Этой осенью голландская институция ВАК (basis voor actuele kunst) выпустила новую антологию критических текстов We Roma: Critical Reader of Contemporary, посвященную теме цыган, «цыганского искусства» и философии. Редакторы публикации Мария Хлавайова и Дэниэл Бэкер, а также исследователь цыганских общин Хууб ван Баар рассказали T&P, почему тема Roma community так важна для современных художников.

Проблема цыган никогда еще она не принимала такого размаха в смысле художественного и философского осмысления, какой мы видим сегодня. Обострившиеся социальные конфликты, среди которых многочисленные депортации цыган из Европейских стран (например, особо массово из Франции в 2010), принудительное переселение и этническая сегрегация не могли не обратить на себя внимания художников цыганского происхождения и тех, кто неравнодушен к проблемам неравенства.

Значимой вехой в диалоге о теме цыган в современном искусстве, политике, философии и повседневной жизни следует считать первый и, в особенности, второй Цыганские павильоны — Paradise Lost и Call the Witness в рамках 52 и 54 Венецианских Биеннале. Цыганское искусство неожиданно появилось на международной арене, и это может привести, как подчеркнул профессор кафедры цыганских исследований Университета Гринвича Томас Эктон, к пересмотру феноменов маргинализации, жестокости, геноцида и исключения цыган из Европейской истории. Само название второго павильона превратило визуальное искусство из традиционной «репрезентации», чем оно считается в социологии, в «свидетельство». С тех пор и до настоящего момента цыганские художники призывают нас в свидетели тех социальных, политических и культурных процессов, которые происходят с самым крупным Европейским меньшинством.

Тогда же был запущен проект Roma Media Archive, призванный собрать все «свидетельства» на одной виртуальной площадке. Несмотря на географическую распыленность цыганских общин можно выделить несколько общих тем, волнующих большинство цыганских художников. Среди них темы бедности, гражданства и его отсутствия, Холокост, ранние браки, регенерация окрестностей среды обитания цыган. В то же время стали появляться более неформатные формы диалога на цыганскую тему. Например, International Romani Art Festival проводившийся каждый год с 2007 по 2012 и объединивший музыкальное, театральное, визуальное искусство, литературу, фотографию и прочие культурные активности цыганских сообществ.

Известные художники и исследователи цыганского происхождения все чаще рассказывают широкой аудитории о проблемах цыганского мироощущения, эстетики, номадизма и противопоставления себя всему остальному миру. В числе прочих лекция Дэниела Бэкера и Этель Брукс в рамках проекта Former West.

from FormerWest on Vimeo.

Хууб ван Баар

профессор университета Амстердама, исследователь маргинализации цыганских общин в Европе

«Европеизация цыган берет свое начало в 1989 году, до этого «Рома» в большинстве своем рассматривались как неевропейское меньшинство с явными индийскими корнями и, предположительно, неевропейской культурой и языком. С упадком коммунизма цыгане европеизировались и были включены в европейскую действительность на правах аутсайдеров, при всем этом являясь наиболее заметным и жизненно важным транснациональным меньшинством в Европе.

Тогда же активисты цыганского и нецыганского происхождения, ученые, защитники прав человека и, немного позднее, художники начали описывать феномен европейских цыган. Их целью было призвать к социально-ответственным, справедливым и не дискриминационным подходам в их отношении и, более обобщенно, бросить вызов настоящей тенденции к их стигматизации и криминализации как «проблемной группы», которая рассматривается более строго, чем другие граждане европейских стран.

Новые и уже существующие художественные площадки (например, Венецианская биеннале) были мобилизованы для привлечения внимания к положению цыган в Европе. На самом деле, как показал нам случай с Францией (массовая депортация цыган из Франции в 2010 — один из самых ярких примеров нарушения принципов равенства ЕС), цыгане все еще очень часто воспринимаются как неевропейцы в административном и символическом смысле. Как будто бы им все еще нужно прилагать дополнительные усилия для того, чтобы быть признанными полноценными гражданами Европы наравне с гражданами тех стран, где они родились и выросли.

Сейчас цыганские общины в Европе переживают критический момент, что обусловлено атаками неонацистов и неофашистов и положением, при котором даже в умеренных политических и общественных дебатах выражение антицыганских настроений становится нормой.

Поэтому текущее положение цыганского меньшинства в Европе является серьезным и тревожным с точки зрения изоляции, нищеты, дискриминации и откровенного насилия против них и более общих черт «антицыганизма». И их ситуация должна беспокоить всех нас, так как она нарушает основные правила политического и культурного сосуществования различных общин на всем европейском континенте».

Дэниел Бэкер

английский художник, куратор и исследователь, редактор We Roma

«Большинство людей воспринимает цыган вне общества. Во времена кризисов, например, недавних неудач капитализма и неолиберального проекта, люди больше открываются новым возможностям, которые могут предложить группы, оперирующие альтернативной системой ценностей. Мир искусства, как правило, быстрее прибегает к использованию этих возможностей, чем более формальные институции, но там, где ступает искусство, общество всегда следует за ним. Я думаю, что касается нетрадиционных подходов к структурам социальной сплоченности, цыгане обладают ценным опытом, который они могут предложить всему обществу.

Цыгане существуют в сфере острой визуальной чувствительности. Сам акцент на визуальные способы общения диктуется прагматическими требованиями мобильности и, что, возможно, более значимо, отсутствием литературной традиции в культуре цыган. Последний фактор обуславливает особенную необходимость разработки эстетического словаря.

Эстетика цыган может рассматриваться через призму их каждодневного быта и формируется под воздействием исторических, а в некоторых случаях актуальных практик номадизма. Я не имею в виду кочевой образ жизни как таковой, но наследие кочевого образа жизни, «номадическая чувственность», благодаря которой цыганские общины обладают врожденным пониманием случайности жизни в движении. Этот дар кочевой истории и ее непреходящая чувственность передается из поколения в поколение и формирует цыганское мировоззрение, которое и определило место цыганских общин в стороне, а часто и в оппозиции к остальному обществу.

Описанные визуальные и чувственные механизмы, используемые цыганским сообществом, сейчас приобретают все большее влияние из-за возрастающего общественного интереса к цыганским художественным практикам, о чем свидетельствует число выставок цыганских художников по всей Европе.

Цыгане считаются первыми представителями богемы. В прошлом ими восхищались как воплощением творческого подхода к жизни и мышлению, качеств, которые сильно повлияли на художников и мыслителей авангарда. Принимая богемность как модель для основания культурного авангарда прошлого, я нахожу вполне логичным влияние, которое оказывают современные цыганские практики в некоторых кругах. Возрождение интереса к цыганской культуре и эстетике может породить возобновление признания цыганских ценностей в Европе и, как следствие, привести к культурной и социальной переориентации общества в целом.

Для написания критического ридера мы пригласили ряд теоретиков, писателей и активистов, как цыганского, так и нецыганского происхождения, чтобы поразмышлять о том, какие уроки можно извлечь из политической борьбы таких исторически маргинализованных сообществ как цыгане с тем, что мы привыкли определять как «общество большинства».

Идеологические институты национальных государств стремятся разобраться в текущих изменениях в обществе, эстетике и экономике, вызванных переходом из модерности в современность. В данной ситуации факт рассмотрения в качестве альтернативы тех общин, которые продолжали жить вне общественных структур на протяжении всей их истории, кажется мне более чем своевременным».

Мария Хлавайова

арт-директор BAK, редактор We Roma Reader, куратор Former West

«В самом деле, мы стали свидетелями своего рода ускорения развития проектов, касающихся цыган, в сфере современного искусства за последние пять-десять лет. Этот процесс начался с выставки Second Site в 2006, результаты и достижения которой были закреплены в рамках First Roma Pavilion на Венецианской биеннале в 2007 году.

С одной стороны, этот процесс визуализации обладает потенциалом эмансипации для цыганских художников и их сообществ, но одновременно с этим мы видим случаи злоупотребления образностью и образом жизни цыган: экзотизация, ориентализм и популяризация ошибочных идей «свободы» от современной капиталистической системы. Под последним я имею в виду, что ситуация, в которой оказываются цыганские общины, — результат самостоятельного выбора свободы. Я не верю в это и считаю это очень опасным стереотипом. Я говорю о романтизированном образе свободного, беззаботного, танцующего босиком цыгана, который до сих пор существует в воображении большинства населения. И это отводит дискуссию от тем постоянного угнетения, дискриминации и криминализации цыган.

Если мы можем констатировать, что цыганская тема стала «популярной», мы должны воспользоваться этой возможностью, чтобы обсудить реальный статус-кво в мире и сделать все возможное, чтобы использовать принципы свободы, равенства и солидарности, чтобы изменить мир. Дискуссия в отношении цыган породила много проектов с тех пор, и я рада видеть, что даже мэйнстрим-институции включаются в эту дискуссию. Это означает обсуждение мира как такового, включая всех нас, которые и в символическом и в реалистическом смысле были свидетелями и позволили дискриминацию, которой не должно быть места в том мире, который мы называем демократией.

В заголовке ридера «We Roma» мы как раз и пытались выразить это идею: мы должны оставить позади это разделения на «них» и «нас», мы живем в одном мире и проблемы этого мира — наши общие. В качестве примера хочу привести чудесную выставку, которая проводится сейчас в национальной галерее искусств «Захента» в Варшаве. Я считаю это великим достижением.

Я очень скептично отношусь к термину «цыганское искусство». Он потенциально проблематичен в осмыслении. Что же это такое? Искусство, созданное цыганами? Для цыган? О цыганах? Я думаю, художники хотят, чтобы их воспринимали, как художников, а не как представителей угнетенных. Это, разумеется, не исключает обсуждения угнетения, которое испытают их общины от доминирующего режима. Я думаю, что только тогда, когда мы избавимся от термина «цыганский художник», мы добьемся изменения в обществе, частью которого мы являемся.

Цыганская проблематика раскрывает структурные проблемы современных демократий на так называемом Западе: она говорит о том, что равенство, доступ к работе, образованию, здравоохранению и т. д., гарантированные на бумаге всем, на деле полагаются лишь избранному меньшинству. Мы должны отнестись к этому серьезно и требовать изменения в идеалах демократии. Мы должны прекратить экспериментировать с пределами исключения цыганских общин и воспользоваться их опытом, накопленным веками нахождения в угнетении, чтобы создать лучшее будущее».

Узнать больше