Эдвард Сноуден — информатор, ответственный за утечку тысяч секретных документов. Их публикация дала начало широкой дискуссии о праве на защиту частной жизни и свободе в сети интернет по всему миру. Сегодня он скрывается от властей США в России, но смог выступить на конференции TED2014 в Ванкувере с помощью робота телеприсутствия. Т&P побывали на трансляции, организованной TEDxSkolkovo в Москве, и записали главные тезисы.

Ваши права важны, потому что вы никогда не знаете, в какой момент вам может потребоваться воспользоваться ими. У вас должна быть возможность взять телефон и позвонить родным, написать сообщение любимому человеку, купить билет на поезд или на самолет, не беспокоясь о том, как это будет выглядеть с точки зрения агента властей — может быть, даже не ваших властей, — годы спустя. Действовать, не думая о том, что что-то может быть истолковано неправильно, и о том, какие намерения вам припишут. У вас должно быть право на частную жизнь.

Демократия может умереть, но мы еще живы и можем бороться за свое будущее и свое пространство.

Кто я такой, асболютно не важно. Если я хуже всех в мире, можете возненавидеть меня и жить дальше. Важны публикации. Важно, какое правительство вам необходимо, какой интернет, какие отношения между обществом и отдельными людьми. Если бы я описывал себя, то вообще не стал бы использовать слово «герой» или «предатель». Я бы сказал, что я американец и гражданин, — точно такой же, как любой другой человек.

Apple, AOL, Skype, YouTube, Facebook, Yahoo, Microsoft и другие компании напрямую передавали данные Агентству национальной безопасности США. Но даже несмотря на то, что они сотрудничали с ним, АНБ все равно взламывало их базы данных. Все компании должны начать шифровать данные по умолчанию. Это поможет защитить частную жизнь пользователей. Власти США перехватывают больше писем и сообщений американцев, чем власти России — писем и сообщений россиян.

Программы по защите американского киберпространства от террористических атак не остановили ни одного террориста. Может, мы не террористов пытаемся остановить? У этих программ вообще есть какая-то ценность? Я говорю: «Нет», — и три ветви власти в США тоже говорят: «Нет».

Терроризм всегда был тем, что в мире разведки называют «оправданием действий». Террористические угрозы провоцируют эмоциональный ответ, и это заставляет людей находить рациональное объяснение существованию государственных программ, которые они не оправдали бы в противном случае. В 90-х программы слежения не нашли одобрения в США. Однако после 11 сентября эти программы все равно начали применяться — в тайне, безо всякой попытки узнать мнение американцев на этот счет.

Я не хочу навредить своему правительству. Я хочу ему помочь. Но тот факт, что они все игнорировали и оказались готовы вынести обвинительный приговор, ни в чем не разобравшись… Таким вещам мы должны противодействовать как общество. Это никуда не годится. Мы не должны угрожать гражданам. Не должны делать журналистов преступниками. Если я могу что-то сделать для того, чтобы это изменилось, я рад.

Нам выпало счастье пользоваться открытым и свободным интернет-пространством. От нас зависит, будет ли такая возможность у последующих поколений. Если мы не попытаемся защитить такой интернет и не произведем необходимые изменения для того, чтобы он был безопасным, мы его потеряем.

Cобытие по теме:

Журналистские расследования социальных проблем в телевизионных новостях