24 февраля в DI Telegraph пройдет лекция Максима Лобанова о том, что такое локализация, чем она отличается от обычного перевода и какие возможности открывает для тех, кто изучает языки. Лектор рассказал T&P, как развивалось это направление и почему Чуковского и Заходера тоже можно считать локализаторами.

Максим Лобанов

руководитель группы локализации, Google Россия

— Современная локализация — новый этап эволюции перевода. Считается, что она зародилась в недрах разработческих контор, однако, это совсем не так. Задолго до появления первых массовых компьютерных программ люди уже вовсю локализовали книги. Локализацией занимались Чуковский, Заходер, Лунгина, Брауде. Благодаря локализации у нас сегодня есть наши собственные замечательные Винни-Пух, Муми-Тролль и Карлсон. Эти герои стали нам такими родными именно благодаря той огромной работе по адаптации текста, которую проделали наши замечательные писатели и переводчики.

Однако само понятие локализации получило свое развитие именно с появлением компьютерных программ и игр, которые нужно было продавать за рубеж. Тогда-то и стали появляться первые «русЕфекации», которые, конечно, часто грешили машинным переводом, жестокой бессмысленностью и ошибками. Однако то незабываемое время дало нам такие шедевры, как «Ветер в харю» (Midtown Madness 2) или «Не верь в худо» (The Neverhood). Кто помнит, тот поймет.

С тех пор многое изменилось. На рынке появились огромные международные агентства, которые выполняют локализацию для не менее огромных IT-компаний. Для многих IT-стартапов одной из важнейших задач становится определить наиболее доходные рынки сбыта и локализовать свои продукты на соответствующие языки. Локализуются многие бренды и названия. Локализуются рекламные кампании и сайты. Даже таблички на

дверях номеров в отелях.

И вроде все уже есть в этой локализации. И деньги, и инновации, и возможности для развития творческого потенциала. Не хватает, пожалуй, только одного. Новых Чуковских и Заходеров.