Первый шаг — всегда самый сложный. Даже если вы ученый и собираетесь поделиться результатами своего открытия. Как написать научную статью, на что обращать внимание, сколько можно шутить и какой язык использовать — об этом говорили эксперты на круглом столе во время научной школы-конференции «Современная биология & Биотехнологии будущего», посвященной острым вопросам и актуальным проблемам фундаментальной и прикладной биологии. T&P публикуют результаты первой дискуссии.

Зачем ученые пишут статьи? Как метко выразила суть проблемы студентка биологического факультета МГУ, зарплата нужна российскому ученому, «чтобы купить корм коту и пакеты для мусора», благо, ее размер это сделать позволяет. К сожалению, на большее, а уж тем более на приобретение реактивов и необходимого оборудования для лабораторий, которое имеет высокую стоимость и в основном привозится из-за границ, ее зачастую не хватает, поэтому живут и работают ученые на деньги грантов. Впрочем, и в развитых странах постоянную позицию имеют только профессора, а исследования ведутся на средства с грантов, получаемых на конкурсной основе.

Чтобы стать обладателем гранта, надо доказать экспертной комиссии, что вы способны выполнить поставленную научную задачу и сделать значимую и важную научную разработку. Важнейшим критерием при распределении грантов на научные исследования является публикационная активность группы, претендующей на получение средств.

«В науке работает правило «publish or perish» — печатайся или умри»

Опубликованная статья — мерило вашей зрелости и профессионализма как ученого. Она показывает, что вы можете поставить и решить нетривиальную научную проблему. Поскольку научная статья — это публикация новых результатов, она также отражает способность находить новые вопросы и/или нестандартные пути решения уже существующих. Еще об одной причине рассказать миру о проделанной работе упомянул ведущий круглого стола Михаил Гельфанд: «Какие бы вы великие ни были, если вы про это никому не расскажете, про это никто и не узнает». И смысл данной фразы не сводится к известной поговорке «сам себя не похвалишь — никто не похвалит», а заключается в том, что для других ученых и специалистов R&D ваши находки могут иметь большую ценность и повлиять на их исследования, но если их не публиковать, научное сообщество вовремя не узнает о значимом открытии.

Можно сказать, что в науке работает правило «publish or perish» — «печатайся или умри». Очевидно, публикация статей в уважаемых научных журналах — не просто эффективное средство создания хорошего имиджа ученого, а неотъемлемая составляющая его деятельности, играющая исключительную роль в его карьере. Но при написании и публикации первой статьи молодые ученые испытывают серьезные затруднения, часто психологического характера: страх, неуверенность или, как это еще называют, «паралич перфекциониста», порождаемые отсутствием опыта и незнанием тонкостей, связанных с процессом публикации. Как перестать паниковать и написать первую статью — на этот и многие другие вопросы отвечали эксперты-участники круглого стола на зимней школе «Биотехнологии будущего»: Михаил Гельфанд, Георгий Базыкин, Светлана Боринская, Максим Имакаев, Александр Панчин, Ирена Артамонова, Илназ Климовская.

Как написать?

Принимаясь за статью, молодой ученый может долго пребывать в состоянии растерянности, не зная, с чего начать. Путь решения проблемы «чистого листа» у каждого свой: один в первую очередь пишет аннотацию (краткое резюме), другой — «Материалы и методы», третий начинает с выводов, кто-то готовит иллюстрации и таблицы, отображающие результаты работы, и формирует тем самым каркас, вокруг которого будет строиться повествование. Порядок на этом этапе не принципиален: все неоднократно придется переделывать. Какие разделы в каком порядке лучше писать, что следует включать в каждый из них, подробно разбирается в курсе «Writing in Sciences» Стэнфордского университета, а также в статьях «Clinical Chemistry Guide to Scientific Writing» и «Essentials of Writing Biomedical Research Papers». Но есть несколько важных моментов, которые не стоит упускать из виду

Аннотация (abstract) часто пишется раньше других разделов. Аннотации становятся абзацем в заявке на гранты, их требуют для регистрации на конференции и т.п. Это происходит задолго до появления финальная версии научной работы и собственно статьи, которая подведет все итоги и обобщит. Это нормально: постановка проблемы становится ясна намного раньше, чем бывает сформулировано ее решение и перепроверены все доказательства. Чтобы ваша работа была доступна для поиска и качественно индексировалась поисковыми движками, ваш abstract должен содержать все релевантные ключевые слова (теги). Научные статьи все чаще печатают в интернет-изданиях, не имеющих бумажной версии, а свежие работы, как правило, ищут по ключевым терминам, поэтому включение релевантных тегов в название статьи и аннотацию крайне важно. Чем чаще вашу работу будут находить, тем большую известность приобретут ваши идеи и находки, тем чаще на нее будут ссылаться, таким образом повышая ваш индекс цитируемости. Если вы не являетесь ученым с мировым именем, то просто для того, чтобы вашу работу элементарно заметили, стройте резюме так, чтобы именно ваша статья выдавалась в ответ на поисковые запросы того читателя, которого вы хотите привлечь, и чтобы ее можно было найти по списку тегов, на которые можно подписаться. Кажется, что это трудно, но такое умение быстро приходит с практикой.

«Шутливые и заигрывающие заголовки должны быть используемы с осторожностью: есть вероятность, что рецензент не обладает достаточным чувством юмора»

Язык и стиль. Для преодоления проблем с выработкой стиля для написания статей полезно ознакомиться с работами других, более опытных авторов, которые преодолели трудности такого рода настолько давно, что имеют право пошутить как Мартин Новак: «Я никогда не читаю чужие статьи — это плагиат». Можно завести словарик емких слов и выражений, что особенно полезно при написании статей на неродном языке.

После того, как вы уже создали первую версию описания вашей работы — статью, — целесообразно обратиться за помощью к людям, которые имеют меньше проблем в обращении с языком: филологам, лингвистам, журналистам. Они могут не понять сути вашего исследования, но у них есть ценное свойство: умение придавать изложению четкость, логичность, последовательность, гармоничность и стройность. Самостоятельно это сделать бывает сложнее, чем кажется на первый взгляд. Все-таки «правильные слова в правильном порядке» — это уже поэзия, по определению английского поэта-романтика Кольриджа.

Важно изложить мысль в статье понятно, и поэтому имеет смысл пользоваться опытом научных журналистов. Разницу в подходах к созданию текста подчеркнул Александр Панчин: «Научным журналистам не хватает аккуратности в передаче фактов, а ученым — некоего вдохновения. Статья представляется им как сухой научный труд, который получен пóтом и усилиями. И, напротив, «научному журналисту писать приятно и интересно»».

Как автор многочисленных научных и научно-популярных статей, Александр Панчин советует в процессе написания «подумать, что еще следует из гипотезы», найти связи, аналогии, развить свои выводы. Это позволит вам достигнуть расположения читателя благодаря более интересному и целостному изложению. Важно помнить: искусство писать стройные понятные тексты — то искусство, которому можно научиться. Многие ученые и журналисты находят полезной книгу «Как писать хорошо».

Заголовок. Как статью вы назовете, так она и поплывет. Выпуская свое творение в «свободное плавание», необходимо помнить о том, что судьба его во многом зависит от выбранного заглавия. Во-первых, оно должно соответствовать теме, а во-вторых — содержать в себе, как и аннотация, важные ключевые слова, по которым легко можно найти вашу работу. Также стоит обратить внимание на широкий круг ваших потенциальных читателей и в названии упомянуть более общий вывод/тему вашей работы, не увлекаясь при этом чрезмерным загромождением названия сокращениями белков, генов и методологий. Название должно звучать убедительно и весомо, вызывать интерес и любопытство.

О том, как можно кардинально изменить отношение ко всей работе, переделав только заголовок, рассказала Светлана Боринская: «Хочу рассказать вам о нескольких забавных, немного детских студенческих работах. К примеру, первоначальное название одной из них было таким: «Сравнение внутреннего строения представителей различных классов кольчатых червей (продольные и поперечные срезы)». Сравните с измененным названием: «Исследование зависимости морфофункциональной организации от условий обитания на примере внутреннего строения представителей разных таксонов кольчатых червей»».

В англоязычных изданиях зачастую используют названия, написанные через двоеточие: первая часть — более общая тема, вторая — более специализированная и узкая расшифровка открытия. Другим вариантом двойного названия может быть структура, в которой первая часть короткая, юмористическая, а вторая — серьезная, научная. К примеру, «Hard rock life: Collecting census data on microbial denizens of hardened rocks». «Шутливые и заигрывающие заголовки должны быть использованы с осторожностью: есть вероятность, что рецензент не обладает достаточным чувством юмора, чтобы оценить вашу шутку, и отклонит статью», — поделился неудачным опытом Михаил Гельфанд.

Русский или английский

Мы уже затронули тему того, как отличаются статьи, которые пишутся для русских журналов, от работ для публикации в зарубежных изданиях. Считается, что международная, уважаемая наука делается на английском языке. Тогда перед нами встает вопрос: стоит ли публиковаться по-русски в национальных изданиях? Свою точку зрения на данный вопрос высказал Георгий Базыкин: «У меня нет ни одной статьи по-русски и довольно много статей по-английски. Я никогда в жизни не писал статьи по-русски и не очень понимаю, зачем. Мне кажется, это искусственно уменьшает число ваших читателей».

Некоторые ученые принципиально публикуются исключительно в отечественных журналах на родном языке, чтобы поднять их престиж до международного уровня. Стоит понимать, что они не всегда обоснованно жертвуют своим рейтингом, ведь международное научное сообщество просто не знает русского языка и не сможет прочитать их работу и оценить их вклад.

Но это не единственно возможная точка зрения. По мнению Ирены Артамоновой, в некоторых ситуациях имеет смысл поместить статью о результатах в русском журнале. Так, если у вас была маленькая, простая и ясная задача, допустим, в рамках курсовой или дипломной работы, и вы хорошо с ней справились, но результаты недостаточно новы или существенны для публикации в высокоцитируемом/конкурентном журнале, такую работу логично напечатать в отечественном издании, где, к тому же, порог на принятие статей к публикации ниже. Кроме того, этот вариант подойдет вам, если работа была проделана вместе со студентом, который в результате уехал за границу и «увез» идею с собой, и теперь не продолжает исследование по данной теме.

«Прелесть статей о гениальных открытиях и изобретениях заключается в том, что рано или поздно о них в любом случае кто-нибудь узнает»

По вопросу, стоит ли писать статью сначала по-русски, а потом переводить на английский, аудитория пришла к мнению, что писать по-русски, а потом переводить на английский — занятие, отнимающее слишком много времени и не дающее ощутимой пользы, так как строить тексты нужно, учитывая специфику языка. Много полезных советов, касающихся написания текстов именно на английском языке, можно почерпнуть из 1–3 недель курса «Writing in the sciences» Стэндфордского университета.

Индекс цитирования и импакт-фактор: размер имеет значение

Мы уже неоднократно касались темы выбора публикационной стратегии. Данный вопрос встает перед учеными необычайно остро, что проиллюстрировал Михаил Гельфанд: «Мендель — классический пример человека с неправильной публикационной стратегией: статью об открытии чрезвычайной важности — законах, объясняющих механизм наследования, — он опубликовал в очередном томе «Трудов Общества естествоиспытателей», и на 50 лет генетика была аккуратно похоронена. Вот представьте себе: если бы Дарвин знал про генетику, насколько по-другому все это бы происходило!»

Конечно, через много лет, уже после смерти Менделя, мир все же признал его заслуги. Прелесть статей о гениальных открытиях и изобретениях заключается в том, что рано или поздно о них в любом случае кто-нибудь узнает, возможно, даже скоро. Как это случилось с работой братьев Райт, которую принял только журнал, посвященный проблемам пчеловодства. Однако возможен и более грустный вариант: о вашем исследовании могут так и не прочесть, что практически равнозначно тому, что его для науки никогда не существовало. Степень «научной великости» имеет положительную корреляцию с вашей цитируемостью и индексом Хирша — количеством публикаций, равным X, которые были процитированы X и более раз.

Так чем же руководствоваться при выборе издания? Для разрешения сомнений по этому поводу следует принимать во внимание тематику журнала, а также различные индексы и рейтинги. Самое главное — найти такой или такие журналы, которые наиболее подходят под тематику вашего исследования. Затем стоит адекватно оценить уровень значимости и качество вашей работы, сравнив ее с другими статьями в данном издании, и решить, заинтересуются ли редакторы журнала вашей работой, чтобы не терять драгоценное время — не только ваше, но и редакторов. Также важно обратить внимание на индекс цитирования и импакт-фактор (IF), который равен среднему количеству ссылок на статью в данном журнале за два года. Именно по IF журнала, в котором статья опубликована, будут оценивать вашу успешность.

Школа-конференция «Современная биология & Биотехнологии будущего» прошла в конце января — начале февраля 2014 года. Данная школа стала уже четвёртой в череде мероприятий, организованных образовательной организацией Future Biotech. По уже сложившейся традиции зимняя школа проводится совместно с командой молодых учёных во главе с Михаилом Гельфандом. В этом году со-организатором школы стал Центр инновационного развития Москвы, ответственный за разработку и реализацию государственных программ развития высокотехнологичных секторов экономики города.

Кроме того, количество читателей у журналов с высоким IF выше и, таким образом, о вашей работе узнает большее количество ученых. Несмотря на то, что индекс цитирования и импакт-фактор чрезвычайно важны, в некоторых случаях целесообразнее отдать свою статью в журнал с меньшим показателем. В первую очередь это касается тематических изданий, которые могут иметь большое влияние, но при этом импакт-фактор небольшой величины, а также ситуаций, когда важнее напечатать работу раньше, чем это сделает ваш конкурент. Бывает также, что журналы для повышения релевантности и индекса публикуют сенсационные, но недостаточно тщательно проверенные данные. Им выгоднее, чтобы из пяти статей четыре провалились, но одна имела 1000 цитирований, чем чтобы каждая из пяти статей имела 20 ссылок. Тут уж, разумеется, приходится ориентироваться не по индексам, а по обстоятельствам.

Еще один важный момент — платные публикации в журналах с рецензированием работы специалистами в вашей области. В последнее время количество изданий, использующих бизнес-модель, при которой автор платит за возможность поместить статью в журнал, а не читатель за подписку на издание, существенно возросло. К сожалению, это зачастую связано с тем, что подобной стратегией создатель электронного интернет-журнала минимизирует риски, связанные с недостаточным качеством опубликованного материала, зато увеличивает потенциальную прибыль. Но наряду с недобросовестными платными изданиями, делающими бизнес на тех, кому нужны публикации, существуют и те, которые пользуются определенным уважением (например, семейства журналов PLoS или BMC) и могут даже предоставлять некоторые скидки, принимая во внимание ваше финансовое положение.

Как же реагировать на предложение напечатать работу в платном издании? По мнению Михаила Гельфанда, здесь все зависит от того, насколько жестко рецензируются присылаемые в журнал статьи. Если издание публикует за деньги любые материалы без каких-либо ограничений, то наличие вашей статьи в нем не только не принесет вам пользы, но даже может нанести ущерб репутации. Одно из изданий этой категории, входившее в список ВАК, было разоблачено в ходе акции «Корчеватель», проведенной газетой «Троицкий вариант — Наука». Заместителю главного редактора Михаилу Гельфанду удалось уличить интернет-журнал в некомпетентности и отсутствии рецензирования, отправив в него лишенный смысла текст, сгенерированный компьютером, и оплатив его публикацию. В результате, когда была доказана некомпетентность анализируемого издания и вышла статья об итогах расследования в газете «Троицкий вариант — Наука», ВАК исключил разоблаченный журнал из списков и даже отчасти пересмотрел правила, по которым данные списки формируются.

Рецензирование: правила тона

Отдельная тема — рецензенты, с которыми ученым приходится сталкиваться независимо от их желания, а иногда и самим выступать в этой роли. Поэтому необходимо знать не только правильный подход к этим людям, от которых зависит судьба вашей публикации, но и иметь «противоядие» на случай, если эти хитрости употребляются против вас. Так, порой рецензенты советуют ссылаться на их собственные работы, таким образом раскрывая самих себя. Михаил Гельфанд в случае, когда сам выступает рецензентом, использует следующую хитрость: «У меня есть коварное средство: я обычно прошу сослаться на кого-нибудь другого».

Всегда следует помнить о том, что ваш первый читатель — редактор журнала, и понимать, что ваша статья — почти письмо, адресованное в первую очередь ему, и только если он одобрит — тогда читателю. Редактор же подберет для вашей статьи рецензентов. Некоторые журналы позволяют автору предложить возможных рецензентов — это делается для облегчения работы редактора. Вы можете использовать это, чтобы предложить тех, кто доброжелательно отнесется к вашей статье, но не следует злоупотреблять: не стоит предлагать соавторов вашей предыдущей статьи или, скажем, людей с только русскими фамилиями.

«Спорить с упрямыми и самоуверенными авторами — напрасная потеря времени и сил»

Раньше рецензиям уделялось гораздо больше времени: и редакторы, и рецензенты подолгу разбирались в неточностях, вникали в детали, когда находили причины, чтобы не публиковать работу. Теперь же стало «модно» соревноваться в скорости рецензирования. На то, чтобы изучить тему, у редакторов не хватает времени, поэтому если вашу статью отвергнут из-за того, что она не была предельно понятной, грамотной и содержала стилистические ошибки, виноваты будете только вы. Причем нельзя исключать, что вам не объяснят истинных причин отказа, ответят как можно короче и сошлются на то, что потенциал вашей статьи и престиж их журнала просто не сопоставимы. Если вы ранее публиковались исключительно на русском языке, ваши предыдущие статьи могут быть просто проигнорированы. Безусловно, все вышеперечисленное — большое упущение редакторов, но страдать от этого придется вам, поэтому стоит быть готовым к таким поворотам и ухабам на сложной дороге к своей цели.

Что же делать по получении рецензии и письма редактора? Как минимум, их надо внимательно прочитать. Иногда оказывается, что редактор не во всем согласен с рецензентами и прямо указывает, на какие замечания стоит обратить внимание. Среди замечаний часто встречаются содержательные, указывающие на пробел в вашей работе — тогда действительно стоит проделать дополнительные исследования. Могут быть простые, чисто редакционные замечания — даже если вы с ними не до конца согласны, как правило, бывает проще сделать требуемое изменение. Наконец, могут быть замечания, с которыми вы принципиально не согласны — в таком случае надо подробно изложить причины этого несогласия. Есть хорошая английская формулировка — «we respectfully disagree». Следует стремиться к тому, чтобы таких несогласий было не слишком много. Если от вас требуют дополнительной работы, которая равна по объему самостоятельному исследованию, можно попробовать сказать, что вы про это думали, сославшись на какой-либо фрагмент текста, где говорилось о чем-то подобном, но это выходит за рамки данной статьи и будет опубликовано отдельно. Кстати, если рецензент действительно предложил новую идею, и вы сделали соответствующую работу, все равно полезно показать, что вы про это подумали, а вот теперь, по предложению рецензента, решили включить: это небольшое лукавство развеет впечатление, что вы не до конца продумали свой проект.

Готовя исправленную версию, стоит выделить цветом все изменения в тексте или править в режиме записи изменений — это облегчит работу редактору, — и некоторые журналы прямо этого требуют. Сделав новую версию, подготовьте письмо редактору с перечислением всех содержательных комментариев рецензентов и ваших ответов на них. Полезно понимать, что основным читателем этого письма опять же будет редактор, поэтому в нем должно быть как можно меньше споров. К каждому замечанию напишите, что вы согласны, внесли требуемую правку и приведите исправленный кусок, либо напишите, что не согласны. В преамбуле опишите в общем, какие дополнительные исследования или существенные переработки текста были сделаны. Все это повышает ваши шансы на то, что редактор примет статью без повторного раунда рецензирования. Обычно в журналах есть четыре варианта рекомендаций рецензентов и решения редактора: принять «как есть», принять с небольшими изменениями — «minor revision» (обычно в таких случаях редактор просто проверяет, внесены ли они в новую версию), принять условно с большими изменениями — «major revision» (как правило, означает дополнительное рецензирование) и отклонить. В последнее время «major revision» заменяют на «отклонить с возможностью повторного рассмотрения» — это практически одно и то же; журналы таким образом стараются чисто формально сократить среднее время от получения до принятия статьи.

А теперь посмотрим на другую сторону медали, то есть, на тот случай, когда рецензентом являетесь именно вы. Порой в научные журналы присылают недоделанные работы или откровенный бред и всерьез требуют его опубликовать. Александр Панчин рассказал о том, как ему присылали на рецензирование статью «Геном снежного человека», ДНК которого были добыты якобы из следов легендарного существа. Рецензент не поленился прогнать предъявленные последовательности через программу BLAST и показать, что они принадлежат медведю, на что автор, защищаясь, отвечал, что это просто общие с медведем гены и что у Homo sapiens таковые тоже имеются. Здесь вспомним о чудесной стратегии, которую используют занятые и важные редакторы журналов с мировым именем: просто «дадим отлуп». Спорить с упрямыми и самоуверенными авторами — напрасная потеря времени и сил, которые можно потратить с гораздо большей пользой. Если же, напротив, статья толковая, то правильнее указать на недочеты и попросить исправить их.

Порядок авторства — самый больной вопрос

Вопрос авторства научных статей является наиболее болезненным, и поэтому неудивительно, что в процессе обсуждения его также не оставили без внимания. Порой недобросовестный начальник лаборатории присваивает себе идеи подчиненных или вписывает в раздел «Авторы» людей, которые не внесли никакого вклада в проделанную работу, преуменьшая заслуги тех, кто проделал основную часть. Кроме того, существуют неоднозначные ситуации, когда случайный разговор за чаем служит толчком для начала или продолжения исследования, но при этом автор идеи в проекте не участвует. Решение о том, стоит ли включать в соавторы человека, придумавшего эту идею, остается за руководителем проекта.

Такие поступки кажутся авторам — двигателям проекта — возмутительными, так как принижают их заслуги, мешают продвижению по карьерной лестнице и порой сильно задевают их самолюбие. Есть несколько способов борьбы с подобными нарушениями этических норм, использующихся как на массовом, так и на индивидуальном уровне. Издания предоставляют широкие возможности для описания роли в исследовании его участников.

Во-первых, это последовательность перечисления авторов: первый автор — это человек, внесший наибольший вклад в работу, собственно экспериментатор; далее авторы следуют в порядке уменьшения значимости их роли в исследовании, и последним должен быть указан руководитель лаборатории, где было выполнено исследование, либо руководитель проекта. Если работа была выполнена двумя учеными в равных долях, то есть возможность указать нескольких авторов в качестве «первых» (Joint first authorship); реже встречаются несколько «последних» авторов — обычно так бывает, если работа сделана в сотрудничестве двух научных групп.

Во-вторых, все чаще выделяется специальный раздел в конце статьи, в котором четко прописывается вклад каждого из соавторов в работу. При этом если человек не выполнил никакой задачи, редактором может быть поставлен вопрос о его исключении из ряда соавторов.

В-третьих, существует раздел «Благодарности», в котором можно отметить человека, влиявшего на проект, но не принявшего непосредственного участия в нем. На индивидуальном уровне вопросы авторства сложнее, и каждый принимает решение сам. Кто-то предпочитает активные действия и отстаивает свое мнение, кто-то просто ждет «лучших времен», когда он станет руководителем лаборатории и сам сможет всем управлять и устанавливать свои порядки. В данном вопросе, как и в других аспектах жизни, не стоит все однозначно делить на черное и белое. В любом случае, перед тем, как устраивать «революцию» и свергать «тиранов», стоит пытаться посмотреть на проблему с другой точки зрения. Возможно, в итоге окажется, что «злой» шеф не давал вам публиковать маленькие статьи по текущим результатам для того, чтобы работа «доросла» наконец до уровня Science или Nature, а ваша идея, которую вы рассказали другу и все равно бы не имели возможности воплотить самостоятельно, поможет чуточку изменить мир к лучшему. А разве не к этому стремится настоящий ученый? И небольшое предупреждение — сказанное выше относится именно к биологическим статьям. В других науках традиции могут быть совсем другие: скажем, математики, как правило, расставляют авторов в алфавитном порядке.

Текст: Екатерина Мищенко и Илназ Климовская