«Конкуренция обеспечивает эффективность», — мы повторяем эту мантру, словно это основной закон природы. На самом деле, борьба за выживание может обернуться неоправданными тратами и всеобщей гибелью, о чем пишет выдающийся биолог Ричард Докинз и экономист Роберт Франк. T&P перевели эссе о вреде естественной конкуренции.

«Стволы деревьев — живые памятники бесполезной конкуренции», — утверждает Ричард Докинз в своей книге «Величайшее шоу на Земле: свидетельства эволюции». Кроны деревьев, считает ученый, похожи на «воздушный луг, поднятый на сваях, чтобы собирать солнечную энергию». При этом большая часть энергии тратится впустую и направляется в сами стволы, единственная функция которых — поднимать кроны выше в воздух. Деревья могли бы получать столько же энергии при меньших затратах, если бы находились ближе к земле. Если бы все деревья разом смогли стать короче, каждое из них могло бы экономить энергию, и лес в целом стал бы более эффективен.

$62-миллионный памятник «здоровой конкуренции» существует в здравоохранении. Производители лекарств тратят 24% прибыли на маркетинг, и только 13% на исследования. Диагнозы должны основываться на объективных медицинских показаниях и публичных данных. Подобные траты на подготовку армии продавцов рифмуются с логикой роста деревьев: ни одна компания не может рисковать и выйти из игры.

Экономист Роберт Франк придумал термин «клин Дарвина» для описания ситуаций, в которых индивидуальные стимулы ценятся выше коллективных целей (иногда даже ценой всеобщей гибели). Клин Даврвина применим к целому классу проблем, в которых локальные, предположительно рациональные, решения все вместе оборачивались катастрофой (посмотрите на рыночную ошибку суммирования). Они включают в себя трагедию общин, дилемму заключенного и равновесие Нэша. Использование в них близорукой логики максимальной выгоды заканчивалось плохо для всех участников. Но решение этих задач с использованием координированных действий и поддержания общих договоренностей может быть направлено на пользу каждого. Свободные рынки не подходят для подобных сложных, единовременных, синхронных для множества участников изменений.

Преимущества конкуренции растут из ограничений, которые она создает. Продуманные ограничения и творческий ответ на них могут работать лучше, чем бездумная «естественная» конкуренция. Действия человека не являются саморегулируемыми, это мы их регулируем. Мы обеспечивали себе групповое выживание на протяжении 10 000 поколений. Теперь мы стоим перед выбором — позволить рынку сделать нас такими же тупыми, как деревья, или управлять конкуренцией для достижения лучших результатов.

Подробнее узнать о нездоровой естественной конкуренции и «клине Дарвина» можно на сайте Big Think.