The Atlantic пишет о новом исследовании, где указывается, в каком возрасте обычно свершаются прорывные научные открытия, когда они происходят у теоретиков и экспериментаторов и почему эти правила не касаются гуманитариев. T&P выделили в тексте самое главное.

Национальное бюро экономических исследований Америки изучило самые важные события в карьерах великих изобретателей и лауреатов Нобелевской премии и выяснило, что лучшее время для научных прорывов приходится на вторую половину декады после тридцатилетия. Ближе к началу XX века озарения посещали изобретателей несколько раньше из-за того, что им приходилось меньше учиться, чем современным ученым.

Исследователи в «абстрактных» областях знания — таких, как искусство или физика, — получают Нобелевские премии раньше, чем их коллеги в более точных науках вроде медицины или истории. Другое исследование, проведенное в 1977 году, показало, что физики-лауреаты Нобелевской премии как правило заканчивали свою призовую работу в возрасте около 36, химики — в 39 и доктора медицины — в 41.

Так почему вторая декада после тридцатилетия? Наиболее очевидный фактор — образование. Будущие ученые с 5 до 18 лет проводят в школе и затем еще до 30 получают ученую степень. Остается только потратить несколько лет на освоение профессии и потом уже найти способ вписать свое имя в историю. Тем временем, научные открытия в престарелом возрасте происходят нечасто — с годами мы вкладываем все меньше сил в образование, и наши навыки постепенно становятся неактуальными.

Самым молодым Нобелевским лауреатом на данный момент является российский физик Константин Новоселов. За изучение графена он получил премию в 36 лет.

Впрочем, что касается гуманитариев, иногда кажется, что для них возраст вообще не важен. Около 40 процентов лучших стихотворений Роберта Фроста и Уильяма Карлоса Уильямса были написаны после 50 лет. Лучшие картины Поля Сезанна были закончены в год его смерти.

Исследование NBER обнаружило, что исследователи, работающие как теоретики, как правило, делают свои открытия раньше, чем коллеги-экспериментаторы на 4,6 лет. Это происходит по двум причинам: во-первых, теоретикам не нужно проводить серию экспериментов, чтобы опубликовать свою статью. Во-вторых, новый подход к старым знаниям подталкивает их увидеть изломы, которые были недоступны их предшественникам.

Так это объясняется в статье: «Наиболее важная работа по созданию новых концепций как правило связана с радикальными отступлениями от существующей парадигмы. Способность распознать и оценить эти радикальные отступления может быть наиболее ценной вскоре после первого знакомства с ней, пока она еще не начала приниматься как должное».

Подробнее узнать о лучшем возрасте для научных прорывов можно на сайте The Atlantic.