На выходных завершился фестиваль документального кино «Артдокфест», на котором состоялась первая в России ретроспектива фильмов французского документалиста Томаса Бальмеса.

©life

Хотел бы начать с образования. Во Франции есть школы, где можно выучиться на режиссера документального кино?

Во Франции есть две государственные киношколы — Школа Louis-Lumière и La Fémis. В одной уклон делается на техническую сторону профессии, в другой — на творчество, суть. К сожалению, заканчивая эти школы, большая часть выпускников потом занимается игровым кино. Те же, кто снимает во Франции документальное кино, в основном приходят в профессию ради социальной борьбы. Так сложилось не в последнюю очередь потому, что французская документалистика получило развитие только после событий 1968 года. Поэтому компании, которые занимаются выпуском документальных лент, поголовно уверены, что документалистика служит средством борьбы за социальные взгляды. Но это точно не мой случай.

Образование там платное?

Точно не ручаюсь, но вроде бы это бесплатно. Есть даже отдельная квота на зарубежных студентов. Только если вы иностранец, вам необходимо владеть французским. На английском ни в одной из школ не преподают.

Вы сами где учились?

Я учился в частной школе, которая позволяет молодым людям поступить в любую из этих высших школ. После окончания я решил, что не пойду доучиваться, и сразу погрузился в кинопроцесс — едва ли не в двадцать лет.

Есть ли у студентов возможность после выпуска сразу снять свой фильм?

Далеко не у всех. Но те, кто во время обучения лучше всего себя проявляют (качественно выполняют задания, снимают хорошие короткометражки), само собой, не остаются без работы. Сейчас я говорил о студентах La Fémis. Те же ребята, что окончили Louis-Lumière — крепкие профессионалы в техническом плане — всегда смогут найти себе работу.

[Национальный центр кинематографии](http://www.cnc.fr/Site/Template/Accueil.aspx?SELECTID=614&&t=2) — подведомственная организация Министерства культуры и коммуникации Франции. Занимается распространением и поддержкой фильмов и телевизионной продукции, а также сохранением кинематографического наследия.

Куда им в таком случае следует идти за деньгами?

Во Франции практикуется государственная поддержка. Если у вас есть хорошая идея, и не просто идея, а идея, оформленная в проект — вы можете обратиться в Национальный центр кинематографии, где вам, скорее всего, выделят бюджет: сперва на написание сценария, потом на создание фильма.

То есть вопрос заключается не в финансировании, а в идеях?

Вопрос в тех связях, которые студент обретает за время обучения. Вы встречаетесь с массой людей, они прицениваются к вашим первым опытам в кино и потом, при благоприятном стечении обстоятельств, приглашают на работу. Только все, что я вам сейчас описал никак не касается документалистов. У них все гораздо проще. Конечно, есть центр поддержки, но обычно все происходит следующим образом — документалист берет камеру, снимает кино, отсылает его на международные кинофестивали и по возможности продает на тв. Вот только такой процесс может очень долго длится — до десяти лет.

Как распределяются государственные деньги? Есть же какие-то критерии — вот это будет снято, а это нет.

Критерии субъективны. Но ваш сценарий обязательно должен быть соответствующего качества.

На какую-то особую социальную направленность нет запроса?

Вы можете прийти с любой идеей. Так что, нет.

Есть возможность снимать фильм на деньги частных инвесторов? Такие случаи практикуются?

Крайне редко. Чаще всего такими инвесторами выступают какие-нибудь организации и телеканалы. Вот в Соединенных штатах все наоборот: большая часть документальных картин производится таким вот образом — деньги идут от фондов и частных инвесторов.

Теперь давайте поговорим о прокате документальных фильмов. Он существует? Или возможность встретиться со зрителями есть только у таких блокбастеров как «Птицы» или «Океаны».

И у «Малышей».

О них позже.

80% картин никакого коммерческого успеха не имеют и выходят на 2-3 экранах. Совсем нелепая дистрибуция.

Смотреть кино о людях и тяжело, и неприятно, и даже нервозно

А в чем залог успеха фильмов Клузо и Перрена?

Тут все просто. Даже на телевидении самым большим успехом пользуются именно документальные фильмы о животных. Зрители идут на эти фильмы по той же причине, что и на игровые — с целью выбраться за рамки окружающей человека реальности. А смотреть кино о людях и тяжело, и неприятно, и даже нервозно. Для полноты картины хочу добавить, что во время кризиса наибольшим успехом у зрителей пользовались комедии. В сравнении с ними наблюдать за человеком, умирающим от рака, не столь увлекательно.

Сколько фильмов в год пробивается на большие экраны?

Около двадцати. В широкий прокат из них выходят единицы — 2-3 картины.

А специальные залы, где показывают документальное кино, есть?

Нет. В основном это небольшие залы, которые у вас называются артхаусными.

Есть ли издания, пишущие о документальном кино? Может быть назовете пару критиков?

Ничего такого нет. Про документальные фильмы пишут те же люди и в те же издания, что и про игровые. Иначе им не выжить.

Ваши первые фильмы выходили в прокат? Или они только по фестивалям ездили?

«Достойное производство» (документальный фильм, в котором исследуются положительные стороны промышленной революции в Китае на примере компании Nokia) прокатывалось по Америке. Во Франции — нет.

Идея снять «Малышей» кому принадлежит?

Первым удочку закинул Ален Шаба (соавтор сценария и продюсер фильма). Дальше я уже своими силами написал сценарий и впоследствии снял по нему фильм.

В документалистском сообществе есть презрение как к широкой публике, так и коммерческому успеху. Им наивно кажется, что широкая публика — те дебилы, не отлипающие от телевизора, на которых они не собираются равняться.

Как думаете, без участия Алена Шаба могло все бы так же удачно сложиться?

Фильм бы никогда не получил такого финансирования, не будь за ним Шаба. Он же занимался раскруткой картины во Франции. С другой стороны у наших с ним фильмов совершенно разные аудитории. Поэтому во Франции на «Малышей» пришло всего триста тысяч человек, а вот в США, где рекламой занимался уже я сам, количество пришедших на фильм зрителей достигло двух миллионов.

Как вы такой успех можете объяснить?

Начнем с того, что «Малыши» — комедия. А я больше не знаю другого такого примера, чтобы документальный фильм являлся комедией. На тех показах, где я сам лично присутствовал, люди много смеялись во время просмотра фильма. Особенно в США. Также было проведено исследование, благодаря которому выяснилось, что родители приводили своих детей на фильм по несколько раз, так что те уже наперед знали содержание фильма.

Есть ли вообще в мире спрос на документальное кино?

Существует огромная проблема, касающаяся заблуждения публики по отношению к документальному кино, считающей его априори чем-то скучным. По этой причине по-настоящему захватывающие фильмы, которые могли бы получить высокую зрительскую оценку, не доходят до масс. Мне кажется, ответственность за это лежит на целом поколении документалистов, которое долгое время не принимало во внимание интересы публики. Некоторые даже гордились такой своей андеграудностью. Вообще, в документалистском сообществе есть презрение как к широкой публике, так и коммерческому успеху. Им наивно кажется, что широкая публика — те дебилы, не отлипающие от телевизора, на которых они не собираются равняться. Тонкость же состоит в том, чтобы твое личное авторское отношение к материалу не мешало просмотру фильму. Кино должно быть не только интересным, но и доступным наибольшему количеству людей. Что меня поразило в «Малышах», так это то, что на него ходили люди, до этого ни разу не смотревшие в кинотеатре документальное кино. Лично я очень рад, что у меня получилось сделать фильм привлекательным и многих им заинтересовать.

Положение дел в документалистике во Франции через пару лет как-то радикально может изменится?

Не думаю, что произойдут радикальные изменения. В моей профессии происходит такой же по духу процесс, что и с мировым капитализмом. С одной стороны голливудские постановки занимают 99,9% от рынка кино, с другой — международные конгломераты владеют мировым богатством. Поскольку развиваться все будет также, необходимо найти иной способ дистрибуции документальных фильмов. Как вариант — интернет.

То есть профессия документалиста станет маргинальным занятием?

Так и случится. Поэтому нам нужно срочно найти другие способы и средства, чтобы иметь возможность доставлять свое кино до зрителя.