Из чего состоит национальная культура, куда она исчезает и почему глобализация заставляет нас выбирать контент, который ведет к деградации — профессор Высшей школы экономики Иосиф Михайлович Дзялошинский выступил с лекцией о том, как трансформируется культура в современном медиапространстве. T&P публикуют главные тезисы.

Последнее время в России поднимается вопрос о культурном суверенитете. Понимать, что представляет собой культура и какое место она занимает в нашей жизни, очень важно. Однако размышляя над самим понятием нужно учитывать признаки этого явления. Суверенитет может быть территориальным, дипломатическим, военным, экономическим, но самым неоднозначным является идеологический (культурный). Несмотря на то, что, по мнению Иосифа Михайловича, отождествлять идеологию с культурой — преступление, стоит обратить внимание на саму суть определения. Идеологический (культурный) суверенитет подразумевает, что государство имеет право управлять культурой на своей территории, и никто не должен вмешиваться в этот процесс. В современном мире все чаще приходят к мысли, что культурный суверенитет как таковой утерян. На его место приходит национальная культура. Чтобы разобраться, почему это происходит, нужно обратиться к определениям самой культуры.

Всего существует около 200 определений культуры. Одно из них очень точно описывает это явление: «Культура — система неформальных правил, которые говорят нам о том, как люди будут вести себя в большинстве случаев». То есть для культуры важен не только наш background — прочитанная литература, просмотренные фильмы и т.д., но и наше поведение — то, как мы здороваемся, общаемся, ходим по улицам. «Схема нашей жизнедеятельности — это и есть культура». Достаточно взглянуть на отношение к такой простой вещи, как мусор в общественных местах в России и Сингапуре: у нас мусор и грязь на улицах — обычное дело, там же за мусор в неположенном месте штраф 1000 долларов. Два совершенно разных взгляда на один вопрос. Конечно, можно говорить и о том, что «культура — система эталонов, с которыми мы сравниваем свои и чужие поступки». Однако не стоит забывать, что всегда существует соблазн уничтожить то, что под эталон не подходит.

Культура — это совокупность поведенческих и духовных практик, обеспечивающих приспособление человека к окружающей среде и преобразование этой среды в соответствии с нужными целями и представлениями.

Становление национальной культуры происходит в XIX веке, как раз тогда, когда возникают национальные государства. Перед этими государствами тут же встает вопрос о том, как использовать культурные стандарты для сплочения народа. Для примера достаточно взглянуть на Францию: одна страна, но на юге преобладает пиренейская культура со своим особым темпераментом, а на севере — британская культура, устойчивая и спокойная. Проблема консолидации общин на основе каких-то принципов существовала всегда. До сих пор многие государства пытаются ее решить, но, в сущности, это получается не у всех.

Для создания национальной культуры необходимы определенные предпосылки — экономические, коммуникационные и др., что-то, что было бы выше этнических разногласий. Кроме того, важную роль играет и позиция государства по отношению к культуре. Здесь может быть два варианта. Государство в качестве егеря: не вмешивается в ход событий, а просто наблюдает (Франция), или садовника: в лице элит государство «выращивает», стимулирует какие-то признаки.

Несмотря на наличие национальной культуры, одну из ведущих позиций на данный момент занимает новый регионализм. Монолитные государства разваливаются на национальные части. Происходит обособление отдельных общностей внутри социальных групп. Эта тенденция ярко прослеживается в ситуации с мигрантами. И отражение всех этих событий можно наблюдать в огромном пространстве медиаглобализации.

Глобализация имеет несколько стадий: XV век, XVII век, XIX век и XXI век. Причем в наше время этот процесс происходит в ускоренном режиме. Мы можем наблюдать практически единый экономический мир. «Нас много, и мы голодные». Национальные транскорпорации пользуются этим обстоятельством, тем самым еще больше приближая мир к экономическому и финансовому единству. Точно так же обстоят дела и со СМИ. Наличие глобальных инновационных потоков и небольшого количества информационных агентств приводит к тому, что так называемая повестка дня создается довольно узким кругом структур. Тем самым национальные границы становятся фиктивными. 30% российских СМИ принадлежат иностранным компаниям. Становится ясно, что у обычного читателя, зрителя или слушателя формируются только образы, а не полная картина жизни. Однако исследования показывают, что сами потребители выбирают такой контент, который не приводит к развитию, а приводит скорее к деградации.

О выборе людей и их отношении к культуре можно судить по трем основным трендам. В наше время всемирная модель жизни — это потребление. Очень удобная модель для производителей. Однако для человека — тяжелое бремя. Обесценивается все, даже вечные ценности. Кроме того, эта модель неугодна также государству: тягу к потреблению нужно утолять, и не всем государствам это выгодно. По сути, эти тренды относятся к трансформации понимания обществом культуры. Люди перестали верить в эффективность прежних культур. «Как положено» жить уже не получается. Появляются вопросы «Почему я должен этому следовать?», «Зачем?» и т.д. Каждый человек начинает ощущать свою суверенность и индивидуальность. Суверенность культуры становится фикцией.

Что же делать? Выходов в этой ситуации для государств может быть много. Например, можно все пустить на самотек или применить насилие, но уже давно известно, что такие методы не решают проблему, а только усугубляют ее. Можно также обратиться к апартеиду, изоляционизму или ассимиляторству, как делали многие страны, однако и эти методы не всегда работали. На данный момент одним из самых качественных и продуктивных методов является мультикультурализм. Это прежде всего политика государства, направленная на поддержку и развитие всех существующих культур. Мультикультурализм может быть как жестким (активное участие людей в жизни страны), так и мягким (предоставление полной свободы этому процессу). Помимо мультикультурализма существуют еще два близких ему метода: интеркультурализм, который предполагает свободу человека в культурном плане, но при этом появляется обязанность быть осознанным гражданином своей страны, и транскультурализм, в котором главное — уметь понимать и принимать другие культуры.

Как обстоят дела в России? В нашей стране СМИ обычно используют три подхода для отражения отношений между разными культурами: просветительский (уклон больше в этническую сторону вопроса), фольклорный и патриотический. Однако исследования показывают, что большая часть российских медиа заряжена агрессией. 40% публикаций требуют или рекомендуют быть агрессивными по отношению к другим народам, религиям, культурам и т.д. Культура в нашей стране стала политическим ресурсом, но никакая пропаганда национальной культуры не сможет привести к рациональному решению. В первую очередь стоит перестать использовать культуру как разменную монету. Во вторую — попытаться, наконец, создать условия для становления грамотного и рефлексивного человека, который смог бы оценить все культурное многообразие, оставаясь при этом мыслящим гражданином.