В связи с деиндустриализацией развитых капиталистических стран в 1970-е годы изменился и сам характер труда, где ведущую роль начали играть коммуникация, язык, производство идей и аффектов. Ведущие философы, художники, социологи и критики всего мира уже несколько десятилетий пытаются осмыслить структуру новых производственных отношений. Т&P публикует очередную серию цитат из архивных номеров «Художественного журнала», посвященных проблеме труда в современном обществе и искусстве.

Прошло время, когда на постсоветском пространстве наизусть заучивали строки из статьи Энгельса «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека». Вместе с отторжением марксистской идеологии постепенно исчезал и возвышенный взгляд на ту способность, которая еще недавно признавалась ясной и фундаментальной. Нарастающая мощь технического прогресса и виртуализация человеческой жизни привели к пересмотру прошлых определений, переходу от ремесленного восприятия труда — к концептуальному, и чем сложнее становится процесс установления границ, тем сильнее феномен труда привлекает художников. Предметом новых инсталляций и перформансов становится не только критика глобальной экономики, но сама творческая способность — как трудовой процесс. Что же значит труд для современного художника, и как понять, трудился ли автор, создавая свой шедевр?

Борис Гройс

философ, теоретик и критик современного искусства

«После того как искусство сделало предметом своего внимания работу другого, вместо того чтобы предлагать собственную работу вниманию других, труд художественной организации и оформления превратился в повседневный дизайн и аутодизайн. Это не значит, что искусство растворилось в дизайне и стало ненужным, чего многие опасаются. Искусство наших дней документирует труд, инвестируемый в формирование вещей, — труд, который упускается из виду даже в том случае, когда мы сталкиваемся с индивидуальной работой дизайнера, а не просто с редуцированным, стандартизированным, индустриальным производством. За поверхностью дизайна скрывается работа, необходимая для его производства, ведь он показывает только результат этого процесса — в итоге сам процесс теряется из виду. Основная тенденция современного искусства заключается в том, чтобы превратиться в документацию трудового процесса — отказавшись от демонстрации его результатов. Труд выступает как жизненная форма, которая не может формироваться посредством искусства, а может лишь документироваться».

Читать полностью «Глядя на труд другого»

«Должен признаться, что я слишком марксист — а значит, и материалист, — чтобы верить в нематериальный труд. Труд всегда материален, поскольку производит материальные объекты — в том числе тексты, математические формулы, компьютерные программы, дизайнерские проекты, вебсайты и т.д. Все это товары, которые можно продать. И концептуализм, кстати, представляет собой пример того, что никаких таких материальных идей нет и что текст на картине является вариантом изображения. Эпоха концептуализма — это прежде всего эпоха структурализма и постструктурализма, которые согласны в том, что никакого нематериального мышления нет, а есть только вполне материальное манипулирование материальными знаками: языковыми, визуальными и т.д. И это манипулирование всегда является трудом, то есть всегда утомительно, всегда в конечном счете монотонно и навязано извне».

Читать полностью «Концептуализм — последнее авангардное движение»

Маурицио Лаззарато

итальянский теоретик, представитель пост-операизма

«За статусом независимого работника-фрилансера мы на самом деле обнаруживаем пролетария умственного труда, признаваемого в данном качестве только лишь эксплуатирующими его работодателями. Необходимо отметить, что в таком модусе трудовой экзистенции становится все более сложно различать рабочее время и отдых. В некотором смысле жизнь становится неотделима от работы. Данная форма труда также характеризуется реальными функциями управления, состоящими в: 1) определенной способности управлять социальными отношениями и 2) извлечении социальной кооперации из структур бассейна нематериального труда.

Работники нематериального труда (занятые в сферах рекламы, моды, маркетинга, телевидения, кибернетики и так далее) удовлетворяют спрос со стороны потребителей и одновременно сами создают этот спрос. Факт одновременного производства нематериальным трудом субъективности и экономической ценности показывает, как капиталистическое производство распространилось в наших жизнях и разрушило все оппозиции между экономикой, властью и знанием».

Читать полностью «Нематериальный труд»

Станислав Шурипа

художник, куратор, критик

«Сериализация — это крах сакрализации: ксероксы и портативное видео-аудио в конце 60-х оказались средствами экзорцизма, предметом искусства стал сам художник как форма жизни, исключающая синтез и валоризацию духовного. С тех пор каждое поколение в искусстве — это новая техническая проблема. В эпоху мультимедиа историцистские маркеры отсылают к традициям принципиально иначе: каждое «пост-» означает лишь фазу рассеивания идей, каждое «нео-» — это призыв к реуниверсализации.

Принцип и правило больше не господствуют над трудом: это орудия, а идеологии стали сюжетами. Новое понимание материальности облегчает произведение: работа сегодня состоит в увязывании комплексов идей, а не в запечатлении идеи в материале. Материя — это информация, которая служит сырьем для работы концепта: медиа расширяют область ощутимого и, следовательно, материальность — это техническая условность».

Читать полностью «Произведение искусства как эффект когнитивной оптики»

Сергей Огурцов

художник, поэт, критик

«Чуткие к сопротивлению материала художники понимают, что делать искусство по методам Дюшана и Кошута стало слишком легко. Поскольку скорость смыслов в менеджменте общих знаний предельно возросла, ментальные трудозатраты сами по себе более уже не обеспечивают сопромат. Если с начала прошлого века и до 70-х годов именно когнитивный труд требовал наибольших усилий, тогда как индустриальные технологии «сами» могли производить объекты-носители идей, то сегодня именно идеи генерируются автоматически, как чудеса для кроманьонцев.

На таком фоне в искусство незаметно возвращается ручной труд. Речь, конечно, не о валоризации ремесленничества, не об отказе от технологий или об отрицании когнитивной компоненты искусства. Суть в изменениях, с одной стороны, природы самого знания, а с другой — методов работы с идеями, что приводит к открытию в искусстве измерения, отличного от знания (и языка)… Материальность объекта искусства, требуя от художника физического, ручного труда по ее формированию, призвана самым непосредственном образом ввести в произведение (временную) длительность. Объект искусства — этот видимый глазу в пространстве образ — служит лишь интерфейсом разворачивающейся во времени ситуации, которой на самом деле и является произведение».

Читать полностью «Назад к вещам!»

Мария Чехонадских

теоретик, критик

«Возникновение и распространение новых форм занятости было спровоцировано переходом к специализированному производству и системе глобального разделения труда. Предприятия нового типа используют гибкие и децентрализованные формы трудовых отношений, а также частичную или удаленную систему занятости. Неуверенность в завтрашнем дне, тревожность, нестабильность социального и экономического положения стали экзистенциальной основой современного общества. Если мы начнем проблематизировать эту «экзистенциальную основу», то постепенно прийдем к пониманию того, что пределы нестабильности зависят от конкретных политических установлений. Для описания такого типа трудовых отношений принято использовать термин “precarious work” (нестабильная занятость), тогда как совокупность изменений условий жизни и труда получила терминологическое наименование “precarity” (прекаритет)».

Читать полностью «Трудности перевода: прекаритет в теории и на практике»

Илья Будрайтскис, Александра Галкина

историк, художник, публицист; художник, куратор

«Раскрываясь для наблюдения и анализа, деятельность художника оказывается скрытой для рынка, не означая более ничего, кроме «потерянного времени», постыдного удовольствия «проживания» каждого отдельного жеста, действия, производимого на экране компьютера. Игра, представляющая собой не что иное, как самый наглядный образец идиотизма, дистиллированной глупости, неожиданно предстает в качестве прямой метафоры неотчужденного труда художника. Точность этой метафоры обусловлена самой позицией наблюдения, прицельного исследования «скрытых» сторон культурного производства, не предполагающего законченных моделей взаимодействия художника и контекста. Таким образом, этика может быть понята как неограниченная возможность познания — в сущности, единственного инструмента, которым художник может располагать в полной мере».

Читать полностью «Reclaim the Game. Возвращаясь к труду»

Кети Чухров

доктор философских наук, теоретик, поэт

«Американская художница Мика Роттенберг показала в рамках берлинского Арт-форума работу «Тесто» (Kunstwerke, Berlin — сентябрь, 2006). В выставочном зале выстроена тыльная сторона рабочего цеха. Зритель видит только крутящийся на потолке вентилятор и слышит звуки производства, но сам процесс труда от него скрыт. Дойдя до конца комнаты, он поворачивает налево, входя в узкий коридор, в конце которого идет видео, изображающее фиктивный процесс производства теста. Каждая из женщин-работниц находится на отдельном уровне деревянной конструкции, выполняя свою работу: кто-то замешивает тесто; кто-то кладет его на конвейер; само тесто, пройдя определенный уровень переработки, просачивается далее через дыры в полу, пока на последнем этапе не упаковывается в полиэтилен; и абсурдный цикл начинается заново.

На первый взгляд художница пытается прокомментировать проблему труда, его бессмысленности в постиндустриальном обществе. Но на самом деле она демонстрирует не только отчуждение рабочих от продукта прозводства, но, в первую очередь, свое гражданское и онтологическое отчуждение от трудящихся. Как будто производственный труд это нечто нелепое, почти комичное или даже обсценное; будто трудящийся человек не может в процессе труда ни познавать, ни чувствовать, ни надеяться… Героизация трудящегося в советском кино и художественной эстетике была другой крайностью, но взамен, именно в Советском Союзе, труд был онтологически маркирован как центральное событие существования. В вышеупомянутой же работе художница демонстрирует лишь нескрываемое любопытство постиндустриального человека, попавшего на 50 лет назад и обнаружившего в индустриальной эпохе неких «неандертальцев», тела которых непосредственно включены в машинное производство. В результате процесс труда действительно выглядит странным, «псевдоавангардным». Но в отличие от брехтовского остранения, где субъектом, остраняющим свой социальный статус, является сам «рабочий», здесь формализованная иллюстрация забытой патетики труда иронизирует над самой тяжестью усилий, представляет их в качестве любопытного шоу, симулятивного театра, зрителем которого может оказаться только европейский «буржуа», но ни в коем случае не сам трудящийся. Таким образом, даже социально актуальное искусство не может избежать замкнутого круга, в котором страдающую трудящуюся толпу можно лишь накормить подобно скоту».

Читать полностью «Диалектика мейнстрима»

Елена Сорокина

художественный критик, куратор

«Производство материальных продуктов вытеснялось в экономике США менеджерской деятельностью. В ответ на эти изменения художники исследовали собственный труд, примеряя новые идентичности и изображая себя рабочим или менеджером вместо «автора» и «гения». Проявляя «классовую солидарность», а также реагируя на возрастающую профессионализацию искусства, некоторые художники откровенно имитировали образ рабочего. Джексон Поллок, например, документировал свой рабочий процесс, будучи исключительно в джинсах и рабочей блузе, подчеркивая при этом физические усилия дриппинга. Ричард Серра также охотно подчеркивал близость своей деятельности с трудом, а своего имиджа с рабочим классом — одним из основных мифов ХХ века.

Диагностируя зарождающийся переход от производства к потреблению на заре американского потребительского общества, Энди Уорхол менял свой имидж, иногда показывая себя «рабочим от искусства», а иногда бизнесменом и менеджером, директором «Фабрики». Таким образом, ведущие художники настаивали на взаимосвязи между искусством и социально-экономическими условиями его производства, также демонстрируя свою способность их рефлектировать и репрезентировать. Критическая доминанта была при этом очень важной составляющей: переосмысление статуса произведения искусства сопровождалось исчезновением арт-объекта, введением категории участия зрителя и явным уклоном к дематериализации искусства».

Читать полностью «Виртуозность и рукотворность: трудоинтенсивный подход в искусстве»

Питер Осборн

британский философ, теоретик искусства

«Мне трудно безоговорочно принять концепцию нематериального труда, равно как и отождествление концептуального искусства с дематериализацией произведения. Примечательна параллельность этих концептуальных ошибок. На мой взгляд, они исходят из неверного понимания нематериальности. Названные процессы можно представить дематериализацией или нематериальностью лишь с точки зрения физикалистской концепции материальности XIX века. Я же предпочитаю мыслить эти процессы как новые формы материализации.

По сути своей данные процессы коммуникативны и обусловлены определенными материальностями, определенными технологиями и определенными общественными отношениями. Поэтому формулировка «нематериальный труд» уводит от сути коммуникативных практик и концептуальной работы. Тем не менее это позволяет обозначить связь между концептуальным искусством 1960-х и последующим развитием информационных технологий. Именно эта связь, на мой взгляд, и делает возможным сближение постконцептуального статуса произведения и новых интернациональных институций; для первого и второго средством служат коммуникативные технологии.

Противоречия усугубляются по мере того, как Лаццарато, Хардт и Негри пытаются отойти от политической экономии Маркса, отказаться от Марксовой теории стоимости. Так, термин «нематериальное» подчеркивает, по мнению этих авторов, что стоимость более не зависит от затраченного на труд времени. Однако подобное различение классического промышленного и современного постиндустриального труда слишком недиалектично. Они, разумеется, и не стремятся к диалектике, но продуктивности я в этом не вижу никакой».

Читать полностью «Интеллектуальный поворот»

Дмитрий Виленский

художник, куратор, критик, участник группы «Что делать?»

«Мастерство современного художника меньше всего заключается в умении рисовать, делать скульптуры и вообще что-либо делать руками. Процесс создания искусства происходит уже не в мастерских и даже не за компьютером, а во время обсуждения, участия и непосредственной работы над реализацией конкретных проектов.

Изменился, прежде всего, характер работы художника. Его труд, как и в других областях человеческой деятельности, становится все менее материальным. Современная работа художника — это прежде всего умение коммуницировать с другими участниками проекта, находить точки социального напряжения и людей, связанных с этой проблематикой, умение вовлекать их в совместную работу — то есть находить творческих исполнителей для решения самых сложных технических задач».

Читать полностью «Зачем нам нужно новое поколение художников»

Оксана Тимофеева

философ, критик

«Возникая из затраченного на товарное производство труда, из рабочего времени, которое поддается измерению и обобщению, стоимость затем отрывается от своего истока и начинает жить своеобразной взрослой жизнью. Она, скажем так, забывает о собственном происхождении. И мы тоже забываем о ее происхождении — мы, которые знаем, где в современном, постмарксистском мире сосредоточены главные носители стоимости — торговые марки, а где — реальное производство товарных тел.

Забвение труда капиталом становится все более глубоким, вплоть до того, что говорят уже об исчезновении труда, как если бы последний в своей грубой простоте взял и самоустранился из этого дивного имматериального общества потребления. Забвение как условие возможности для идеологической инверсии, благодаря которой утверждаются отношения превосходства — как между категориями (превосходство стоимости над трудом), так и между классами (превосходство потребителя над производителем). Сходным образом и в религии устанавливается превосходство души над телом — чтобы, неся в себе тяжелый внутренний разрыв, люди могли скорее привыкнуть к рабству».

Читать полностью «Кто сказал "сакральное"?»