации того, насколько здоровье и болезнь могут быть «делом рук» воображения, можно найти в истории еще задолго до появления нейронаук. Так или иначе, эффект плацебо играет большую роль в современной медицине, а ученые по-прежнему спорят о принципах его работы.

Лечение самовнушением

Плацебо появилось на свет в начале XIX века, этим словом называли «любое лекарство подобранное для удовлетворения больного нежели для его пользы». Приблизительно в то же время, когда появился и сам термин, в моду вошли «тракторы Перкинс». Металлические спицы, изготовленные из особо сплава и излечивающие все возможные болезни, стоили очень дорого, целых пять гиней. Английский врач Джон Хейгарт решил проверить, так ли они эффективны на самом деле и поменял спицы с металлических на деревянные. Однако это не помешало четырем из пяти его пациентов излечиться.

Использовать плацебо как разновидность лекарства продолжали вплоть до середины XX века, особенно во время II мировой войны — перебои с поставками обезболивающих были регулярными, как и случаи, когда врачи выдавали, к примеру, физраствор за сильный анальгетик. Такая тактика срабатывала достаточно часто — солдаты чувствовали обещанное облегчение.

Во второй половине прошлого века исследовать эффект плацебо начали куда более систематически. То, что вещество без каких-либо лечебных свойств оказывает ожидаемое пациентом действие, было известно давно. В дополнение к этому удалось выяснить, что степень эффекта во многом зависит от стоимости препарата, того, насколько «внушительно» выглядят таблетки, доверяет ли пациент врачу и каков его уровень внушаемости. Стал понятнее и механизм работы плацебо — после рассказа о радужных перспективах лечения мозг человека начинает производить ряд веществ, которые и отвечают за «чудесное исцеление».

Помощь науке

Примерно в середине прошлого века произошло окончательное перепрофилирование плацебо в медицине — из самостоятельного препарата оно окончательно стало подспорьем в исследованиях лекарственных средств. Сейчас плацебо — основа и ключевой элемент клинических исследований любой фармкомпании. После того, как будущее лекарство проходит разработку в лаборатории, тестируется на животных и, в некоторых случаях, на здоровых добровольцах, его проверяют на эффективность в клинических условиях. Пациентов делят на две группы, и одна из них получает экспериментальный препарат, а другая — точно такие же на вид таблетки (или инъекции, или что угодно еще) с плацебо. Если о том, кто что получает, знает только лечащий врач, то исследованием называется «слепым плацебо-контролируемым», а если не знает и он, а за эффективностью следят третьи лица, то это «двойное слепое плацебо-контролируемое исследование». Такая сложная схема имеет смысл — врач может, не желая того, мимикой или жестами дать больному понять, что именно тот получает.

Плацебо-контролируемые исследования — очень важный этап выпуска на рынок эффективных препаратов, и роль лекарства-пустышки сегодня неоценима. Правда, нельзя сказать, что она ограничивается лишь исследованиями. Даже не упоминая сомнительные БАДы, гомеопатию и народные средства, эффект плацебо активно используется в современной медицине: крупные и уважаемые фармацевтические компании стремятся дать своим препаратам максимально внушительные названия, а сами таблетки сделать крупнее и ярче (в этом случае, как показали исследования, они работают лучше). Да и обычные врачи продолжают прописывать пациентам невинные таблетки — недавнее совместное исследование Оксфордского и Саутгемптонского университетов показало, что 97% британских врачей хотя бы раз давали клиентам плацебо. Впрочем, винить их в этом было бы странно — если воображение может ускорить выздоровление, почему бы не помочь ему в этом?

Как правило, нормой считается положительный эффект у 5-10% пациентов из группы принимающих плацебо. У некоторых же, напротив, проявляется эффект «ноцебо» — то есть отрицательный плацебо-эффект: пациенты начинают испытывать побочные эффекты «препарата», которых они ожидают.

Как это работает

Принципы работы у плацебо еще интереснее, чем механизмы «запуска» психосоматики. Недавнее исследование, проведенное исследователями из Гарвардской медицинской школы и Массачуссетского госпиталя, показало, что у одних и тех же людей ответ на разные типы плацебо-терапии может быть разным — это зависит от множества внешних факторов, таких, как доверие к конкретным лекарственным формам, атмосфера, в которой препарат давался, и сопровождающие слова врача.

В целом же эффект плацебо практически независимо друг от друга объясняют психологи и нейробиологи. Первые говорят о снижении уровня тревоги после приема таблетки, об ожидании результата, которое лежит в основе эффективности «пустышек». Эффект ожидания настолько силен, что беременные женщины, получавшие рвотное средство вместо противорвотного, говорили исследователям, что уровень тошноты у них понизился. Плацебо-эффект объясняют также доверием к фигуре врача, воспринимаемой отчасти как родительская, «эффектом смысла» — бессознательным восприятием значимости обстановки и самого «контекста» приема лекарства.

Нейробиологи, в свою очередь, говорят о механизмах работы плацебо несколько иначе — по словам итальянского ученого Фабрицио Бенедетти, за каждым состоянием пациента, вызванным плацебо, стоят свои нейробиологические механизмы, так что корректнее говорить не об одном эффекте плацебо, а об эффектах. Один из них, например, это снижение тревожности. Фраза «Сейчас я дам вам мощное обезболивающее и все пройдет» сама по себе действует на организм как хороший седативный препарат.

Ожидания от приема препарата также включают механизмы вознаграждения, активируя прилежащее ядро мозга и стимулируя выработку допамина, участвующего в выработке опиоидных пептидов, обладающих обезболивающим действием. Впрочем, и в создании эффекта ноцебо без допамина не обходится — специалист Мичиганского университета Джон-Кар Зубьета, провел исследование, используя позитронно-эмиссионную томографию, и выяснил, что эффект ноцебо усиливает чувствительность человека к боли, снижая уровень допамина (и, соответственно, подавляя выработку опиоидных пептидов). А тот же Фабрицио Бенедетти обнаружил, что от болей, вызванных эффектом ноцебо, может помочь проглюмид — препарат, блокирующего рецепторы гормона холецистокинина, который, в числе прочего, «отвечает» за чувство тревоги.

Узнать больше