Способность выразить свою мысль лаконично и понятно, но в то же время красочно, необходима не только писателям и поэтам. Ученые в точно такой же степени нуждаются в метафорах, использование которых иногда может дать больше, чем сухие научные данные. T&P выбрали самое важное из статьи на портале BigThink.

И наука, и поэзия строятся на метафоре. Хорошей науке, поверьте мне, нужны хорошие метафоры. Цифрам нужны своеобразные этикетки — идеи, которые они способны принести помимо своего прямого значения. Например, серебро на спортивных соревнованиях ясно ассоциируется у нас с тем, что кто-то занял второе место. Цифры оказываются прочно встроенными в большую систему понятных всем метафор. Но другим областям, например экономике, не так сильно повезло, как повезло с метафорой спорту.

Эдвард Осборн Уилсон (американский ученый и исследователь — прим. T&P) советует ученым думать как поэтам, а работать как бухгалтерам. Работа с цифрами на самом деле базируется на мастерстве поэта создавать хорошие метафоры (даже само слово поэзия с греческого переводится как «создавать» или «сочинять»). Метафоры — это мышцы, оживляющие сухие скелеты концепций, которые мы используем в науке. И несмотря на то, что Галилей говорил: «Книга Природы написана на языке математики», другие метафоры нам все равно необходимы.

Метафора — неотъемлемая часть науки, ее своеобразная муза. Дарвин говорил, что естественный отбор он воспринимал по аналогии с эссе Мальтуса о пределах народонаселения, а идею Джоуэля о сохранении энергии — по аналогии с книгами бухучета.

Хороший пример использования метафоры, к примеру, в экономике — Гэри Беккер. Ее и вовсе можно назвать «экономическим поэтом», потому что для объяснения экономических понятий она использует метафоры вроде «маленькая фирма как семья», «товары длительного пользования как дети». А вот «невидимая рука Шекспира» — плохая метафора.

Независимая экономистка Диана Койл иронично замечает, что ВВП — валовой внутренний продукт — почему-то стал «основной мерой прогресса» страны. Но ведь он не выявляет и не фиксирует «плохое» — допустим, бесполезную трату денег на здравоохранение, и отрицает все, что не имеет рыночной стоимости. Тем не менее внимание людей постоянно приковано к росту ВВП. Но не может же считаться прогрессивной экономическая деятельность, которая просто не принимает во внимание условно называемое «плохое»? Может, можно найти для описания экономических успехов что-то получше? Придумать новую метафору?

Культ точных цифр и точных данных соблазнителен, но у математики все же нет монополии на точность и истину. Слова, изображения и узоры иногда могут описать больше, чем цифры. Нужно просто использовать правильную метафору в правильное время.