В постоянной рубрике на T&P студенты, уехавшие учиться за границу, рассказывают о разнице в подходе к обучению и делятся впечатлениями от перемены обстановки. Татьяна Козлова поехала учиться в Голландию, где изучает электромиграцию в наноструктурах, ведет практикумы у бакалавров, ездит на велосипеде и посещает спортзал за 100 евро в год.

Татьяна Козлова, 24 года

— Где ты сейчас учишься? По какому направлению? И как давно?

— Я сейчас получаю PhD в Техническом Университете Делфта (TU Delft), факультет Applied Science, в Королевстве Нидерланды или, если выразиться по-домашнему, в Голландии. Работаю в группе Высокоразрешающей просвечивающей электронной микроскопии (High Resolution Electron Microscopy), принадлежащей Kavli Institute of Nanoscience.

Я совсем не отношусь к своему текущему состоянию как к ученическому, предметов и лекций у меня совершенно нет. Я сама веду практикум по микроскопии у бакалавров второго курса, так что я больше исследователь и по совместительству преподаватель, чем ученик. Аспирантура у нас длится 4 года, продление можно получить при условии финансирования проекта и желания профессора. Сейчас я уже на третьем курсе, так что больше половины пути пройдено.

— Как получилось, что ты оказалась именно здесь? Как выглядел сам процесс поступления?

— Это очень длинная история, начавшаяся на четвертом курсе университета. В сентябре 2008 года возможность учиться и жить за рубежом представлялась мне фантастической, а если совсем честно, она вообще не представлялась. Я об этом не думала, училась, жила в Академгородке, делала исследовательскую работу в Институте физики полупроводников СО РАН. А потом я узнала от своей однокурсницы Вики, что существует возможность пройти летнюю стажировку в Лаборатории Энрико Ферми в Чикаго (FermiLab). И причем это не какая-то гипотетическая возможность, а вполне реальная.

Когда я занималась подготовкой документов, сложнее всего было убедить себя, что все это реально, но я решила не рефлексировать, а просто собирать необходимые бумажки и проходить собеседование. В июне 2009 я уже стояла в аэропорту Чикаго вместе с двумя замечательными ребятами из НГУ, и мы отчаянно пытались вызвать такси. Три месяца были просто обворожительны, я была в восторге от интересных людей вокруг, от иностранной атмосферы, от экскурсий по ускорителю, от того что я все-таки могу говорить по-английски без боязни, от американского духа свободы, в конце концов. Я участвовала в проекте по работе со сверхпроводниками, это совсем не по моей специальности, но меня это не пугало. Не существует ничего такого, чего человек не смог бы понять при должном желании. Америка подарила мне музыку Синатры, лучшего иностранного друга, вкус риска, свободу распоряжаться как научной деятельностью, так и жизнью в целом, ну, и, конечно, Старбакс.

После Америки я решила, что поеду учиться за рубеж, но куда и на какой срок было еще не ясно (вариант с Европой к тому времени еще не был опробован). До поступления в аспирантуру оставалось еще одно лето, я осмелела и сама нашла летнюю программу — стажировку в DESY (Deutsches Elektronen-SYnchrotron) в Германии. В эмоциональном плане эта программа прошла ровнее, чем американская — все же не первый раз. После этой стажировки мне оставалось учиться год в магистратуре НГУ, и я решила, что буду искать позицию в Европе.

Почему в Европе? Во-первых, не нужно было обязательно сдавать GRE и TOEFL, во-вторых, Европа ближе к дому, в третьих, можно посетить множество европейских стран, удовлетворив свое любопытство лягушки-путешественницы. Для получения позиции PhD, на мой взгляд, существуют два основных варианта — через университет и через профессора. В первом случае ты ищешь интересующий тебя университет и подаешь документы, перечисленные на сайте, а потом ждешь результата. Я этим путем не шла, поэтому подробно про него говорить не буду.

Во втором варианте, который выбрала я, ищешь профессора (или лабораторию, в которой хотелось проводить исследования) и пишешь напрямую ему. Профессоров можно искать, например, среди авторов статей по твоей теме. Возможно также найти открытые позиции через интернет (методом набора «Open PhD positions in…(поле интересующей деятельности)» в строке поиска). В письме профессору коротко формулируешь цель и прикладываешь свое резюме (CV) и мотивационное письмо (Motivation Letter). И ждешь ответа. Писем я отправила много (наверное, около двадцати). Кто-то мне ответил, кто-то нет. Мой совет: если вам ответили (неважно, согласились на интервью или отказали), поблагодарите. Это будет вежливо, так как человек потратил на вас свое время. Один интересный момент, который сработал в моем случае: в конце письма я делала приписку: «Если у вас нет открытых позиций, может, вы знаете другого профессора, у которого они есть?» Очень часто профессора переадресовывали мои письма своим коллегам.

В общем, в три места меня позвали на собеседование, причем не по скайпу, а сразу пригласили приехать в страну, оплатив все расходы. Места были: Max Plank Research Institute, Штутгарт (Германия), где мне выдали бы диплом EPFL (экзамены мне бы прихошлось сдавать в Лозанне); Universidad Autonoma de Madrid, Мадрид (Испания); TU Delft, Делфт (Нидерланды). Собеседования я успешно прошла везде, предложения о позициях мне делали сразу на интервью, не откладывая до просмотра других кандидатов. Конечно, я была на седьмом небе от счастья, но нужно было выбрать что-то одно, и я выбрала Нидерланды. Думаю, когда вы лично познакомитесь с возможными вариантами, у вас будут свои критерии выбора.

Документы и визу мне помогала оформлять секретарь нашей группы. Проблем не возникло никаких. Мой диплом полностью признали, ничего не пришлось досдавать. Да, и еще один совет: подавайте заявки на позиции заранее, тогда можно спокойнее выбрать, вы проходите до большого наплыва новых студентов, подготовку проще все сделать до экзаменов и защиты диплома в вашем текущем ВУЗе.

— Где ты сейчас живешь? Снимаешь или в общежитии? Как условия?

— Я сейчас снимаю квартиру в пяти минутах ходьбы от университета — это очень удобно. Когда я только приехала, то первые четыре месяца жила в индивидуальной комнате общежития (условия местных общежитий отличаются от российских в лучшую сторону). Начинать с общежития здесь — обычная практика, так как найти квартиру для съема дистанционно будет сложновато.

— Какие бонусы дает статус студента и аспиранта?


— У студентов много привилегий, связанных с транспортной системой, но про них я точно не знаю. Мне, как аспиранту, достается годовая карточка в спортзал по цене 100 евро в год, покрываются расходы на первый велосипед (до 250 евро), а еще есть годовой бонус в размере 220 евро на транспорт, велосипедные примочки и прочее. У голландских аспирантов 14 зарплат (дополнительная новогодняя и отпускные), и главный бонус — два месяца отпуска в году. Еще в кампусе есть культурный центр, в котором проводят танцевальные, певческие, музыкальные классы по скидочным ценам.

— Над чем ты сейчас работаешь?



— В настоящее время я изучаю процесс электромиграции в металлах с помощью метода просвечивающей электронной микроскопии. Электромиграция — это явление переноса вещества во внешнем электрическом поле. Вот представьте обычный провод, по которому течет ток. Его форма остается неизменной при протекании тока, материал никуда не переносится. Но эта картина меняется, если мы начинаем переходить в масштабы микро- или наноэлектроники. Плотности тока уже достаточно для переноса материала, что при определенных условиях приводит к возникновению разрыва в одном месте проволоки и накоплению материала в другом. Я изучаю электромиграцию в наноструктурах. Процесс исследуется в реальном времени, то есть наблюдение изменения морфологии проходит во время пропускания тока через структуру — это очень информативно. Исследуемые структуры (металлические мостики толщиной несколько нанометров) я делаю сама в чистой комнате, на что уходит добрая треть моего времени.

** — Можешь ли ты отметить кого-нибудь из твоих руководителей или преподавателей?**

— В моей жизни (как в карьерной, так и в личной) на каждом этапе появляются очень хорошие люди, которые меня мотивируют, вдохновляют, помогают. Без них я бы не справилась или бы оказалась в другом месте, на другой ступеньке. В этом плане, надо сказать, я очень везучий человек.

Если отмечать руководителей и преподавателей, то начать, пожалуй, стоит со школы. Я очень благодарна своей классной руководительнице и учительнице математики — Алейниковой Ларисе Николаевне. Блестящий педагог, благодаря которой у меня развилась любовь к техническим наукам, решению задач, и такие качества, как усидчивость и упорство. В университете, на первых курсах, в моей жизни появился Золкин Александр Степанович — мой первый научный руководитель, очень интересный человек, полный заразительного любопытства к жизни, который никогда не жалел своего времени на студентов. А затем, жизнь привела меня к Косолобову Сергею Сергеевичу, моему научному руководителю по диплому, как по бакалаврскому, так и по магистерскому. С ним мы провели много-много часов по обсуждению экспериментов, по подготовке презентаций и выступлений, думаю, именно он меня «слепил» в научном плане. Я всегда поражалась его душевной теплоте, терпению и способности доступно объяснять.

И, конечно, нельзя не отметить моего нынешнего руководителя — Хенни Зандбергена (Henny Zandbergen), человека с неиссякаемым фонтаном идей, что так важно в экспериментальной физике. Когда все идет совсем плохо, я просто захожу к нему в кабинет, мы говорим о планах и результатах, и все сразу становится хорошо.

— Опиши свой обычный учебный день.

— О, из-за этого вопроса я примерно полгода назад носилась целый день с камерой по университету. Отчет в стиле «Один мой день» я выложила в своем блоге.

— Ты училась в российском вузе? Как воспоминания? Чем процесс обучения отличается от учебы в российском университете?

— Воспоминания о российском вузе, а я училась в Новосибирском государственном университете, у меня самые теплые. Я горжусь своим образованием и считаю, что прошла довольно сильную школу. Справедливо сравнивать с зарубежными университетами я не могу, так как в Голландии я нахожусь в несколько другом статусе — статусе аспиранта: пар у меня нет, домашних заданий тоже, только профессор и проект.

Но поскольку здесь я веду лабораторные работы у студентов второго курса бакалавратуры, то сказать пару слов все же могу. Здешние ребята не ограничены в сроках защиты дипломов (у нас же это достаточно строго — 4 года для бакалавров и затем 2 для магистров), они могут продлить свое обучение еще на несколько лет. У этой свободы есть и положительные, и отрицательные последствия. С одной стороны, во многих студентах чувствуется гораздо больше осознанности в выборе будущей профессии. Многие из них кардинально меняют специализации после нескольких лет, например, с экономики на физику, и никто не торопится, имея возможность понять, что же все-таки нужно именно ему. С другой стороны, многие студенты просто затягивают процесс обучения, теряя много времени.

— Какое самое главное знание или умение ты получила в процессе обучения?

— Немного сложный вопрос. Думаю, одним из важных знаний было то, что нет ничего невозможного или непонятного. Я уверена, что, потратив определенное количество времени, понять и сделать можно что угодно. Главное, чтобы мотивация не иссякла до момента достижения цели.

— Где будешь работать, когда закончишь учебу?


— Мой ответ на этот довольно распространенный вопрос всегда зависит от настроения. Иногда хочется все бросить и попробовать что-то кардинально новое: журналистику или даже дизайн, развиваться и добиться чего-то совершенно нового, сменить круг общения с физического на гуманитарный. Иногда хочется остаться в науке, а иногда — перейти в индустрию. Меня успокаивает только то, что за два года до окончания университета я и подумать не могла, что буду жить в Голландии, делать аспирантуру в Техническом Университете Делфта и писать вам это письмо из-за границы.