В преддверии церемонии вручения премии «Просветитель-2013», которая состоится 21 ноября, писатели, которые вошли в шорт-лист премии, рассказали «Теориям и практикам» о том, почему важно прочитать книги, которые они написали: путевые заметки XIX века, история пиратского террора, биология поведения человека, хрустальные сферы и кротовые норы.

«Париж в 1814-1848 годах. Повседневная жизнь»

Вера Мильчина, историк литературы, переводчик, комментатор

«Если читателю любопытно узнать, как была устроена частная и общественная жизнь в Париже двести лет назад, и у него есть вкус к мемуарам и путевым заметкам XIX века, нравоописательным очеркам, которые я широко цитирую, то он сможет получить удовольствие от чтения моей книги и узнать много нового. А читателю, который бывал в современном Париже, будет любопытно сравнить свои впечатления с впечатлениями путешественников XIX века.

Петр Андреевич Вяземский сказал: «Романтизм — как домовой. Все о нем говорят, но как ткнуть в него палецем?». Я верю, что был некий общий знаменатель, который объединял все литературные и культурные явления первой половины XIX века — той эпохи, которой я занимаюсь. Но как вывести этот общий знаменатель, не всегда понимаю, а главное, не уверена в том, что это нужно: потому что на таком уровне абстракции пропадают из виду те яркие индивидуальные детали, которые, собственно, и составляют плоть культуры и цивилизации».

«Раздел океана в XVI-XVIII веках. Истоки и эволюция пиратства»

Дмитрий Копелев, историк, специалист по западноевропейской истории XVI-XVIII веков

«С детства я так и не утратил иллюзии, что в любом человеке заложено творческое начало, и история дает возможность этому началу развиваться. Может быть, будучи крайне любопытной сама по себе, она позволяет почувствовать недостижимое: прикоснуться к жизни ушедших людей, понаблюдать за перипетиями их существования, и создать в воображении некий мир, пусть и мало общего имеющий с тогдашней реальностью и слишком переплетенный с днем сегодняшним, но в чем-то все же воспроизводящий образ ушедшего.

Книга посвящена морю и пиратам. Я склонен думать, что среди ее потенциальных читателей не только те, кто профессионально связан с морской профессией (их вообще не так много), еще меньше тех, кто занимается пиратством и корсарством, ходит на абордаж и делит захваченную добычу. Но пиратство уже более двух веков занимает важное место в историко-культурном пространстве, и, принимая разные формы воплощения, в той или иной степени знакомо каждому и заставляет задать вопрос — а как было на самом деле? Я тоже доподлинно не знаю, но пытаюсь разобраться. Тем более, что пиратство — это отличный повод для разговора и размышлений о природе человека и становлении современного мира.

Я верю в профессиональную интуицию. Думаю, что каждому исследователю знакомо ощущение некоего предчувствия, озарения. Результатом может стать новое видение, взгляд на изучаемый объект. Мне, например, нередко сопутствует удача в поиске архивных материалов, я их иногда обнаруживаю, как мне кажется, интуитивно, однако утверждение мое абсолютно бездоказательно, тем более, что, по-видимому, в процессе поиска сказывается накопленный с годами опыт архивной работы и монотонного изучения документов».

«Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей»

Дмитрий Жуков, доктор биологических наук, старший научный сотрудник лаборатории сравнительной генетики поведения Института физиологии РАН

«Книга интересна, в первую очередь, потому, что посвящена важнейшему для каждого человека вопросу — кто я такой? Кроме того, все теоретические положения тут же иллюстрируются конкретными примерами. Причем эти примеры, в подавляющем большинстве, не являются случаями из жизни Пети или Наташи, а взяты из литературных произведений и произведений изобразительного искусства.

Еще одним отличием этой книги от основной массы литературы о поведении человека является позитивистский подход — в противоположность подходу традиционной психологии. То есть я опираюсь на факты, которые могут быть определены и измерены с помощью объективных методов и выражены в штуках, метрах, секундах, граммах.

Я старался довести до читателя мысль о сложности организации нашего организма, о бессмысленности поиска одного-единственного механизма некоего поведенческого акта. Например, я пишу о ложности высказываний типа «серотонин — гормон счастья», «окситоцин — гормон любви», «тестостерон — гормон сексуальности». И дело не только в том, что перечисленные гормоны при введении в организм не вызовут указанных чувств, а в неправильном, увы, — весьма распространенном — представлении об унитарности физиологических механизмов. В каждом физиологическом процессе, который приводит в конце концов к некоему поведению, участвует множество мозговых структур, множество нейромедиаторных систем, множество висцеральных органов, и множество гормонов.

Наконец, книга представляет интерес — и для дилетантов, и для специалистов — тем, что я много пишу об адаптивном значении тех или иных поведенческих особенностей. Выявление приспособительного значения конкретной формы поведения — это, хорошо известная этологам, четвертая проблема Тинбергена. Поэтому читателям будет интересно узнать, в чем биологический смысл стресса, депрессии, различных психологических типов, половых различий в поведении. Если им не понравится моя аргументация, то это тоже неплохо, так как побудит их к самостоятельным размышлениям, чтению и, может быть, к исследовательской работе».

«Гравитация. От хрустальных сфер до кротовых нор»

Александр Петров, доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник отдела релятивистской астрофизики

«Книга популярная, и, собственно, для науки непосредственно она не важна, конечно. Однако, если на нее обратят внимание читатели, а еще если и прочитают, хотя бы поверхностно, то общий уровень образования на малую толику поднимется. А это благоприятно для развития науки в целом. Второе, если книжку прочитают школьники старших классов, и она их увлечет, то, возможно, кто-то из поступит в ВУЗ с целью посвятить свое будущее науке — это тоже положительное влияние на ее развитие. И, наконец, студенты младших курсов, прочитав книжку, возможно, заинтересуются именно проблемами гравитации, которые позднее станут исследовать.

В чем практический смысл наших современных знаний о гравитационном взаимодействии? Вопрос нужно разделить на практический смысл: первое — для научных исследований и второе — в повседневной жизни. Что касается первой части, то они важны с тех пор, как еще в XIX веке заметили аномалии (отклонения от предсказаний ньютоновой теории) в параметрах орбиты Меркурия. Что касается второй части, то еще недавно можно было сказать, что нет нам дела до общей теории относительности и ее премудростей. Но это уже не так. Без знания ее законов не будут работать современные системы навигации с той потрясающей точностью, которую они имеют. С помощью законов общей теории относительности рассчитывается движение небесных тел, в том числе и искусственных, от функционирования которых теперь многое зависит в нашей обычной жизни».

«Здесь был Рим»

Виктор Сонькин, филолог, специалист по западноевропейским и славянским литературам, журналист, переводчик-синхронист и преподаватель

«Это введение в очень важную для нас — и для всей европейской культуры — цивилизацию, поданное через призму одного великого города. И еще потому, что книг в этом жанре почему-то очень давно никто не писал, причем не только в России. Для науки в целом она не важна — это не научная книга. Практический смысл очевиден — это же отчасти путеводитель, им можно пользоваться для ознакомления с Римом — и на местности, и издалека.

Я верю, что путешествия в прошлое будут возможны, только не активные (что-нибудь там изменить), а пассивные (посмотреть, как оно было). Если это случится, всю историческую науку придется пересматривать».