Йохан Ван Дер Кекен — пришедший в кино из кинокритики классик документалистики, чьи фильмы практически никогда не показывались в России. 29 ноября в Центре документального кино можно будет увидеть его 4-часовую картину об Амстердаме и его обитателях из разных концов мира. Директор Музея кино объясняет, почему была выбрана столь радикальная по хронометражу работа режиссера.

``` opinion

``

Наум Клейман, историк кино, киновед, директор Музея кино

«Йохан Ван Дер Кекен очень известен в Голландии и Европе, но, к сожалению, очень мало известен у нас. Можно сказать, что он представляет третье поколение голландских классиков после Йориса Ивенса и Берта Ханстра и тоже воплощает в себе всемирную отзывчивость голландского кино. Он много путешествовал, учился во Франции. Удивительным образом сочетает в себе дар социологического исследования и психологизма: дар схватить характер человека далеко не только в синхроне, умение поймать такие моменты в жизни человека, когда он проявляется совершенно спонтанно. Он обладает способностью вживаться в чужую жизнь и позволяет человеку быть самим собой, не требуя того, чтобы тот перед камерой представал воплощением тезиса или заданного характера. Потрясающее сочетание деликатности и очень четкой позиции формирует его кинематограф.

Картина «Амстердам, мировая деревня» посвящена людям других национальностей, живущим в Голландии, благодаря чему получается двойной взгляд: с одной стороны, Голландия открывается нам такой, которой ее видят приезжие, и тем самым остраняется; с другой, он получает возможность увидеть чужую жизнь, чужую культуру, и фильм построен таким образом, что мы отправляемся вместе с приезжими туда, откуда они родом: там есть латиноамериканец, там есть чеченец, африканец. Говорят, что это гимн глобализации, но на самом деле это о взаимопроникновении и взаимососуществовании культур при сохранении их самобытности, и Ван Дер Кекен все время подчеркивает, что он отнюдь не призывает, например, чеченца чувствовать себя голландцем.

Картина очен длинная, она идет 4 часа, и постепенно накапливает в себе позитивную энергию. В нем жил шестидесятник и, я бы сказал, «нововолновец», потому что он сформировался, конечно, под влиянием идей 68 года и очень многое воспринял через французский опыт, хотя где только не снимал. Эта картина является в каком-то смысле манифестом, но не выкриком, а манифестом длительным, призывом понаблюдать и не выносить скоропалительных приговоров. Длительность этой картины — тоже своего рода манифест. Да и сама идея выстроить картину полифонически, то есть дать не одну судьбу, а несколько, как раз дает возможность увидеть неоднозначность, во-первых, самого мира, а во-вторых, относительность любого суждения, любой культуры, любой установки: политической, этической — какой угодно. Это полифония, собственно, и создает картину мира. Ван Дер Кекен мог быть совершенным эстетом и делать экстатические кадры безумной красоты. Но здесь, наоборот, он берет движущуюся камеру, абсолютно освобожденную, и достигает потрясающей подвижности изображения и звука, потому что главное здесь — свобода и движение. И это тоже своего рода манифест».

``

MARKDOWN ERROR: Пожалуйста, убедитесь что вы не допустили ошибок в разметки страницы