Российский рынок краудфандинга появился сравнительно недавно, но очень быстро набирает обороты. На мастер-классе в кинотеатре «35 мм» эксперты объясняли, как запустить успешную краудфандинговую кампанию. Ведущий менеджер проектов Boomstarter.ru Юрий Лисов рассказал T&P о национальных особенностях краудфандинга в России и о том, как проще всего набрать требуемую сумму.

— Чем наш краудфандинг отличается от западного?

— На западе — это ресурсы, прежде всего помогающие развивать технологии. Чаще всего самые громкие проекты там связаны с технологическими новинками и новыми приспособлениями, например, шлем виртуальной реальности, который сейчас купил Facebook. Никому не известные ребята собрали деньги, создали этот шлем, Цукерберг увидел его и захотел купить.

— Получается, что на западе это история вообще не про искусство?

— Да, больше про технологии, но кино набирает рекордные средства на краудфандинговых платформах, самый крупный проект Veronica Mars набрал 90 тысяч спонсоров, это огромное количество людей, целый город. Проект собрал более 5 миллионов долларов. Но, тем не менее, на западе краудфандинговые платформы чаще используются для создания новых технологий.

В России ситуация другая. У нас существует Planeta.ru, где большинство крупных проектов — музыкальные проекты от звезд (Би-2, Сплин). Практически все современные рок-герои реализуют себя сейчас через краудфандинг. На Boomstarter.ru самые популярные направления это тоже музыка (запись альбома или клипа) и фильмы: проект «28 панфиловцев», Михаил Задорнов сейчас собирает деньги на фильм о вещем Олеге.

Причем, интересно, что российский краудфандинг делает людей звездами. В декабре по интернету гулял календарь с зимними видами спорта. Его опубликовали на Adme, в крупнейших сообществах в социальных сетях. Никому не известный художник собрал полтора миллиона рублей на календарь. Это просто чудо. Он ставил себе 150 тысяч рублей, собрал полтора миллиона.

Другой наш тренд — протестность: когда молодым творческим людям государство не дает денег на реализацию их идей, они идут к нам и собирают деньги. Хороший пример — экспедиция «Акватилис» — научная экспедиция на дно океана. Группа молодых ученых из МГУ собрала 2 миллиона рублей, чтобы спуститься на дно, фотографировать океанскую фауну, 80% которой нам просто неизвестно. У нас есть полная карта поверхности Марса, но мы не знаем, кто живет в океанах.

Другой проект — постройка передачи энергии через земную кору. Проект основан на дневниках Николы Тесла. Двое никому не известных ученых собрали полтора миллиона рублей на этот проект.

А еще была вообще какая-то нереальная история: парень в 16 лет, школьник, собрал миллион рублей и с товарищами организовал крупнейший в России игровой фестиваль RuMineCon, основанный на одной компьютерной игре. Мальчику можно просто выходить на площадку и рассказывать, как собрать миллион, когда тебе 16 лет.

— В чем секрет тех людей, которые смогли собрать требуемую им сумму?

— Когда мы анализировали проекты в 300–600 тысяч рублей, мы поняли, что они все финансируются одинаково. Всегда 30–40% требуемой суммы приносит один спонсор. Он появляется из ниоткуда — где-то услышал, кто-то сказал, у знакомых прочитал. Остальное добирается по мелким взносам в 500–1000 рублей. Причем финансирование происходит нелинейно: сначала ваши друзья и знакомые в первые дни кидают вам деньги — вы радуетесь, потом начинается «провис», деньги не поступают — вы начинаете паниковать, в последние две недели деньги опять начинают активно поступать, потому что большинство людей откладывают свою помощь на потом. Если проект набирает в начале 30% суммы, то скорее всего он наберет всю требуемую сумму. Такая статистика есть и в России, и на Западе.

— Сколько денег просить?

— Я всем рекомендую начинать со ста тысяч, потом можно пересобрать, как тот художник, который собирал 150 тысяч, а собрал полтора миллиона. Даже психологически, когда люди видят, что вы собираете огромную сумму, они не поверят, что вы сможете ее собрать, и не будут помогать. Когда сумма более скромная — 100–200 тысяч рублей, есть большая вероятность, что люди помогут. К тому же, нужно понимать, что если вы не набираете требуемой суммы за определенный период времени, то деньги возвращаются. И если вы собирали 500 тысяч, а к концу срока у вас 450 тысяч — их придется вернуть, и вы ничего не получите. Нужно прописывать отложенные цели: например, 100 тысяч — это минимально, если будет 150 — мы улучшим еще что-то, если будет 200 тысяч — внесем более серьезные улучшения.

— Как краудфандинговая площадка зарабатывает на проектах?

— Любая площадка работает за комиссию, размещение проектов на ней бесплатно. Если проект получает нужную сумму, то площадка получает комиссию. Комиссия у всех разная, но в среднем это 10%. Хотя появляется и новая тенденция: в Канаде 15 мая стартует площадка dana.io — они будут работать без какой бы то комиссии, пользователи смогут сами подарить процент своего взноса площадке. Возможно, мы тоже к этому придем, но не в ближайшее время.

С момента начала своей работы успешные проекты на Boomstarter.ru собрали 53 миллиона рублей, из них 5 миллионов заработала непосредственно площадка. Причем процентов 70 от 53 миллионов появились за последние полгода — это связано с тем, что рынок растет очень быстро. Люди привыкли к краудфандингу.

— Чем отличаются принципы работы Planeta.ru и Boomstarter.ru?

— У нас разные краудфандинговые модели. На Planeta.ru автор может забрать деньги, если будет собрано 50% от заявленной суммы. Там комиссия будет выше, по-моему, 15% если сумма собрана, и 10% если набралось 50%. Кроме того, там можно выставлять большие сроки сбора — три-четыре месяца. На Boomstarter.ru — принцип «все или ничего», ты либо собираешь деньги и получаешь их, либо не собираешь. К тому же у нас жесткое ограничение по времени — ты можешь собирать деньги в любой срок до 60 дней.

— Приживется ли краудфандинг в России, на ваш взгляд?

— Он уже прижился, и появляются все новые, интересные тенденции. Например, журналистика. Появляются СМИ, которые целиком или отчасти живут за счет краудфандинга — Colta.ru, например, живет за счет взносов своих читателей, собирая их каждые два-три месяца на Planeta.ru. Есть ресурс Sputnik & Pogrom, где, к примеру, можно прочесть 10 статей бесплатно, а за остальной контент нужно платить.

Я думаю, что краудфандинг со временем разовьется в donation, эта та модель, которую запускают в Канаде, — когда люди добровольно будут оплачивать работу нужных им ресурсов. Если мне нравится сайт, я его поддерживаю. Краудфандинг будет уходить в систему добровольных взносов и пожертвований. Думаю, что будут развиваться и технологические инновации с помощью краудфандинга. Сейчас их нет, но русские изобретатели просто не верили, что у нас можно получить деньги таким образом, поэтому часто ориентировались на западный рынок. Но сейчас эта тенденция меняется, постепенно ученые начинают пользоваться краудфандингом.

— Как убедить людей пожертвовать деньги на краудфандинговые проекты?

— Существует система вознаграждений, нужно понимать, что краудфандинг — не благотворительность, никто с протянутой рукой не стоит. Если мне нужны деньги, я всегда могу дать что-нибудь взамен: если я снимаю фильм, я могу предложить роль в моем фильме, указание имени благотворителя в фильме, билет на закрытый, предпремьерный показ. Это мотивирующие вещи, каждому приятно прийти в кино, показать друзьям свое имя в титрах — рассказать, что живешь не просто так: кому-то помог, кого-то поддержал. Также очень мотивирует ваша сверхидея — например, идея фильма, который вы хотите снять: пусть это будет не просто фильм, а фильм — мечта, ведь все люди хотят, чтобы мечты исполнялись, как их собственные, так и чьи-то другие. Когда помогаешь другим, чувствуешь собственную значимость.

— Помогают ли краудфандинговые площадки продвигать проект?

— В основном, это консультационная помощь, мы рассказываем, как оформить проект, какие вознаграждения предложить, как оформить заявку. Информации по краудфандингу очень мало в интернете, поэтому мы выступаем такой ходячей энциклопедией. Но что касается пиара и рекламы проекта, я считаю, что это должен делать сам автор, это показывает, насколько он мотивирован, насколько хочет увидеть свой проект воплощенным в жизнь. Это естественная фильтрация проектов.

— Сколько проектов вы запускаете в месяц?

— Каждый день мы запускаем 10 проектов, это около 300 проектов в месяц. Из них 15–20% проектов собирают заявленные суммы. На западе это 44%, но там и рынок в три раза дольше существует. К тому же, там большее количество людей привыкло к интернет-платежам, в России люди за 40–50 лет не очень хорошо разбираются в электронных платежах и краудфандинге.

— Если проект не набирает нужной суммы, то деньги возвращаются?

— Когда идет сбор денег, автор проекта знает, кто его поддержал, на какую сумму (имейте в виду, когда вы поддерживаете любой проект, а особенно своих друзей или знакомых, они видят, сколько денег вы внесли, и могут обидеться, если посчитают, что помогли вы недостаточно — прим. авт.), и у каждого человека создается свой электронный кабинет на краудфандинговой платформе, куда эти деньги возвращаются в случае, если проект не набрал нужной суммы. Как правило, люди не забирают эти деньги, а вносят их в другой интересный проект.

— Где люди вносят денег на краудфандинг больше — в России или на Западе?

— Вы удивитесь, но в России люди платят больше, средний платеж в Boomstarter.ru — это примерно тысяча рублей, что больше, чем на Западе. Это удивительно еще и потому, что уровень жизни у нас значительно ниже и люди получают меньше. Видимо, действительно, Россия — щедрая душа.