Миллионы пользователей со всего света восхищаются TED — конференцией об идеях, способных изменить мир. Исследователь технокультуры Бенджамин Брэттон считает, что ничего хорошего в этом восхищении нет и что пора уже перестать тратить время на вдохновляющие истории личного роста других людей. Теории и практики публикуют перевод его гневной лекции — прочитанной, как ни парадоксально, на одной из последних конференций TEDx.

Наша культура иногда позволяет сказать о будущем то, что по отношению к настоящему прозвучало бы слишком жестоко или рискованно.

Но вы никогда не задумывались, почему так редко что-либо из обещанного TED становится реальностью? В выступлениях спикеров столько вдохновения и потенциала, а на деле ничего не происходит. Выходит, что-то не так с идеями? Или нельзя надеяться на то, что идеи могут изменить мир сами по себе?

Я занимаюсь исследованиями в области взаимодействия технологий и культуры. Технологии позволяют создавать нам определенные новые миры, и в то же время именно культура оказывает влияние на то, в каком направлении эти миры будут развиваться в дальнейшем. Можно сказать, где-то здесь как раз пересекаются философия и дизайн.

Я очень серьезно отношусь к формированию концептуального представления о возможностях развития технологий. Поэтому мне и многим моим коллегам кажется, что пришло время остановиться и поговорить о сущности таких явлений, как TED.

Мое выступление не будет посвящено ни моей работе, ни моей новой книге (как здесь принято), а самому феномену TED и тому, почему он, на мой взгляд, не делает мир лучше.

Первая причина — это чрезмерное упрощение.

Я хочу сразу разъяснить, что именно имею в виду. Когда умные люди, рассказывают о том, чем они занимаются, понятным каждому языком — это прекрасно. Но TED давно уже вышел за пределы простой популяризации знаний.

В качестве примера расскажу вам такую историю. Я был на презентации одного моего друга, астрофизика, которую тот проводил для своего потенциального спонсора. Выступление ученого показалось мне ясным и интригующим (сам я преподаю визуальное искусство в Калифорнийском университете и очень далек от астрофизики). А вот спонсор сказал: «Знаете, вы как-то меня не вдохновляете. Вам стоит взять пример с Малкольма Гладуэлла».

У меня просто волосы дыбом встали. Вы можете себе такое представить?

То есть получается, что человек, который занимается наукой и действительно вырабатывает новые знания, должен уподобиться какому-то журналисту! Это — не просто популяризация. Здесь повествование о научных достижениях предлагают сделать настолько доступными, чтобы его можно было проглотить не разжевывая. Если мы будем двигаться в этом направлении дальше, то таким образом не сможем решить ни одну из наших мировых проблем — мы просто создадим еще одну.

Поэтому мне бы хотелось задать этот вопрос: распространяет ли TED действительно такую идеологию, по которой поддержка деятельности ученых (а также художников, философов, активистов или кого-либо еще) должна обеспечиваться только в том случае, если их выступления не очень «напряжно» слушать?

Я думаю, что астрофизика в формате передачи «Стань Звездой» — это культурная катастрофа.

Что такое TED?

Итак, давайте подумаем, что же такое TED на самом деле.

Можно сказать, что это проект, как бы подразумевающий, что если рассказывать об идеях, способных изменить мир, мир действительно изменится. Но, как мы видим, этого не происходит в реальности — и это еще одна проблема.

Конечно же, сокращение TED должно расшифровываться как Технологии-Развлечения-Дизайн (о каждом из этих компонентов мы подробнее поговорим в дальнейшем). Но, по моему мнению, его честнее было бы назвать так: Обывательский Мегацерковный Инфотейнмент.

Ключевой риторический прием спикеров TEDa — это комбинация из рассказа о своем «озарении» и формулировании десяти собственных заповедей. При помощи этих нехитрых средств выступающий может поведать слушателям всю историю своих взлетов и падений.

Чего же ждет от такого выступления аудитория — чужого озарения, мимолетного ощущения чуда, намека на то, что у всех все получится? Или просто, как говорится, позитива?

Не хочу никого расстраивать, но все эти эмоции не имеют никакого отношения к решению мировых проблем. Настоящие решения не могут быть одноходовыми, они не лежат на поверхности. Осуществления этих решений не может зависеть от того, что какие-то люди испытали минутный прилив позитивной энергии. Не надо тратить чужое время и стараться изо всех сил, выплясывая, как в рекламном ролике. Это не только не поможет — это цинично.

Не так давно поднялся шум из-за того, что главный офис TEDа разослал письма организаторам локальных TEDx конференций с просьбой не приглашать спикеров, специализирующихся на паранормальном, теориях заговора, нью-эйдж медицине и т.д. Вместо этих пустых тем для выступлений кураторы TEDx должны выбирать другие — оригинальные, но все же связанные с реальностью. Стоит сказать, что многие люди действительно очень серьезно воспринимают TED и готовы верить всему что говорится под этой маркой. Поэтому жест центральной организации, безусловно, заслуживает уважения: сказать „нет« хотя бы псевдонауке и псевдомедицине.

Но… кроме псевдонауки и псевдомедицины существует также псевдополитика и псевдоинновации — и в борьбе с этими направлениями TEDу еще есть куда стремиться.

«Если вы не циник, вам стоит отнестись к псеводополитике и псевдоиновациям скептически — так же скептически, как вы относитесь в псевдомедицине»

Настоящий апофеоз псевдополитики и псевдоинноваций был достигнут на конференции TEDx Сан Диего в 2011 году. Вы наверное помните Kony 2012 — медиакампанию, направленную против военных преступлений в центральной Африке? Евангелический серфер Бро поехал помогать бедным детям и снял видео, в котором в трех словах рассказал о геноциде в Африке. Аудитории TED его выступление показалось поверхностным и больше похожим на частную галлюцинацию. Никаких дискуссий об африканской геополитике не последовало. Kony по-прежнему в Африке. Конец.

Когда между вдохновением и манипулированием по сути не делается различия, вдохновение можно трактовать и как помутнение рассудка. Если вы не циник, вам стоит отнестись к псеводополитике и псевдоиновациям скептически — так же скептически, как вы относитесь в псевдомедицине.

«Т» и Технологии

Технологии-Развлечения-Дизайн. Давайте немного пройдемся по всем этим направлениям.

Итак, технологии.

Мы постоянно слышим, что в мире все все время меняется, и что даже сама скорость изменений только набирает обороты. И если с этим утверждением легко согласиться в отношении технологий, то все же нужно признать, что параллельно с этим происходит культурная деакселерация.

Мы вкладываем огромную энергию и деньги в информационные технологии будущего, в том числе в наши собственные автомобили. Но возвращаемся на них в дома, похожие на китчевые переделки архитектуры XVIII века. Нам предлагают будущее, в котором все изменится, только если все останется прежним. У нас будут очки Google, но дресс-кодом по-прежнему останется деловой костюм.

Неужели эта робость — и есть наш путь в светлое будущее? Нет, это безумно консервативное поведение, и нельзя надеяться на то, что пара лишних гигафлопсов помогут нам что-нибудь изменить.

В моей работе я исследую технокультурные сдвиги — от постгуманизма к постантропоцентризму. В выступлениях TED очень много веры в технологии и совсем мало внимания уделяется нашим обязательствам при использовании этих технологий. Это псевдотехнорадикализм — мы просто восхищаемся тем, чем нам удобно восхищаться.

Видимо, устройства, которые мы используем, будут становится умнее, а мы сами — тупее. Но такой вариант будущего не единственный. Мы тоже можем поумнеть.

«Е» и Экономика

Было бы лучше, если бы средняя «E» в названии TED обозначала бы не «Развлечения», а «Экономику». Сегодня нам просто необходимо придумывать и разрабатывать новые альтернативные системы экономического обмена. Потому что старых моделей взаимоотношения государства и рынка недостаточно — а наши дебаты о них и все еще остаются на уровне обсуждений времен Холодной войны.

Еще хуже, когда в разговорах об экономике употребляют термины из метафизики: как будто реально существующая система — это просто плохое воплощение прекрасного идеала.

Коммунизм в теории — это уравнивающая всех утопия.

Но реальный коммунизм — это экологические катастрофы, государственный шпионаж, дрянные машины и ГУЛАГ.

Капитализм в теории — это космические ракеты, наномедицина и спасающий Африку Боно из U2.

А реальный капитализм — это работа в WalMart, нелепые загородные коттеджи, бездомные, живущие в канализационных трубах, телеведущий Райан Сикрест… плюс экологические катастрофы, государственный шпионаж, дрянные городские автобусы и тюрьмы, в которых эксплуатируют заключенных.

Почему вся амплитуда доступных нам изменений — это прибавить к тому, что у нас уже есть, немного Кейнса или, наоборот, немного Хайека?

В последние века удалось достичь колоссальных улучшений качества жизни для огромного количества людей. Парадокс заключается в том, что сложившаяся на сегодняшний день система — как бы мы ее не называли — способна создать за короткий промежуток времени невероятные технологии, но при этом сама же подавляет их расцвет. Сегодня нам как никогда необходимо новое устройство экономики.

«D» и Дизайн

Возможно, пора признать, что дизайн — это не панацея. О дизайне легко начать говорить с энтузиазмом, как и о будущем, — при этом человек не рискует показаться невежливым, как если бы стал указывать на находящихся в этом зале «белых слонов».

Мобильные, беспилотники и геном — то, чем мы занимаемся здесь в Сан Диего и Ла-Хойе. В дополнение ко всем прекрасным возможностям, которые дарят нам эти технологии, не нужно забывать, что они также служат основой для шпионажа Агентства национальной безопасности, для летающих роботов, способных убить людей, и оптовой приватизации биологической жизни. Да, ко всему этому мы тоже имеем отношение или будем иметь отношение в ближайшем будущем.

Потенциал новых технологий чудовищен и спасителен одновременно. Но для того чтобы они работали во благо человечеству, мы должны больше говорить о дизайне как о своеобразной «вакцинации», которая могла бы предотвратить развитие определенных технологий по плохому сценарию.

Заключение

У меня нет одного простого решения, нет никакой волшебной идеи — и это важно. Я думаю, что если бы можно было вот так запросто решить ключевые проблемы человечества, то многие из присутствующих здесь остались бы без работы (а может, и вовсе оказались бы в тюрьме).

Да, у нас нет недостатка в темах для серьезных дискуссий. Но нам нужно больше говорить о разнице между цифровым космополитизмом и сетевым феодализмом. А также о необходимости написания квир-истории информатики и о том, что пора уже сделать день рождения Алана Тьюринга государственным праздником!

Мне бы хотелось, чтобы в новых картах мира читался не старый колониализм и не мифы бронзового века, а что-то другое.

Но ничего другого на TEDe нет.

«Если мы действительно хотим преобразований в мире, то нам придется рубить такие глыбы — историю, экономику, философию, искусство, а также нашу собственную противоречивость»

Проблемы — это не пазлы. В детских мозаиках все частички уже даны, их просто нужно правильно сложить. Но когда вы пытаетесь решить какую-нибудь проблему, приходится думать, какими вообще могли бы быть нужные вам частички.

Если мы понимаем под «инновациями» перекладывание уже имеющихся у нас деталей с добавлением к ним большей вычислительной мощности, то это не такая уж гениальная идея, которая поможет нам восстановить статус-кво. Это, скорее, и есть нарушенный статус-кво.

Один спикер TED недавно сказал: «Если мы разрушим границы, то единственной оставшейся границей будет наше воображение». Но это неправда.

Если мы действительно хотим преобразований в мире, то нам придется рубить такие глыбы — историю, экономику, философию, искусство, а также нашу собственную противоречивость. А если мы отложим все это в сторонку, чтобы сосредоточиться только на технологиях или инновациях, то тем самым как раз сделаем истинные преобразования невозможными.

Вместо того чтобы в разговорах упрощать до предела наше будущее, нам нужно стремиться к тому, чтобы у людей росло общее понимание сложности систем, в которых мы завязаны и которые завязаны на нас. Не нужно больше никаких «личных вдохновляющих историй», нужна тяжелая работа по демистификации и реконцепуализации технологий: требуется новый формат нашего жесткого диска. Другими словами, больше Коперника и меньше Тони Роббинса.

На социальном уровне нельзя достичь более глубокого дна, чем вкладываться в проекты, которые заряжают слушателя позитивом, но ничего не меняют на деле, и не поддерживать стоящие проекты, просто потому что их создатели не достаточно увлекательно о них рассказывали. Если мы будем действовать так и дальше, то в какой-то момент оставаться на позитиве уже будет невозможно — потому что ни одна проблема так и не будет решена.

Лечение с помощью плацебо в этом случае не просто не эффективно — оно опасно. Оно направляет ваш интерес, энтузиазм и возмущение в черную дыру аффектации.

«Расслабьтесь и просто продолжайте заниматься инновациями» — это и есть главное послание TED? Где здесь вдохновение? Это же просто цинично.

В США консервативное крыло пытается зомбировать реальность с помощью телеканалов. Что-то похожее, хотя и другим способом, делает TED.