Социальные договоренности и чувство справедливости вплетены в нашу биологию. Они появились в ходе эволюции, утверждает в своей книге Moral Origins социальный антрополог Кристофер Боэм. T&P перевели текст журнала Scientific American с основными тезисами из книги Боэма.

Cоциальный антрополог Кристофер Боэм пришел к заключению, что наши предки, скорее всего, претерпели важную политическую реформу, перейдя от иерархической системы «кто сильнее, тот и прав» к более справедливой и эгалитарной. Около 250,000 лет назад выживание превратилось для них в «командный спорт», потому как охота в составе группы оказалась намного продуктивнее, чем поодиночке. Но даже с помощью соплеменников многие вылазки оказывались неудачными — в среднем, около четырех из ста дней охоты оказывались успешными. Справедливое распределение добычи стало обязательством — подобная социальная страховка распространяла риски и выгоды на всех жителей племени. Кооперация процветала, также как и сообщества с наиболее эффективными механизмами распределения благ.

Боэм рассказывает, что успешные племена внедряли правила, предотвращавшие рост эгоизма, кумовства или клановости. Для этого использовались упреки, насмешки, глумление, бойкотирование, изгнание и лишение жизни (последнее обычно делегировалось родственнику провинившегося, чтобы исключить кровную вражду). Мясо распределялось не успешными охотниками, а нейтральными членами племени. Чрезмерно доминантное поведение, например, претендование на несоразмерно большой кусок добычи, порицалось, а сильные злоупотребления властью устранялись. Неприятие тирании и несправедливости до сих пор остаются основами сохранившихся охотнических сообществ. Эти правила углубляются на 10 000 поколений нашей истории.

«Наши предки научились работать в команде. Они участвовали в интеллектуально направляемом естественном отборе внутри сообщества, начиная воспринимать отзывчивых соплеменников как своих друзей, и сторонясь тех, кто оказывался никудышным помощником».

Социальные наказания оказались мощными механизмами формирования личности. Самоконтроль стал наиболее выгодной стратегией для избежания порицания. Стыд и вина стали инструментами для передачи логики коллективного договора, который оказался закодирован в нашей биологии. Мы начали интуитивно распознавать то, за что могли быть подвержены наказанию, и начали чаще наказывать сами себя. Баланс между кратковременным стремлением к индивидуальному благополучию и долгосрочными или групповыми интересами оказался наиболее эволюционно продуктивным. Самоконтроль, особенно в сфере социальных порядков, стал необходим для выживания.

Наши предки научились работать в команде. Они участвовали в интеллектуально направляемом естественном отборе внутри сообщества, начиная воспринимать отзывчивых соплеменников как своих друзей, и сторонясь тех, кто оказывался никудышным помощником. Справедливость, как писал греческий поэт и соперник Гомера Гесиод — «лучший подарок Зевса» людям. Лучший или нет, но без него человечества бы, скорее всего, не существовало.

Подробнее прочитать о том, почему справедливость — это результат человеческой эволюции, можно на сайте журнала Scientific American.