Устройство современного общества и его механизмов кажется нам чем-то естественным и безусловным. Однако это не так — на протяжении всей своей истории общество бесконечно менялось, и сегодняшний день — это всего лишь точка на траектории этих изменений. Как будет выглядеть государство будущего, как оно стало таким, каким мы его знаем, и бывает ли по-другому? Об этом будет говорить почетный профессор Еврейского университета в Иерусалиме Мартин ван Кревельд во время первой публичной лекции из цикла совместного проекта журнала Esquire и InLiberty. Специально для T&P Мартин ван Кревельд поделился 7 тезисами грядущей лекции, которая состоится в DI Telergaph 4 июня.

Различие между государством как таковым и правительством. Органы государственного правления существовали всегда, и их главная характеристика состоит в том, что они имеют юридически закрепленные полномочия управлять. Государство само по себе — это механизм, обеспечивающий работу органов государственного правления. Какие бы то ни было государства, за исключением греческой демократии, всегда принадлежали правителям (отсюда происходит термин: патримониальное государство), которые часто распродавали части своих земель или разделяли их между своими наследниками. Из-за этого стерлась граница между частной собственностью и государственной и произошли такие понятия как королевская казна, королевская армия, королевский герб и гимн (Боже, храни царя).

Если в 1700 году, еще было уместно вспоминать фразу Людовика XIV: «Государство — это я», то уже спустя 50 лет более актуально выглядело высказывание Фредерика II: «Я — первый слуга государства». Что изменилось за эти годы? С тех пор как великие монархии положили конец эры феодализма, государственное устройство ослабло, но увеличилось в своем объеме. Этот факт усилил потребность в новых бюрократических организациях. Бюрократия приобрела твердую почву под ногами.

Процесс, на основании которого государство взяло на себя роль правителя, — правительство стало частью государственной системы, — начался в Западной Европе. Кардинальная причина, по которой это произошло — доказательство эффективности государства в качестве машины для сбора денежных средств и ведения войны. Изменения роли государство, однако, не было повсеместным. В России, например, этот процесс начался только в середине 19 века. Во всяком случае, официально Россия до 1917 года оставалась патримониальным государством.

Около 1850 года, чиновничий аппарат, образовывавший государство, начал расширять свои функции — обеспечивать справедливость, повышать налоги и вести войну. Это сделало влияние власти ощутимой в области социального обеспечения (Бисмарк), образования (всеохватывающее, обязательное, бесплатное) и здравоохранения. Было необходимо создать по меньшей мере иллюзию, где социально обеспечены все граждане, а не только высшие классы. Так же широко распространилось мнение (Макс Вебер, прогрессивизм), что государственная бюрократия, руководствуясь объективными правилами, может быть более эффективной в удовлетворении потребностей общества, чем частные организации и инициативы. Многочисленные войны 20 века только укрепили тенденцию так считать. Во всех современных государствах именно на социальное обеспечение граждан выделяют большую часть бюджета.

Государственная власть, если измерить ее процентом ассигнованных ресурсов, внешних или внутренних, достигла своего пика к 1975 году. Именно с этих пор, благодаря Фридману, Тэтчер, Рейгану сила государственной власти снижается, так как:

1) заканчиваются войны

2) возвращается благосостояние большинства людей

3) происходит процесс глобализации (транспортные системы и связь работают на территориях всех государств)

4) теряется вера в эффективность бюрократического строя

Что насчет России? Современное устройство государства начало зарождаться в России только где-то в 1857 году. Официально Россия была патримониальным государством до 1917 года. Затем пришла революция, а вместе с ней и попытка подвергнуть все тотальному государственному контролю. Подобный строй государственного аппарата оказался достаточно сильным, чтобы выдержать немецкий натиск и выиграть Вторую Мировую Войны. Но после 1952 года система начала медленно распадаться. Пропасть экономического и технологического разрыва России с Западом только разрасталась, а не сужалась, до той поры, пока система не рухнула в 1989 — 1991 годах.

Этот коллапс привел страну в практически анархическое состояние 1990-ых годов. В настоящее время, преодолев внутреннюю анархию в Российской федерации, президент Путин пытается вернуть в состав страны, по меньшей мере, часть советского союза. Эта попытка, как мне кажется, совершается против логического хода истории, и провалится. Вмешательство в конфликт на Украине, если только оно не будет доведено до победного конца в ближайшее время, может и вовсе привести к краху России.