Гарвардский ученый Мэтью Либерман изучает социальное взаимодействие и восприятие человеком душевной боли — оказывается, она не так уж и отличается от боли физической. Отрывки из его книги Social: Why Our Brains Are Wired to Connect можно посмотреть на сайте Brain Pickings, а перевод некоторых из них публикуют T&P.

Исследования, которыми занимался Мэтью Либерман вместе со своей женой на протяжении последних десяти лет, показывают, что болезненное восприятие социальных неудач было крайне важно для нашего выживания. Наш мозг эволюционировал так, чтобы воспринимать угрозу социальным связям таким же образом, каким мы испытываем физическую боль. Воздействие на ту же нервную систему обеспечивало выживание маленьких детей, которые старались держаться вблизи своих родителей.

Связь между физической и эмоциональной болью также формировала бесконечную потребность в социальной активности — для нас она так же важна, как еда и тепло. Учитывая эти факторы, должны ли мы так сильно отделять физическую боль от эмоциональной? Когда у кого-то сломана нога, мы не будем говорить: «ты это просто переживешь». Интуитивно мы придаем болезненным реакциям разную степень важности, но фактически эти виды боли находятся намного ближе друг к другу, чем мы можем предположить.

Наша социальность вплетена в серию эволюционных адаптаций, каждая из которых способствовала выживанию и увеличению популяции. Эти адаптации повлияли на те обязательства, которые мы на себя накладываем, чтобы находить общий язык с окружающими, и нашу способность предсказывать, что происходит в головах других людей.

«Наоми Эйзенбергер о том, почему нам физически больно быть отвергнутыми»

По мнению Либермана, залогом нашей социальности являются три таких адаптации. Связь с другими — возможность чувствовать социальную боль и удовлетворение, стремление сохранять важные для нас отношения. Предугадывание мыслей — понимание чужих потребностей и реакций, чтобы слаженно работать в группе. Гармонизация — восприятие групповых убеждений и ценностей.

Боль от социальной потери или тот эффект, который может оказать на нас издевательский смех окружающих, не случайны. Это не недостатки системы, а конструктивные особенности, которые позволяют нам взаимодействовать с другими людьми. Подобные социальные адаптации стали залогом распространения нашего вида по Земле.

Нейронная основа для формулирования наших суждений сильно связана с одним из отделов мозга, который в первую очередь отвечает за одобрение чужих убеждений на наши собственные. Человеческое сознание — скорее автострада для социального влияния, чем личная, непроницаемая крепость, как можно было бы предположить.

Узнать больше об нашем восприятии социальной боли можно на сайте Brain Pickings.