Анна Щедрина работала во время Паралимпиады со зрителями на стадионе «Шайба». Она рассказала «Теориям и Практикам» о нюансах подготовки, деревне «Веселая», помощи болельщикам и том, как изменилось ее восприятие людей с инвалидностью после этого опыта.

Анна Щедрина

Возраст: 21

Студентка 5 курса ГУУ, Институт информационных систем управления, специальность «Прикладная математика и информатика»

Когда я собралась ехать волонтером на Паралимпийские игры, многие мои знакомые говорили: «Наверное, тебе будет тяжело смотреть на то, как играют люди с инвалидностью». Но мое восприятие за это время сильно изменилось. Я просто перестала замечать, что люди с инвалидностью — какие-то другие. Среди волонтеров было несколько человек на колясках, и они точно так же, как и мы, работали, подсказывали зрителям. Они такие же классные ребята и ничем принципиально не отличаются от нас.

Я не могу говорить обо всем городе Сочи, но в Олимпийском парке, конечно, везде была сделана безбарьерная среда. Все транспортные и пересадочные пункты были полностью оборудованы под маломобильные группы населения. И вернувшись в Москву, я каждый день ловлю себя на мысли, что здесь пандусов нет. Теперь я часто думаю о том, что люди на колясках, например, не смогли бы пройти по той улице, по которой я сейчас иду. И от этого мне становится очень грустно. Потому что Москва стремится быть передовым городом, но при этом человек с инвалидностью здесь просто не может свободно передвигаться. Я очень надеюсь, что скоро что-то изменится, хотя и боюсь, что это может произойти не очень быстро.

О том, как стать волонтером

Честно говоря, я, конечно, хотела поехать волонтером на Олимпийские игры, потому что про Паралимпийские знала не так много. Но потом оказалось, что мой волонтерский центр был прикреплен именно к Паралимпиаде. Вначале я даже немножко расстроилась, но подумала, что нет никакой разницы и что я в любом случае хочу поехать в Сочи. Мне было все равно, какую позицию мне дадут, куда определят работать. Просто хотелось поучаствовать в этом грандиозном событии. И теперь, когда Игры уже закончились, я действительно могу сказать, что внесла в них какую-то маленькую, миллиардную, долю своего труда.

Для того чтобы стать волонтером, нужно было заранее отправить заявку — примерно за год до Олимпиады. Я заполнила анкету, и меня пригласили на собеседование. Собеседование было достаточно простым: спрашивали общие знания об Олимпийских играх, о том, где они проходили и т.д. Мне кажется, что любой человек, обладающий базовой информацией, мог бы это собеседование пройти. Дальше, видимо, был какой-то отбор, и через некоторое время мне прислали сообщение о том, что меня приняли.

Волонтеры Паралимпиады должны были пройти специальное обучение, которое было разделено на три этапа. Первые два проходили в Москве. Вначале нам просто рассказывали о городе Сочи, о местоположении олимпийских объектов, о том, что такое волонтерство в целом. На втором этапе давалась более подробная информация о наших функциях (моя, например, заключалась в работе со зрителями). А на последнем — уже непосредственно в Сочи — показывали наш объект. Обучение было построено очень интересно. С нами делились опытом волонтеры, которые работали на предыдущих Олимпийских играх в Лондоне или Ванкувере. Вообще в Сочи было очень приятно снова встретить ребят, с которыми мы вместе проходили подготовку в Москве.

О работе на Паралимпиаде

Во время Паралимпиады я работала на стадионе «Шайба», у нас были разные позиции, и мы все время менялись. Например, вначале я работала на системе контроля доступа: помогала зрителям сканировать билеты. В Сочи была непростая система прохода на стадион — у каждого зрителя имелся свой паспорт болельщика и билет на соревнование. И нам нужно было проверять совпадение фотографий на паспорте с теми данными, которые были введены в систему. В другие дни я работала «маршалом» — показывала зрителям, в какую сторону им нужно пройти, чтобы попасть на трибуны. А в некоторые смены — контролировала проход зрителей на их места во время матча (потому что пока шайба в игре, болельщикам не разрешалось ходить по трибунам). Еще у волонтеров нашей функции была возможность работать на стойке информации. А после соревнований мы провожали зрителей до выхода и сопровождали маломобильные группы населения до лифтов. Можно сказать, что мы оказывали информационную помощь болельщикам. И, конечно, пытались поднять им настроение — особенно, если команда проигрывала.

Поскольку я все время работала на стадионе, у меня была возможность посмотреть вживую следж-хоккей. Этот вид спорта произвел на меня неизгладимое впечатление. Можно сказать, я даже стала его фанаткой. Раньше я смотрела спортивные соревнования только по телевизору, да и то, мне не очень нравился ни хоккей, ни футбол. Но это совершенно разные эмоции: когда ты попадаешь на трибуну, где болельщики кричат, ты действительно начинаешь переживать за то, что шайба сейчас летит не в ту сторону.

Финальный матч по следж-хоккею между командами России и США — это мое самое яркое впечатление Паралимпиады. Никогда не поверила бы в то, что когда-нибудь скажу такое. У меня даже был выбор: пойти посмотреть генеральную репетицию церемонии закрытия или попасть на финал по следж-хоккею. Все мои друзья пошли на репетицию, а я просто не смогла пропустить этот матч. И ничуть не пожалела, хотя наша команда и проиграла.

Вообще все спрашивают, почему волонтеры такие счастливые и довольные, хотя они работают бесплатно? Просто потому, что нам было очень хорошо в Сочи и мы встретили там много добрых и открытых людей. Например, вечером там можно было прийти в столовую и обсудить с человеком, который сидит напротив тебя, как прошла твоя смена и кого из спортсменов ты сегодня видел. В обычной жизни мы все довольно замкнутые и общаемся только с теми, кого хорошо знаем. А там люди спокойно шли на контакт. Атмосфера была непередаваемая.

Что касается наших условий проживания, то, на мой взгляд, они были очень хорошими. Нас поселили в деревне «Веселая». Там было три многоэтажных дома, и все волонтеры жили в однокомнатных или двухкомнатных квартирах. У нас был душ, кухня — все, что нужно. Была еще отдельная столовая, где мы завтракали и ужинали, а днем мы обедали в Олимпийском парке. Кормили нас вообще много — может быть, я не привередливая, но никаких бытовых претензий у меня нет.

О будущем волонтерстве

Мне кажется, что сейчас волонтерство в России становится очень популярным. Судить об этом можно хотя бы по тому, сколько заявок было подано в Сочи. И я уверена, что большинство волонтеров, которые сейчас работали на Играх, захотят повторить этот опыт еще раз. А еще они расскажут обо всем своим друзьям — и те, скорее всего, тоже захотят куда-нибудь поехать.

Пока что, вернувшись в Москву, я снова вхожу в рабочий ритм. Но уже скоро хочу начать искать информацию о том, куда можно было бы поехать в следующий раз. Я бы очень хотела стать волонтером на Универсиаде и на следующих Олимпийских и Паралимпийских играх. Ведь через два года они будут в Бразилии — а это просто моя мечта.