Куда бегут собаки — это не вопрос, а название арт-группы из Екатеринбурга. Художники Влад Булатов, Наталья Грехова, Ольга Иноземцева, Алексей Корзухин работают вместе с 1999 года и создают кинетические скульптуры, объекты, инсталляции, видео и акции, обращенные к масштабному научному эксперименту, образам оптических и языковых иллюзий, утопиям новых технологий. T&P узнали, как «Куда бегут собаки» организовывают свой рабочий процесс.

Мастерская

У нас есть временная мастерская, которую нам дает ГЦСИ в рамках программы художественных резиденций-студий Уральского филиала ГЦСИ «Мастерская», где много всякого железа, проводочков, плесени и тому подобного. Это старое очень красивое здание в предаварийном состоянии, которое хотят закрыть на реконструкцию.

В хорошей мастерской должно быть все: инструменты, измерительное оборудование, компьютеры. Стартовые параметры простые — тепло, свет, вода, электричество. В идеале, в мастерской должно быть спальное место. Еще хорошо, когда рядом есть строительный хозяйственный магазин, лучше круглосуточный. У нас была мастерская одно время рядом с магазином электроники, поэтому мы вообще никуда не ходили, остальные детали нам приходили доставкой в мастерскую.

Как происходит процесс создания объекта

Инсталляцию «Триалог» мы делали год. Изначально у нас была следующая задача: мы хотели в качестве неподвижной камеры зафиксировать движение шаров и на него никак не влиять. Нам нужно было создать фильм об автономной системе, живущей своей жизнью, поэтому мы сделали роботов. Дальше мы стали думать, как они должны взаимодействовать, чтобы эта система могла постоянно изменять свои отношения изнутри. И пришли к выводу, что они должны взаимодействовать по закону аналогичному закону гравитации. Шары знают положение друг друга в пространстве и постоянно вычисляют исходя из этого, взаимные траектории. Поэтому постоянно меняется картина движения.

Работа разбивается на этапы: проектируются все детали, чертежи отдаются в производство, делаются печатные платы, подбираются электронные компоненты. Платы делаются отдельно, после чего собирается вместе, программируется и тестируется.

Алексей разработал сначала всю схематехнику, все чертежи. Затем часть деталей, которую нельзя купить в готовом виде, была отдана в производство (токарные, фрезерные работы, лазерная резка). В данном случае, это были практически все детали кроме электроники. Потом мы все это собирали, паяли и конфигурировали. Пока мы разбирались со всем, что касается материи, мы поняли, что у нас будет настолько сложная вещь, что нам нужен профессиональный программист. Денис Перевалов работал над этим проектом в качестве разработчика программного обеспечения. Он сначала тестировал отдельные составляющие системы (двигатель, gps), а потом перешел к программированию всей системы.

Что касается 3D моделирования, если раньше мы чертили все в 3D Max, то в какой-то момент это перестало нас устраивать, и пришлось перейти в машиностроительные программы типа Inventor, которые выдают ГОСТовские чертежи.

У нас были свои задачи по фильму: зрителю не должно было быть очевидно, что это роботы. Есть функция, но нет самого предмета технологической гордости. Нет чего-то, что вообще выносит на поверхность робототехнику, есть просто отношение. Нам нужен был правильный характер движения, мы этого очень долго добивались в тестовом режиме, потому что шары должны были красиво кататься. На это ушло масса времени и сил, так год и прошел. Обычно роботы функциональны, у нас же была идея аннигиляции робота, убийство робота, ноль функций, кроме взаимных вычислений, ноль в плане взаимодействия со зрителем, потому что интерактивной функции тоже нет.

Для экспонирования шаров в выставочном пространстве добавилась интерактивная составляющая и шары функционировали в другом режиме, зрители могли назначать на терминале массу шара (заменять собой поле и снег), тем самым изменяя параметры системы. Но зритель по прежнему не мог взаимодействовать и управлять. Не мог сочувствовать или бояться, мог только наблюдать.

В процессе работы нас страшно зацепило, что существует астрономическая задача N тел и она все еще не решена. Мы живем в таком бодром техническом времени и ученые все еще не могут просчитать падение метеорита. А систему трех тел: Земля, Луна и Солнце можно просчитать только на короткое время, потом начинаются страшные погрешности. Тогда нас эта глобальная неопределенность поразила. В итоге, мы сняли фильм об ученых, которые занимаются задачей трех тел всю жизнь. Фильм пока не смонтирован, но отснято большое количество материала. Но есть маленький научно-популярный фильм о задаче трех тел, где Владимир Сурдин кратко рассказывает об этой проблеме.

Нам все время не хватает технических возможностей, как бы смешно это ни звучало. Мы вроде не следим за новинками, но когда пытаемся достичь своей цели, вроде элементарного плавного движения шаров, выясняется, что нам нужны чуть ли не последние разработки, и даже их не всегда не хватает. В каждом проекте мы чувствуем этот потолок. И этот технологический предел не только российский, но глобальный. У нас есть много проектов, которые до сих пор не реализованы по техническим причинам.

Рекомендованная литература: