Дженнифер Гольбек, руководитель лаборатории по изучению взаимодействия между человеком и компьютером при Университете Мэрилэнда, рассказала TED, как действия пользователей в социальных сетях раскрывают их личную информацию, и предложила способы, как вернуть им контроль за своими данными. T&P перевели самое основное из ее лекции.

В первое десятилетие своего существования интернет был полностью статичным пространством. Пользователь мог просматривать либо страницы организаций, имевших необходимые для их создания ресурсы, либо личные страницы людей, подкованных в сфере технологий. Всемирная паутина полностью изменилась с появлением социальных медиа и социальных сетей в начале нулевых. Обычные пользователи получили возможность публиковать огромное количество контента и взаимодействовать друг с другом посредством комментирования и обмена этим контентом.

Facebook, на который заходит около 1.2 миллиарда людей каждый месяц, а также несколько других сайтов дали людям возможность создавать в интернете собственный образ, не требуя от них никаких технологических навыков. В ответ люди разместили на этих сайтах огромное количество персональных данных. Впервые в истории информация вроде поведенческих, демографических данных и всевозможных предпочтений пользователей оказалась в распоряжении исследователей. Используя эту информацию, я и мои коллеги смогли построить модели и идентифицировать ваши характеристики, которыми вы раскрыли, даже не осознавая этого. Мы используем эту информацию, чтобы помочь людям взаимодействовать в сети, но ей может найтись и менее альтруистичное применение. Пользователи не понимают, как работают эти техники, и даже если бы понимали, у них все равно нет возможности их контролировать.

«Впервые в истории информация вроде поведенческих, демографических данных и всевозможных предпочтений пользователей оказалась в распоряжении исследователей».

Возможно, вы читали статью в Forbes, где рассказывалось, как Target (прим. американская сеть гипермаркетов) выслала рекламные проспекты 15-летней девушке с купонами на детские бутылочки, подгузники и кроватки за две недели до того, как та решилась рассказать о своей беременности родителям. Оказалось, что Target хранит историю покупок сотен тысяч своих клиентов, что позволяет компании рассчитывать в том числе и так называемые «очки беременности». Они знают не только о том, беременна ли девушка, но и когда она родит. И эти «очки» рассчитываются не на основе очевидных вещей вроде покупки детских кроваток или одежды — Target учитывает, купила ли девушка больше витаминов или купила ли она сумку, достаточно вместительную для подгузников. Сами по себе такие покупки ни о чем не говорят, но они составляют поведенческую модель, которая, будучи взятой в контексте тысяч людей, может отразить суть происходящего. Когда мы делаем прогнозы в социальных медиа, мы занимаемся тем же самым — выискиваем незаметные на первый взгляд принципы, которые, обнаруживаясь среди миллионов пользователей, позволяют нам узнать о них любые вещи. В своей лаборатории мы разработали механизмы, позволяющие нам довольно точно предсказать ваши политические предпочтения, ваш пол, вашу сексуальную ориентацию, вероисповедание, возраст, интеллект, насколько вы доверяете своим друзьям и на сколько прочны ваши отношения с ними.

Мой любимый пример — публикация в “Proceedings of the National Academy of Sciences” этого года. Авторы изучали только лайки страниц в Facebook, и на основе своих наблюдений определяли все эти характеристики и еще несколько других. В своей статье они указали пять лайков, указывающих на высокий интеллект — в том числе лайк страницы, посвященной картошке фри в форме спиралек. Они восхитительны на вкус, но если ты отметил эту станицу, это еще не значит, что ты умен. Согласно одной из социологических теорий пользователи образуют связи с себе подобными — подразумевается, что люди дружат с похожими на них. Если ты умен, то скорее всего ты будешь дружить с умными людьми, если ты молод — с молодыми. Кроме того, мы многое знаем о том, как информация распространяется в сети: вирусные видеоролики и лайки на Facebook распространяется также, как болезни распространяются в сообществах. А эти явления мы изучали долгое время, так что у нас есть хорошие модели. Допустим, что умный парень сделал страницу, затем это увидели его друзья и поставили лайк — в конце концов это распространилось на массу умных людей. Лайк может указывать на высокий интеллект не из-за самого контента, но потому что это действие отражает характеристики других людей.

По моему мнению существуют подходы, на которые нам стоит обратить внимание, если мы хотим дать пользователям контроль над тем, как используется их информация. Одной возможностью будет принятие законов и политических мер. И, возможно, это будет самым эффективным способом, но, зная существующий политический процесс, маловероятно, что кучка демократических представителей займется этим, усядется вместе и полностью изменит законодательство относительно прав интеллектуальной собственности. Можно заставить компании в сфере социальных медиа признать за пользователями право собственности на их информацию. Но дело в том, что их модели получения дохода опираются на предоставлении информации пользователей или ее эксплуатации. Про Facebook часто говорят, что пользователи являются не его клиентами, а всего лишь товаром. Как заставить компании уступить контроль над их главным ресурсом? Это может произойти, но явно не в ближайшее время.

«Про Facebook часто говорят, что пользователи являются не его клиентами, а всего лишь товаром».

Можно попробовать более научный подход, который, как мне кажется, будет более эффективным. Мы разработали эти механизмы вычисления личной информации, занимаясь наукой. И нужно провести похожее исследования, если мы хотим разработать обратные механизмы, предупреждающие пользователя: «Сделав это, ты взял на себя такой-то риск». Поставив лайк странице на Facebook или поделившись частью своей личной информации, вы усилили мою возможность предсказать, употребляете ли вы наркотики и как хорошо вы уживаетесь с коллегами. И эти механизмы могут влиять на то, захотят ли люди делиться чем-то или предпочтут держать информацию закрытой. Можно позволить людям зашифровывать загружаемую ими информацию, и, таким образом, она будет оставаться невидимой и бесполезной для сайтов вроде Facebook или третьесторонних ресурсов, но избранные пользователи будут иметь к ней доступ.

Моя цель, как ученого — улучшить способы взаимодействия пользователей в сети, а не получать информацию о них. Хотя такая информация нужна для моих исследований, я считаю, что пользователи имеют права отказать мне в доступе к ней. Я хочу, чтобы пользователи знали об инструментах, которые мы разрабатываем, и дали свое согласие на их использование. Поощрение подобных исследований и ученых, которые хотят, чтобы компании в социальных медиа уступили пользователям контроль над их информацией, означает появление информированной о своих правах базы пользователей, что, по-моему, соответствует идеалу, к которому стоит стремиться.