Футурологи прогнозируют, что через несколько десятилетий в большинстве рутинных профессий нас заменят машины, а люди сосредоточатся на работе, которая требует аналитических и творческих способностей. Инженер и бизнесмен Алексей Нониашвили прочитал в «Республике» лекцию о теории решения изобретательских задач, позволяющей развить нестандартное мышление. T&P записали основные тезисы.

Как сделать так, чтобы идеи появлялись постоянно и чтобы мы могли управлять этим процессом? Если мы будем продолжать мыслить в одном и том же ключе, мы будем придумывать новые идеи не так часто. Чтобы «генерить» идеи постоянно, необходимо особое мышление. К его развитию можно подойти с двух сторон:

— изучать изобретателей (они придумывают больше идей, чем остальные), их жизнь, что они едят, какими качествами обладают (хорошее воображение, тонкая наблюдательность, хорошая память). Однако этого недостаточно.

— изучать сам продукт, изобретения и идеи. Родоначальник этого подхода — русский ученый Генрих Альтшуллер. Он изучил огромное количество патентов и сделал открытие, что в основе сильных изобретений лежали одинаковые по структуре типы постановки задач и одинаковые по структуре задачи.

Из этого открытия в СССР возникла отдельная наука — теория решений изобретательских задач (ТРИЗ). Началось это все с 1950-х годов, когда возник новый класс аналитических инструментов, позволяющих выделить правильную задачу.

Исторически ТРИЗ развивалась так: решение — анализ — объект — направление — потребность. Сегодня мы применяем этот алгоритм в обратной последовательности. Предположим, вы хотите улучшить что-то в определенном объекте — скажем, решили улучшить вместительность стола. Но если увеличить площадь стола, он станет менее компактным (теперь в комнате не потанцуешь). В попытке улучшить одно свойство происходит ухудшение другого потребительского свойства, часто очень важного для нас. Причем золотая середина в этой ситуации — это не когда и вместительность, и компактность оставляют желать лучшего. Можно изобрести, например, стол для людей, любящих ходить в походы, — с маленькой площадью, но высокой компактностью. А можно для переговорных — с большой площадью и маленькой компактностью.

Методически идеальный стол — большой, чтобы быть вместительным, и маленький, чтобы быть компактным. Получается, что стол должен быть одновременно и большим, и маленьким — я ставлю изобретательскую задачу. Представить такой стол тяжело — здесь есть физические и технические противоречия.

Существуют приемы, которые позволяют решать такие противоречия. Раскладной стол позволил решить нашу задачу. Стол большой площади нужен, когда мы сидим и едим, а маленький — когда танцуем или не пользуемся столом. Эти времена разделены и не пересекаются. Мы разрешили наши противоречия во времени — стол-трансформер может быть и большим, и маленьким, когда мы этого хотим.

Существуют и противоречия в пространстве. Как сделать так, чтобы сковорода была и горячая, и холодная (чтобы ее удобно было брать с плиты)? В качестве решения этой задачи была придумана сковорода с ручкой. Однако каждое решение влечет за собой вторичную задачу. Если вы захотите приготовить в духовке блюдо, используя сковороду, нужно предусмотреть, что ручка должна сниматься. Tefal впервые выпустила сковороду со съемной ручкой.

Или другой пример: нужно разлить чай — одни любят холодный, другие горячий. Как сделать так, чтобы в одном месте в одно время подать и горячий, и холодный чай гостям? Нужно спросить людей, что значит для них «горячий» и «холодный» чай? Допустим, любители горячего чая ответят: «для нас горячий чай — это чай температурой 32–45 градусов», а любители холодного — «для нас холодный чай — где-то от 16 до 35 градусов». В этом случае нужно подать чай температурой 33 градуса — мы разрешили противоречия в отношениях. Я пользуюсь этим способом во многих спорах. Если эти параметры не пересекаются, можно на правах хозяина предложить гостям шампанское вместо холодного чая.

Я обозначил только направления, за ними стоит большое количество приемов, позволяющих решать противоречия. Функциональный анализ позволяет посмотреть, из чего состоит система, какие инструменты можно применить. Это позволяет более ясно посмотреть на проблему, что стоит перед вами.

Кроме того, нужно понять, какую именно инновацию вы хотите придумать. Существует то, что я называю «инновацией от боли» — когда нужно решить какую-то наболевшую проблему: если сделать кондиционер экономичнее, дешевле, надежнее, его у вас купят быстрее, чем у других. А есть класс инноваций, которые доступны каждому. Это такие продукты, которые, попав в руки людей, делаются совершенно необходимыми и завоевывают мир. Их можно назвать «оторванными инновациями» — они не вытекают из «боли» или острой необходимости в чем-либо. Инструментарий по созданию «инноваций от боли» очень развитый. А «оторванными инновациями» занимаются меньше — мы как раз занимаемся этим. Примером «оторванной инновации» может быть «Киндер-сюрприз».

Что легче сделать — кондиционер, который работает лучше, или «Киндер»? Обычно оторванные инновации легче реализуемы. Но такие идеи сопряжены с риском — никогда не ясно, будут они востребованы или нет. Это более рискованная инновация, но менее затратная.