Депрессия — болезнь, известная с древности. Людям, страдающим от нее, всегда жилось нелегко — не только из-за собственной тоски, но и из-за отношения общества к проблеме: если раньше больного подозревали в одержимости дьяволом, то в наши времена депрессию часто считают проявлением лени и слабости. Ученые, к счастью, думают иначе, и более того, успешно лечат это заболевание. T&P объясняют, чем настоящая депрессия отличается от обычной хандры и что делать, если от нее страдает кто-то из близких.

Бедные люди

«Депрессия» — относительно молодой термин, он появился только в XIX веке. Однако сама болезнь существует уже не первое тысячелетие. Она упоминается в древних текстах Месопотамии, Вавилона, Египта и Китая. В те времена причиной депрессии (как, впрочем, и других психических расстройств) считали одержимость человека демонами. Лечением, соответственно, были сеансы экзорцизма: больных избивали, связывали, морили голодом.

В Древней Греции времен Гиппократа лекари, вслед за самим легендарным врачом, были уверены, что меланхолию (так раньше называли депрессию) вызывает избыток «черной желчи» — одной из основных жидкостей организма. Для лечения этого состояния Гиппократ рекомендовал использовать кровопускания, ванны, физические упражнения и диету.

Следующий важный шаг вперед был сделан во времена Платона: философы того времени пришли к выводу, что причиной душевных болезней могут быть детские переживания и проблемы в семье. Впрочем, дальше этой мысли в те времена продвинуться не удалось — еще через полтысячелетия наступили темные века, не сулившие душевнобольным ничего хорошего.

Святой Августин, живший в самом начале темных веков, заявил, что уныние и подавленность — наказание за грехи, а симптомы тяжелой клинической депрессии — признаки одержимости демонами (да-да, снова). Лечили от «демонов» примерно так же, как и в древности — с помощью наказаний, которыми больные должны были искупить свои прегрешения. Но и постепенное уменьшение влияния церкви к XVII–XVIII векам не принесло больным депрессией ничего хорошего: эпоха разума и рационализма объясняла болезнь «прогрессивно» — как недостаток самодисциплины и потворство лени. Впрочем, это вовсе не значит, что «лени» потворствовала и медицина — депрессию лечили пытками, призванными отвлечь больных от пагубной несобранности.

К середине XIX века в Европе началась мода на истерию — ей объясняли множество заболеваний у женщин, от депрессии до сексуальной дисфункции. Популярность истерии стала причиной появления огромного количества разнообразных методов ее лечения — от гипноза и водных процедур до вполне средневековых практик вроде прижигания кожи кислотой, чтобы отвлечь больную от недуга. В XX веке депрессия стала все чаще появляться как отдельный диагноз в медицинской практике, но и сегодня отношение к ней двойственно — миф о том, что это вовсе не болезнь, а недостаток мотивации, попустительство и лень, жив до сих пор.

Что такое депрессия

Сегодня депрессией принято называть все, что угодно, вплоть до бесконечной грусти по поводу отсутствия в кафе любимого сорта чая. Врачи, однако, имеют на этот счет свое мнение. Депрессия в ее классическом варианте (она еще называется клинической депрессией или большим депрессивным расстройством) имеет четыре основных симптома, и ни один из них вовсе не похож на то, что в норме чувствуют люди, разлученные с любимым напитком.

1) Снижение настроения. Это не просто грусть, а чувство тоски и безысходности, ощутимое буквально физически. В случае, если депрессия вызвана событиями внешнего мира (тогда она называется реактивной), отвлечься от гнетущих мыслей невозможно в принципе, несмотря на все жизнерадостные советы друзей «не зацикливаться». Если депрессия эндогенная (то есть вызванная не внешними факторами или другими заболеваниями) и поводов для печали казалось бы нет, то жизнь просто перестает радовать целиком, совсем.

2) Нарушения когнитивной функции — проще говоря, проблемы с мышлением. Во-первых, мысли становятся очень медленными и неповоротливыми, во-вторых, думать их ощутимо тяжелее, чем раньше — они либо разбегаются, либо путаются, и собрать их воедино не выходит. И, наконец, в-третьих, мысли все время крутятся вокруг чего-то одного. Либо вокруг причины реактивной депрессии, либо, при депрессии эндогенной, вокруг собственных грехов, недостатков, ошибок, изъянов в характере. Так или иначе, довольно часто люди в депрессии приходят к выводу, что во всех своих (и иногда чужих) бедах виноваты именно они, и лучше уже не будет, а значит, жизнь смысла больше не имеет. Именно поэтому депрессия так опасна риском суицида.

3) Двигательная заторможенность. Двигаться становится так же тяжело, как и думать, даже на лице часто застывает одно выражение — по словам знакомых, люди с депрессией словно стареют сразу на несколько лет.

4) Нарушения в работе разных систем организма. Среди симптомов депрессии также есть потеря аппетита, бессонница, снижение веса (даже в том случае, если с аппетитом проблем нет), общая слабость и постоянная усталость, нарушения в работе желудочно-кишечного тракта, снижение либидо и нарушения менструального цикла у женщин.

Помимо клинической, «большой», депрессии, есть и «малая» — когда у пациента есть как минимум два из перечисленных симптомов, но до полноценной клинической депрессии их количество или выраженность не дотягивает. Бывает, что такое состояние растягивается на несколько лет — в этом случае врач ставит диагноз «дистимическая депрессия». Его причиной зачастую бывает какое-то травмирующее событие в прошлом, уже наполовину забытое, но все еще давящее.

Верно диагностировать депрессию не всегда легко, потому что помимо случаев «как в учебнике» бывают и пациенты, у которых каких-то характерных признаков депрессии вовсе нет, например, нет никакой подавленности и грусти. Зато вместо нее (или какого-то другого симптома) добавляются другие расстройства. Такие депрессии называют атипичными. К простым атипичным депрессиям относят те, в которых комплектом идут ворчливость (термин «ворчливая депрессия» действительно существует в медицинских справочниках), озлобленность, склонность иронизировать, плакать и т. д. А вот если помимо характерных черт депрессии у пациента есть еще галлюцинации или бред, врачи говорят о сложной атипичной депрессии (ее еще называют психотической).

И, наконец, помимо униполярной депрессии, когда настроение у пациента более-менее стабильно плохое или никакое, существует еще и биполярное расстройство (раньше его называли маниакально-депрессивным психозом), при котором периоды подавленности сменяются эпизодами впечатляющего душевного подъема.

А все почему?

Если говорить об экзогенных депрессиях, то к причинам их появления (по крайней мере, причинам первого порядка) относятся всевозможные травмирующие события, произошедшие с пациентом, различные заболевания (в первую очередь неврологические, такие как эпилепсия и деменция, и эндокринные, например, диабет), черепно-мозговые травмы, прием некоторых лекарственных средств, недостаток солнечного света, сильные стрессы.

Сложнее дело обстоит с эндогенными, «беспричинными» депрессиями. Однозначного ответа на вопрос, что же идет не так в тот момент, когда у человека начинается депрессия, нет. Зато есть гипотезы на этот счет. Лидирующей на сегодня является моноаминовая теория. Согласно ей, депрессия начинается из-за дефицита в организме двух веществ — серотонина и (или) норадреналина (они как раз и относятся к моноаминам). Первое из них помимо прочего отвечает за чувство радости, второе называют «медиатором бодрствования», он активно вырабатывается при стрессовых реакциях и в ситуациях, когда надо собраться и действовать.

Проблема может быть не только в фактическом недостатке этих веществ, но и в нарушениях их передачи от нейрона к нейрону. Разработка Прозака и некоторых других популярных антидепрессантов основана именно на этой теории — их работа сводится к повышению количества моноаминов или исправлению неполадок с их передачей. Впрочем, тут не все гладко. Критики моноаминовой теории говорят о том, что если бы состояние депрессии зависело только от уровня серотонина, то антидепрессанты помогали бы сразу после приема, а не после месячного курса лечения, как это происходит на самом деле. Кроме того, исследования говорят о том, что при снижении уровня серотонина депрессия начинается далеко не у всех. Из этих предпосылок выросла отдельная «стресс-теория». Согласно ей, действие антидепрессантов обусловлено вовсе не их влиянием на уровень серотонина в организме, а стимуляцией нейрогенеза — рождения новых нервных клеток. Эти процессы в отдельных областях головного мозга идут на протяжении всей жизни, а стресс способен нарушить их. Пара недель приема антидепрессантов исправляет ситуацию, и депрессию, таким образом, удается победить. «Стресс-теория» на сегодняшний день уже не считается объяснением происхождения депрессии, но как к гипотезе о механизме работы некоторых антидепрессантов к ней относятся вполне серьезно.

Таблетка счастья

Разумеется, разговор о лечении депрессий нужно начинать с рассказа об антидепрессантах. Они делятся на две большие группы — стимулирующие и седативные. Первые применяются, когда преобладают симптомы заторможенности и усталости, последние — при депрессии, сопровождающейся тревожностью. Правильный подбор антидепрессанта — сложная задача, поскольку учитывать нужно тип депрессии, степень ее выраженности, предполагаемую реакцию пациента на конкретный препарат, а также потенциальную возможность развития мании у пациентов с биполярным расстройством. Неправильный подбор препарата может обернуться не только усугублением состояния, но и суицидом — стимулирующие антидепрессанты могут дать пациенту как раз те силы, которых ему недоставало, чтобы покончить с опостылевшей жизнью. Собственно, именно поэтому личные эксперименты с этими препаратами лучше не проводить.

Частенько пациентам с депрессией рекомендуют пройти курс психотерапии — однако душеспасительные беседы в основном показывают свою эффективность при реактивных депрессиях. Эндогенные они лечат, согласно исследованиям, примерно так же, как и плацебо.

Вообще, спектр средств, рекомендуемых при легких формах депрессии, достаточно широк: физические нагрузки, светотерапия, акупунктура, гипноз, медитации, арт-терапия и прочее. У большинства этих методов доказательной базы нет вовсе, у некоторых (к ним относятся физические нагрузки и светотерапия) она имеется. К сожалению, при тяжелых эндогенных депрессиях все это не работает. Впрочем, и для таких случаев есть лечение.

Лучшие результаты (значительно лучше, чем антидепрессанты, например) показывает электросудорожная терапия. Это вовсе не продолжение многовековой истории лечения депрессии пытками: пациент получает обезболивание и препарат для расслабления мышц, после чего при помощи электрического тока у него вызывают контролируемые судороги. В результате в мозге происходят химические изменения, которые ведут к улучшению настроения и самочувствия. Спустя примерно 5–10 сеансов у 90% пациентов наблюдаются значительные улучшения (антидепрессанты помогают приблизительно в 60% случаев).

Тоскуют все

Депрессия — одно из самых распространенных психических заболеваний. Согласно статистике ВОЗ, в мире от него страдает более 350 млн человек. Значит, весьма вероятно, что у кого-то из ваших знакомых может быть это расстройство. Как раз с ними вы можете проявить всю свою деликатность и чуткость, потому что правильное обращение с больным депрессией — это очень важно.

Самое первое правило — не нужно стесняться быть перестраховщиком. Если кто-то рассказывает о планах свести счеты с жизнью — лучше сначала звонить в службу неотложной психиатрической помощи, а уже потом разбираться, было это красивой фразой или выражением намерения.

Люди в депрессии редко бывают хорошими собеседниками — мало кто может быть им, когда жизнь кажется невыносимой. Поэтому, общаясь с кем-то в депрессии, не стоит принимать на свой счет излишне резкие ответы или полное их отсутствие — это лишь следствие болезни. Не нужно сводить разговор к банальностям вроде «все проходят через такое» и «я понимаю, что ты чувствуешь». Во-первых, собственные чувства всегда воспринимаются как уникальные, а во-вторых, вы в самом деле скорее всего не представляете, через что именно в данный момент проходит человек. Куда большую пользу может принести признание в том, что вы не знаете, каково сейчас вашему другу или родственнику, и готовы выслушать его, если он захочет рассказать вам об этом.

Люди в депрессии часто чувствуют себя одинокими и изолированными от окружающих, а потому слова о том, что они не одни, что вы готовы поддержать их и помочь им, могут быть очень кстати. А вот говорить, как вам тяжело из-за их плохого самочувствия, не стоит — чувство вины только вырастет, а исправить ситуацию у человека, скорее всего, не получится при всем желании.

Не нужно пытаться помочь наигранным оптимизмом — скорее всего, «чирлидинг» только усугубит состояние. Попытки «приказать» образумиться и взять себя в руки — еще один отличный способ испортить общение чуть более, чем полностью, так же, как и непрофессиональные советы по лечению депрессии, вне зависимости от того, что пишет википедия об этих конкретных рекомендациях. Просто дать близкому человеку понять, что вы здесь и готовы помочь ему — лучшее из лекарств, что вы можете предложить.