Биполярное аффективное расстройство — одно из самых известных психических заболеваний, еще недавно носившее куда более пугающее название «маниакально-депрессивный психоз». «Теории и практики» объясняют, почему этот диагноз имеет мало отношения к маньякам, чем опасен неконтролируемый эмоциональный подъем и что мешает жить Стивену Фраю.

Гибкая натура

Сам термин «маниакально-депрессивный психоз» был придуман немецким психиатром Эмилем Крепелином в конце XIX века — и на тот момент относился ко всем расстройствам настроения. Впрочем, заболевание с чередованием маниакальных и депрессивных фаз было известно и до этого — в работах Жана-Пьера Фальре (там оно носило название «циркулярный психоз») и Жюля Байярже («двойственный психоз»). Но Крепелин впервые четко отделил это заболевание от шизофрении — на том основании, что в его клинической картине преобладали аффективные нарушения, а не расстройства мышления.

Немецкий психиатр и автор типологии темпераментов Эрнест Кречмер сделал вывод, что к маниакально-депрессивному психозу предрасположены люди определенного склада — в его классификации они называются циклотимиками. Это жизнерадостные, коммуникабельные, очень адаптивные и эмоционально лабильные люди, внешне, как правило, выглядящие вполне гармонично и способные наслаждаться жизнью. Но у их легкости и импульсивности есть оборотная сторона: они подвержены беспричинным изменениям настроения, которые под воздействием стресса могут выйти из-под контроля.

Впоследствии термин «маниакально-депрессивный психоз» заменили на куда более политкорректное «биполярное расстройство». Прежнюю формулировку отменили в том числе и из-за ее стигматизирующего воздействия — слово «маниакальный» в сознании большинства ассоциируется с маньяками, а биполярное расстройство — далеко не самый популярный диагноз среди серийных убийц (у большинства коллег Декстера находят признаки психопатии или диссоциативного расстройства личности).

Биполярное расстройство достаточно трудно диагностировать — по разным оценкам, от него страдает от 1% до 7% населения земного шара. Оно достаточно разнообразно — существует два подвида (БАР I и БАР II), плюс более мягкая версия — циклотимия.

Что почитать по теме:

Эмоциональные качели

Человек, страдающий от биполярного расстройства, не может управлять своим настроением: временами он испытывает мощный энергетический подъем, который не всегда бывает уместен и который редко получается направить в продуктивное русло, а временами — такой же беспричинный спад: он внезапно просыпается разбитым, слабым, усталым и потерявшим смысл жизни. В промежутках между фазами он может чувствовать себя нормально — и если «светлый» период затягивается (а он может длиться до 7 лет), пациент порой начинает забывать, что в его жизни вообще было место подобной болезни.

Одна из главных проблем этой своеобразной лотереи в том, что количество фаз и их порядок непредсказуемы, а кроме того, заболевание может проявляться только в маниакальных, только в гипоманиакальных (более мягко выраженная мания) или только в депрессивных фазах. Длительность фаз колеблется от нескольких недель до 1,5—2 лет (в среднем 3—7 месяцев), при этом маниакальные или гипоманиакальные фазы в среднем бывают в три раза короче депрессивных.

Гипоманиакальную фазу сложно диагностировать как психическое отклонение, потому что пациентом она воспринимается как вполне невинный приток сил и повышение настроения. Человек ощущает духовный подъем и веру в свои возможности, он проявляет живой интерес к самым разнообразным темам, очень мотивирован и готов к действию. В такой период он способен интенсивно работать, не ощущая усталости, и меньше спит. Он легок на подъем, легко заводит социальные контакты, весело и непринужденно ведет себя в обществе и проявляет большой аппетит к сексу и развлечениям. Подобному состоянию можно только позавидовать, не правда ли? Но и у него есть свои побочные эффекты: чем ярче ощущается подъем, тем сложнее человеку сконцентрироваться. Кроме того, он становится излишне самоуверен и может потерять способность здраво оценивать ситуацию. Он легко ввязывается в самые разнообразные дела (в том числе и те, которые в обычном состоянии ему не особо нужны), импульсивно принимает решения, легко идет на риск, склонен сорить деньгами и бездумно давать обещания.

На этом этапе на странности в поведении могут указать близкие — но самому пациенту вряд ли придет в голову, что с ним что-то не так (кроме случаев явных нестыковок между состоянием и реальными обстоятельствами: затяжная беспричинная эйфория на фоне потери любимой работы, болезни близкого человека или расставания с партнером должна насторожить даже не склонного к рефлексии человека).

Что творится в голове у пациента в период гипомании, хорошо описывает отрывок из книги Джеффри Евгенидиса «А порою очень грустны» — чтобы портрет одного из главных героев получился максимально реалистичным, автор консультировался с психиатрами: «Леонард шел, и мысли у него в голове сгущались, словно поток воздушных судов над аэропортом Логан в северо-западном направлении. Там была парочка аэробусов, набитых Великими Идеями, караван «Боингов-707», нагруженных чувственными впечатлениями (цвет неба, запах моря), а также легкие самолеты бизнес-класса, в которых летели важные одинокие импульсы, пожелавшие путешествовать инкогнито. Все эти самолеты просили разрешения на немедленную посадку».

Так или иначе, человек с гипоманией еще достаточно владеет собой, чтобы его активность выглядела более или менее нормальной и не причинила больших неудобств социуму. А вот на этапе мании ситуация совсем выходит из-под контроля: у больного начинают скакать мысли, могут проявиться бредовые идеи величия или безумные прожекты, которые он рвется немедленно выполнять, пациент может стать раздражительным или агрессивным и принимать более чем странные решения. Человек не может успокоиться и продолжает истощать запасы собственной энергии, а длительность его сна снижается до 3—4 часов в сутки. В этой фазе, даже если больной не успел наломать дров, окружающим с ним уже совсем некомфортно.

От того, какую форму принимает фаза подъема — гипомании или полноценной мании, — зависит диагноз: при наличии маниакальных или смешанных (когда сочетаются симптомы мании и депрессии — например, активность и тревожность) эпизодов пациенту ставят «биполярное расстройство I», а если у него в анамнезе лишь проявления гипомании — то «биполярное расстройство II». Второй вариант считается менее разрушительным, хотя у некоторых специалистов есть сомнения по этому поводу.

И в том, и в другом случае пациент будет с большой вероятностью периодически впадать и в другую крайность — депрессию. Что особенно неприятно, качели могут качнуться в обратную сторону сразу после фазы подъема — еще недавно человек верил, что его силы безграничны, а несколько дней спустя он едва может встать с кровати. Вначале ослабляется общий психический тонус, уменьшается работоспособность, начинаются нарушения сна и появляется тревога. Постепенно тьма сгущается: больной впадает в апатию, ему становится трудно сконцентрироваться на простейших делах, он теряет интерес ко всему, что было для него важно, и впадает в тихое отчаяние, смешанное с самоуничижением. Мотивирующие факторы, даже если они кажутся теоретически разумными, перестают действовать. При этом человек может маскировать свое состояние, не давая окружающим повода для тревоги. «В периоды обострения болезни мне кажется, что вся моя жизнь — сплошная неудача, — описывал свое состояние один из самых известных «биполярников», британский актер и писатель Стивен Фрай, снявший документальный фильм о своем заболевании. — Многие люди, страдающие биполярным расстройством, выглядят вполне счастливыми, хотя их души пребывают в депрессии». Самый опасный, с точки зрения суицида, период — начало или конец депрессии, когда настроение уже упало, а энергии еще достаточно, чтобы предпринять какие-то решительные действия.

Причины

Считается, что это заболевание обусловлено генетически, хотя принцип наследования до сих пор не ясен — возможно, склонность к расстройству проявляется не в определенном гене, а в сочетании нескольких генов. Тем не менее, исследовав близнецов, ученые пришли к выводу, что если один близнец подвержен этому заболеванию, шанс второго разделить его судьбу составляет от 40% до 70%. Кроме того, риск повышается у родственников тех, кто страдает от большого депрессивного расстройства или синдрома дефицита внимания. По современным данным, биполярными формами аффективных расстройств чаще страдают мужчины, а монополярные в три раза чаще развиваются у женщин.

На развитие болезни может влиять и строение мозга. Согласно «гипотезе воспламенения», когда люди, генетически предрасположенные к биполярному расстройству переживают стресс, их порог эмоционального напряжения значительно понижается, что вызывает спонтанное возникновение эпизодов. Есть также теория, что аномальные колебания настроения связаны с балансом двух нейромедиаторов — серотонина и норадреналина (нарушения в обмене допамина связаны с другими психическими расстройствами — психозом и шизофренией). Связь заболевания с эндокринной системой подтверждает и то, что аффективные расстройства у женщин часто обостряются в период менструаций, после родов и во время менопаузы.

Впрочем, некоторые специалисты считают, что симптомы биполярного спектра — это не аномальная «поломка» организма, а лишь гипертрофированное проявление адаптивной функции. Существует теория, согласно которой гены, которые вызывают сильные аффективные расстройства, в определенных ситуациях могут оказаться полезными для выживания. Склонность «затаиваться», уменьшать расход энергии и больше спать, свойственная пациентам с БАР во время депрессии, возможно, служила защитным механизмом для наших предков в тяжелые времена. Слабые проявления мании также могли быть преимуществом, потому что они дают приток энергии, уверенность в себе и усиливают творческие способности.

Еще одна теория говорит о том, что мания и депрессия — это своего рода механизм внутренней саморегуляции, самозащиты человека, которого терзает страх или большие внутренние противоречия. Глубокая депрессия защищает, изолируя человека от мира и заглушая апатией даже чувство отчаяния, а мания позволяет выплеснуть скрытую агрессию и справиться со страхом.

Узнать больше