Разрешать конфликтные ситуации — не самое приятное занятие, но даже самые агрессивные люди способны к эмпатии и компромиссу гораздо больше, чем нам кажется на первый взгляд. О том, как общаться, чтобы быть услышанным, рассказала издатель, переводчик и ведущая семинаров по сетевому этикету и ненасильственной коммуникации Шаши Мартынова на лекции в Dl Telegraph. T&P записали основные тезисы.

В момент общения мы не задумываемся о том, как устроена наша речь. Однако это сложный процесс, состоящий из формирования образов и картинок, выстраивания грамматической системы и самого говорения. Речь обладает четырьмя свойствами: содержательность — набор смыслов, произносимый вслух; понятность (если обращаться к человеку на японском языке, а он его не знает, то речь содержательна, но не понятна); выразительность (тембр голоса, интонации), громкость и действенность, то есть ожидание ответной реакции на сказанные слова.

Когда речь произнесена и доходит до собеседника, образуется «четырехухая» модель коммуникации, разработанная лингвистом Романом Якобсоном. Между отправителем и получателем сообщения возникает четыре канала, действующих одновременно: канал фактов (только факты, сообщенные одним человеком другому), канал отношений (выбор обращения на ты или на вы, тон, определение отношений — близкие или формальные), канал призыва (что мы хотим получить от общения — начиная от того, чтобы нас выслушали, и заканчивая тем, чтобы в ответ на наше послание что-то сделали) и канал исповеди — сообщение о себе, о своем состоянии.

Необходимо помнить: только сам человек несет ответственность за свои эмоции. «Гадость» — лишь субъективная оценка услышанных нами слов

Американский психолог Маршалл Розенберг, ученик классика гуманистической психотерапии Карла Роджерса, в семидесятых разработал систему «Nonviolent communication», базовая гипотеза которой гласит: человеку свойственно испытывать эмпатию к другому человеку, а удовлетворение потребностей в ходе общения зависит от отчетливости коммуникации.

Чтобы понять, как работает «Ненасильственная коммуникация», обратимся к примеру: в момент разговора собеседник начинает кричать. Сначала Розенберг советует наблюдать за происходящим. Здесь важно отделить факт от оценки: факт — голос повысили, оценка — кричат, потому что я что-то делал не так или собеседник просто неуравновешенный. Потом определить собственную реакцию, не обманывая себя (гнев, раздражение или грусть). Сформулировать потребность (чего бы вам хотелось?). И, не стесняясь, попросить этого — в данном случае говорить тише. Но такая система — наблюдение, оценка чувств, формулирование потребностей и их озвучивание — требует ежедневной практики для достижения автоматизма.

Также следует избегать эмоционального шантажа: нужно выражать подлинную искренность, ответственно подходить к собственной уязвимости (некоторые специально терпят унижения, чтобы потом манипулировать человеком, давя на чувство вины), различать мысли и чувства (когда возникает ощущение «я чувствую, что ты меня обманываешь», стоит помнить, что это всего лишь догадки) и стараться заменять страдательный залог на действительный в описании своих ощущений («я огорчился», а не «я огорчен»).

Необходимо помнить: только сам человек несет ответственность за свои эмоции. «Гадость» — лишь субъективная оценка услышанных нами слов, и не надо ругать себя или другого, углубляться в собственные потребности и чувства. Помимо работы над собой, надо работать и с собеседником (возможно, он кричит просто потому, что он глуховат — эту гипотезу стоит проверить).

Каждый человек имеет право удовлетворять свои потребности и просить помощи в этом — но иногда он все равно будет получать отказ. Одна из причин — в том, что когда просят, чаще говорят, что собеседнику не нужно делать, забывая сообщить о том, что нужно. «Не ори» — ошибочная формулировка, гораздо лучше попросить «говори тише». В просьбе о помощи или в претензии должна выражаться сама суть дела, конкретика, но не приказ. Чтобы проверить, дошел ли «запрос» до собеседника, спросите, понял ли он, что от него хотят. Говоря «спасибо», лучше не употреблять льстивых слов («красивый», «щедрый» и т.д.), а благодарить за то, что действительно сделано. И не держите себя в эмоциональном рабстве. Важно смело решаться на искреннюю реакцию, отдавая себе отчет в том, к чему она может привести.

За понимание эмоционального состояния другого человека отвечают определенные области в мозгу: за отвращение и оргазм, за обучение и способность вспомнить знания в нужный момент и за одновременное переживание чужой боли как своей при понимании, что это не твое тело. И это доказывает врожденность сопереживания. Однако надо отличать эмпатию от других реакций: советов, поучений, утешений, попыток отшутиться или отвлечь от проблемы («не обращай внимания»), детальных расспросов, уличения в неправильных поступках. Сопереживать — значит выслушать без оценок, не комментируя поступки человека даже про себя.

В каждом из нас живут два внутренних голоса, мешающие общению. Один из них навешивает ярлыки на поведение окружающих, а другой ищет оправдания (меня заставили; я такой, потому что; мне велели; не знаю, как это получилось). Они опасны, потому что так мы снимаем с себя ответственность за свои же решения.

Ненасильственное общение помогает сохранять энергию, которую мы тратим на агрессию, перестать завоевывать очки за чужой счет (ведь осуждающие ярлыки, навешанные на других людей, делают нас лучше в собственных глазах), не лениться чувствовать и думать, мирно работать над совместными целями и принимать людей такими, какие они есть на самом деле. Гнев — это вполне естественная реакция, но человек ответственен и за него. Энергию гнева лучше направлять на что-то другое.