Генеральный директор Google Russia Юлия Соловьева выступила на конференции Conde Nast Digital Day с лекцией о том, как технологии изменят нашу жизнь. «Теории и практики» поговорили с ней об образовательных проектах Google, проблемах информационной безопасности и о том, какое будущее ждет нас в мире виртуальных очков, Big Data и персонализированных сервисов.

— Позвольте вас поздравить: в Америке запустили в продажу Google Glass

— Это не совсем так — пока объявлена только тестовая продажа на один день, и сейчас я объясню, почему. Точно так же, как и телефон с платформой Android, Google Glass невозможно представить без наличия правильных, классных приложений. До настоящего времени Google Glass выдавался только разработчикам, чтобы они тестировали эту оболочку и проверяли, насколько хорошо и удобно писать для нее приложения. А сейчас Google Glass будут тестировать и сами пользователи — нам интересно, какие приложения и насколько часто они будут загружать в Google Glass. Для нас это своего рода обратная связь. С помощью такого теста мы хотим понять, что будет наиболее востребовано, что не приживется, будут ли проблемы с использованием различного функционала. И как вообще люди будут использовать Google Glass.

— Я понимаю, что этот вопрос вам задавали еще прошлым летом, но все же: когда в России официально появятся Google Glass? Насколько сложно будет сочетать их с российским законодательством?

— Мы так же, как и вы, ждем появления Google Glass на российском рынке, но это вопрос не ближайшего будущего. Что касается законодательства, то, конечно, предстоит проработать ряд вопросов. Но уже сейчас мы готовы чутко реагировать. Мы знаем, что новые технологии всегда вызывают новые вопросы, поэтому с самого начала предусмотрели настройки безопасности. Например в Google Glass — точно так же, как у видеокамеры и телефона — когда идет какая-то запись, горит лампочка. Не бывает автоматического начала съемки — нужно подать знак голосом или жестом.

— То есть базовый набор приложений уже существует?

— Он создается. Мы как компания заинтересованы, чтобы и разработчиков, и приложений появлялось как можно больше.

— В СМИ можно встретить выражение, что идет эра Google Glass — вы думаете, они как-то изменят мир?

— Google Glass освобождают руки и делают наше общение со смартфоном более интуитивным, но при этом задачи с Google Glass мы будем выполнять все те же — отправлять почту, говорить по телефону, фотографировать, смотреть карты — в этом отношении мир уже поменялся. Это просто еще одна веха в развитии технологий, которая улучшает жизнь и делает ее более удобной и комфортной.

— Каких следующих технологий нам ждать от Google?

— Внутри Google есть подразделение Google X, которое занимается самыми новейшими технологиями, многие из которых не имеют прямого отношения к продуктам Google или даже к интернету. Независимо от того, что за технологию разрабатывает Google, создатели уверены, что она прежде всего должна решать глобальные проблемы и улучшать жизнь людей.

Так, недавно мы анонсировали проект по разработке линзы, которая с помощью миниатюрной электроники может помочь повысить точность анализов уровня глюкозы в человеческой слезе, что очень важно для людей, больных диабетом, одним из самых распространенных заболеваний в мире. Им страдает каждый 19-й житель нашей планеты.

«Иногда технологии слишком проникают в мою личную жизнь, и тогда я закрываю некоторые опции в настройках. Надо уметь общаться со своим телефоном и понимать, где тебе комфортно, а где — нет»

Конечно же, Google как интернет-компания очень заинтересован в том, чтобы увеличить доступ населения к интернету. Один из проектов в этой сфере называется Loon. Это воздушные шары, которые поднимаются на большую высоту, они оснащены батареей и антенной и используют силу ветра. Каждый шар способен «передавать» беспроводной интернет на территорию диаметром 40 километров. Шары очень экологичны, и Google имеет возможность их посадить там, где нужно, чтобы перезарядить антенну, отправить обратно или утилизировать.

Недавно Google купил компанию Titan Aerospace, производителя беспилотников на солнечных батареях, которые потенциально могут решать похожую проблему — обеспечивать доступ человечества к интернету, особенно в отдаленных и труднодоступных местах. Не секрет, что большая часть населения Земли не имеет доступа в интернет из-за дороговизны технологий доступа или низкой плотности населения на территории. Все продукты в Google X пока тестируются — говорить о каком-то коммерческом применении для многих из них рано.

— Какой проект Google X лично вам нравится больше всего?

— Мне симпатичен проект Loon, потому что это так романтично — воздушные шары, полеты на большой высоте. Эта технология напоминает книги писателей-фантастов, которые мы читали в детстве. Воздушные шары — явление не новое, еще в давние времена люди использовали их как средство передвижения. Сейчас же мы видим смешение прошлого, будущего, природных явлений, например силы ветра и технологий.

— Председатель совета директоров Эрик Шмидт сделал заявление о том, что весь мир выйдет в онлайн к концу десятилетия — именно с расчетом на эти технологии?

— Я думаю, этому будут способствовать и другие технологии, но очевидно, что Google будет помогать решать эту задачу.

— Интернет вещей уже случился — что будет после этого?

— Да, уже сейчас мы наблюдаем интернет вещей. Но сейчас мы вынуждены отдавать команды нашим устройствам, а в недалеком будущем нам будут предлагаться параметры возможных действий в зависимости от того, как наши устройства запоминают наше поведение. В этом, я думаю, стоит ждать прорыва: теперь интернет — это не просто взаимодействие человеческого мозга и компьютера, а компьютеры, которые между собой договариваются, как нам помогать. Нам все меньше приходится думать о рутинных вещах — все больше компьютеры делают это за нас. А потом еще и расскажут о проделанной работе.

— Как раз вчера я держала в руках телефон Google, и он напоминает о том, что нужно сделать, предлагает разные возможности сам, без запроса.

— Я обожаю этот продукт — Google Ассистент. Во-первых, он сам учится. Как потребитель я вижу, что вчера он предлагал мне что-то одно, а сегодня для тех же параметров он предлагает две или три опции. Если вы дали доступ к своим данным, программа, например, находит в почте электронный билет на самолет и предлагает выехать в определенное время на свой терминал; сообщает, отходит поезд вовремя или задерживается. В Америке, например, можно зарегистрироваться на рейс, выбрать место, еду. При этом не нужно уходить на сайт авиакомпании — вы просто нажимаете две кнопки на телефоне: какую вы хотите еду и где вы хотите сидеть. Также телефон может предложить заказать такси.

Еще я очень активно пользуюсь голосовыми командами, например прошу голосом поставить будильник на определенное время. А в перспективе телефон вам будет так же голосом отвечать.

— Со всем этим связано много вопросов о безопасности — в частности, американский скандал с NSA. Что вы думаете по этому поводу и насколько это компрометирует таких IT-гигантов как Google?

— Я начну с того, что вопросам безопасности данных клиентов мы всегда уделяем много внимания. Важно также понимать, что в том, что касается персональных данных, многое определяет сам пользователь.

У меня есть знакомый, бывший полковник ФСБ, у него изолентой заклеена камера в его телефоне — это один выход. Можно сказать себе: для меня телефон это голос и звонки, можно купить себе аппарат с большими кнопками, записать туда десять телефонных номеров и звонить. И для кого-то это будет подходящий уровень комфорта.

Я для себя выбираю другой сценарий — мне важно, чтобы телефон знал меня и помогал мне в жизни. Если рассматривать телефон не просто как устройство для звонков, а как помощника, диспетчера, тогда пользователь выбирает, насколько он хочет быть открытым этим технологиям. Опять же, по своему опыту я знаю, что иногда технологии слишком проникают в мою личную жизнь, и тогда я закрываю эти опции в настройках. Надо уметь общаться со своим телефоном и понимать, где тебе комфортно, а где — нет. Это касается не только телефонов, но и, например, социальных сетей — насколько ты активно участвуешь или не участвуешь и готов делиться — каждый из нас должен делать это сознательно.

Поэтому очень важно, чтобы родители, например, обучали своих детей тому, что можно, а что нельзя делать в Сети. Но мы должны жить с пониманием, что это новая реальность и что в этой новой реальности есть новые правила игры и новое поведение. Мы можем либо закрыться от нее полностью и переехать жить в лес — что тоже допустимый для кого-то вариант — либо научиться правильно с этим жить.

— Наступает эпоха Big Data, и Google находится в авангарде этой информационной революции. Какие преимущества она принесет?

— Big Data сегодня используется многими, и не только самыми технологичными компаниями. С помощью Big Data компании могут предлагать людям именно то, что им нужно, в зависимости от того, как они ведут себя в сети и реальной жизни.

Мой любимый пример связан с компанией Target, которая неожиданно стала присылать 16-летней девочке информацию про товары для беременных. Ее отец позвонил в компанию и выразил возмущение, заявив, что его дочь еще учится в школе и ему непонятно, почему ей присылают подобного рода информацию. Вскоре он перезвонил и извинился, потому что его дочь на самом деле оказалась беременна. Она была очень молода и не рассказала об этом родителям, но компания Target и целый департамент статистического анализа на основании изменений в ее поведении определили, что она, скорее всего, ждет ребенка, и стали предлагать ей новые продукты. Например, она перестала пользоваться ароматизированными кремами и косметикой, покупать определенные витамины и пищевые добавки и, таким образом, изменения в ее поведении позволили компании сделать такие выводы.

— То есть, вам кажется, что Big Data приведет к более индивидуализированному подходу?

— Конечно да — другое дело, что многие компании пока технологически и эмоционально не готовы к эпохе Big Data и не могут очень хорошо анализировать данные своих клиентов. Для этого у тех же сотовых операторов должны быть очень хорошие системы, которые отслеживают и предлагают данные в зависимости от того, что клиент хочет. Есть отрасли, которые уже очень давно и хорошо научились использовать Big Data — это банки, например.

— Расскажите об образовательных программах Google Russia — я знаю как минимум про программу для людей старше 60 лет, «понятный интернет»

— У нас есть еще образовательная программа, связанная с безопасностью в интернете — как раз о том, как защитить свой аккаунт от мошенничества и спама, создать надежный пароль и так далее.

В этом году мы начали большой проект, связанный с космосом. Нашими партнерами стали Мемориальный музей космонавтики Москвы, Музей космонавтики имени Юрия Гагарина в Звездном городке, Музей истории космонавтики имени Циолковского в Калуге, Государственный геологический музей РАН им. Вернадского, демонстрационный зал научно-производственного предприятия «Звезда» имени Г.И. Северина. Мы хотим возродить интерес к теме космоса и показать, что современные технологии могут дать в изучении этой области. Совместно с нашими партнерами мы создаем виртуальный музей космонавтики на платформе Академии культуры. Одновременно мы начали проводить виртуальные видеовстречи с космонавтами, которые в режиме реального времени общались со всеми людьми, которые могли присоединиться, отвечали на их вопросы в интерактивном режиме.

В России мы запустили конкурс детских и юношеских интернет-проектов: «Цифровое поколение», в мире Google ежегодно проводит «Научную ярмарку» — инновационный технологический конкурс для молодежи, который популяризирует науку. Радостно видеть, что все больше и больше российских детей становится финалистами и участниками таких конкурсов.

Еще один прорыв, который можно применить в образовании — это использование возможностей проекта Google Art. Во первых, это дает возможность многим, и детям, и взрослым, по-новому взглянуть на искусство: побродить по залам музеев мира, в очень большом приближении рассмотреть мировые шедевры, создать собственную коллекцию, получить отзыв от профессиональных кураторов. В этом проекте идет слияние профессионального и любительского на очень хорошем уровне, которое приводит и к общей популяризации искусства, и к расширению сферы знаний в этом направлении.

У нас также есть программы для учителей, которые обучаются, применяя приложения Google, есть программы для науки и техники, для детей. Будем продолжать работать в этом направлении.

— Как интернет меняет образование — и изменит его в будущем?

— Постепенно уходит в прошлое обязательное сидение в классе с преподавателем и доской. Многие занятия проходят как видеоуроки или онлайн-семинары, к которым ты можешь подключиться и слушать преподавателей из любой точки планеты. Обучение продолжает оставаться интерактивным, но не требует физического присутствия преподавателя. Я это наблюдаю по тому, как мы в Google обучаем сотрудников. У нас есть список и календарный план занятий, на каждое занятие ты сам записываешься — преподаватель не ограничен количеством слушателей. Каждый может подключиться и задать вопрос. На экране фиксируется домашнее задание — сколько ты сделал. А если ты хочешь повторить курс, там будут краткие видеоролики, которые в интерактивной манере помогут тебе все запомнить лучше.

— В Париже в декабре прошлого года открылась лаборатория при арт-академии Google. У нас ничего подобного пока не планируется?

— Я сама была в этой лаборатории две недели назад, и это очень впечатляет. Парижский офис сейчас работает над тем, чтобы приглашать внешних спикеров, проводить лекции. Для нас лекцию проводил человек, который в свое время работал в Christie’s, а сейчас возглавляет один из музеев. Он рассказывал, как музеи используют технологии, чтобы привлекать новых пользователей и любителей искусства и как можно с помощью этих технологий подавать искусство с неожиданной точки зрения.

— И последний вопрос — каких новых сервисов нам ждать от Google в этом году?

— Мы работаем над расширением возможностей поиска, в том числе голосового. Как я уже говорила, поиск будет не только выдавать ответы, но и с нами разговаривать — а спектр запросов, которые мы можем ему поручить, будет расширяться. Вы сможете спросить Google, нужно ли вам надевать куртку, и система, проанализировав ваше местоположение и информацию о прогнозе погоды, вполне резонно может ответить вам: «Нет, не надо, дождя не будет. Или можно надеть легкую куртку, потому что будет +20». Вот что, я думаю, мы увидим в скором времени.