2 марта в Москве впервые состоится Science Slam — битва ученых в формате стэндапа на сцене бара или клуба. На ней исследователи из разных областей науки максимально просто и доступно расскажут о темах своих работ. Например, можно будет узнать, что такое теория «мертвых зон внимания», в каких регионах России можно использовать альтернативные источники энергии, на чем работает марсоход Curiosity и почему компьютеры могут вновь стать огромными. T&P попросили одного из организаторов и одного из участников битвы рассказать о том, почему о науке нужно рассказывать в баре и как адаптировать сложную тему для широкой аудитории.

Михаил Тупикин, координатор Science Slam в России.

Идею нам подкинул Грегор Бенинг, организатор Science Slam в Германии. Вообще, выступления в барах поэтов и стендаперов — довольно привычная практика в западных странах, поэтому кто первым это придумал, сказать сложно. Мы идею адаптировали: если у немцев самое главное — это веселое выступление с участием ученого, то у нас главное — интересный и понятный рассказ об исследованиях. Мы никогда не предлагаем участникам танцевать про науку или читать рэп. Важно, чтобы зрители услышали что-то новое для себя.

Формат для России подошел просто отлично: в нашей стране мало видов досуга, за которые не было бы стыдно. Поэтому качественные события принимаются на ура: мы в газете «Бумага» уже имели опыт проведения событий, и у нас был кредит доверия. Поэтому мы предложили JetBrains: давайте вытащим ученых в бар? Им идея пришлась по нраву, и они стали спонсировать наши события. На первое мероприятие пришло сразу 300 зрителей, и мы поняли, что спрос есть. Теперь мы регулярно организуем такие события вместе.

У всех ученых своя мотивация для того, чтобы участвовать в слэме, но самые лучшие выступления получаются у тех, кто действительно любит свою работу и воспринимает наше мероприятие как вызов: показать широкой публике, как круто заниматься наукой, причем играя на чужом поле — выступать не в университете, а в баре. Для участников мы проводим тренинги в течение месяца, чтобы помочь им сделать выступление интересным, не потеряв научной достоверности.

Среднего участника описать сложно: в Петербурге у нас уже приняло участие 20 ученых, от филологов до астрономов. Сама специфика научной области задает определенные особенности: ну как можно рассказать о психологии, не проведя эксперимент со зрителями? Физику с этим будет сложнее, зато он может рассказать, как устроен космос, и что нам с этим знанием делать. В Москве состав участников тоже разнообразный: от лазерной физики до биоинформатики и когнитивной психологии.

Свою аудиторию мы описываем так: молодые люди от 20 до 35 лет, студенты старших курсов и молодые профессионалы из сферы технологий и IT. Но это средняя температура по больнице: пару раз нам писали молодые люди 8 лет от роду, таких мы пускаем только с родителями, все-таки мероприятие проходит в баре. Иногда приходят и очень взрослые люди, которым интересно, как это можно говорить о науке в баре. На последнем слэме у нас был Роберт Арнольдович Сурис, один из самых авторитетных физиков России. Мы ему понравились.

Максим Щербаков, кандидат физико-математических наук, выпускник физфака МГУ, участник Science Slam в Москве.

На Science Slam я расскажу о том, что станет с компьютерами через 20 лет. Все мы привыкли к стремительному развитию технологий. Наши родители и подумать не могли, что их дети будут в карманах и сумках носить устройства — смартфоны, планшеты, плееры — гораздо мощнее тех компьютеров, что в шестидесятые годы помогали запускать людей в космос.

Покупая ноутбук мы каждый раз уверены, что он будет быстрее, чем предыдущий. Однако технология передачи и хранения сигналов при помощи электронов, то есть электроника, начинает претерпевать глубокий кризис, связанный с фундаментальными физическими ограничениями, заложенными самой природой. Поэтому не удивляйтесь, если в один прекрасный день вы перестанете замечать в электронных новинках какие-либо изменения, кроме дизайна.

К счастью, люди научились использовать вместо электронов фотоны — невесомые частицы света, которые не обременены ограничениями электроники. Но до того, как фотоны полностью вытеснят электроны в роли переносчика информации, исследователям в области нанофотоники предстоит проделать большую работу. Комбинируя различные материалы — золото, серебро, кремний и другие — и придавая им различную форму в наномасштабах, мы изобретаем новые материалы, которые не встречаются в природе, которые по-новому взаимодействуют с фотонами. И это делает нас ближе к заветной цели.

Все это может показаться сложным, но специфика Science Slam состоит в том, что участники рассказывают о своих исследованиях максимально просто, при этом не искажая сути исследований. Поэтому будет гораздо понятнее, если вам объяснят, что фотоны круче электронов простым языком, без терминов типа «эффекта кросс-каплинга». Я считаю, что Science Slam — это удивительный проект. Чертовски приятно видеть людей, которые с удовольствием слушают про науку. Я благодарен организаторам за то, что дали возможность посмотреть на свои исследования со стороны и поделиться с окружающими своей страстью. На сцене будет настоящий рок-н-ролл, и я уверен, что никто не уйдет из зала равнодушным.

Три самых интересных выступления на прошедших слэмах:

Андрей Богданов дал элегантное и простое объяснение понятия «метаматериалы» и того, какое место они занимают в современной теоретической физике.

Екатерина Андреева рассказала личную историю о том, как проблемы со здоровьем родственника могут сподвигнуть на серьезные научные исследования.

Дарья Замесина провела на сцене эксперимент с пространственным cлухом одного из зрителей.