Смех — это сложный культурный и психологический феномен. Удивительно, что не смотря на его неочевидные эволюционные преимущества, он не только сохранился в нашей физиологии, но и оброс богатым культурным контекстом. Ученые и художники всегда интересовались юмором, и многие из них отмечали позитивный эффект, который он оказывает на человека. Недавно на сайте журнала The Atlantic была опубликована подборка современных научных исследований, нацеленных на изучение связи смеха и юмора с телесным и душевным здоровьем человека. T&P решили разобраться, правда ли смех является лучшим лекарством.

Во вступлении к главе «Физиология смеха» второго тома своих «Опытов» Герберт Спенсер указывает на две классических теории возникновения смеха. Согласно первой из них, берущей начало у Аристотеля, мы смеемся над логическими несоответствиями, абсурдом, и Спенсер в качестве примера приводит ребенка, надевающего шляпу взрослого мужчины. Вторая, теория превосходства, в качестве причины смеха подразумевает «удовольствие, доставляемое относительным самовозвышением, которое мы чувствуем при виде унижения других». Главным недостатком этих теорий Спенсер считал излишнее обобщение условий, ведущих к смеху, но не объясняющих физиологичекий аспект этого процесса.

Почему смех сопровождается сокращением горловых, лицевых и брюшных мышц? Почему при смехе нарушается нормальный дыхательный ритм? Спенсер объяснял смех разрядкой избыточной энергии, которая и приводит к напоминающим конвульсии движениям. Впоследствии эту «теорию разрядки» разрабатывал Фрейд в своей книге «Остроумие и его отношение к бессознательному». Согласно австрийскому психоаналитику, в форме шутки выражаются мысли, обычно подавляемые Сверх-Я (в психоанализе под Сверх-Я понимаются моральные установки, внушаемые человеку обществом). Соответственно, остроумие — это один из способов психической сублимации, а смех — результат высвобождения накопленной психической энергии.

«Смеющийся человек выигрывает вдвойне: его тело блаженствует, а сознание остается защищенным. Это, по мнению авторов, обусловило востребованность юмористического контента в современной культуре — мы подсели на юмор как на наркотик»

Развитие когнитивных наук подтолкнуло ученых к новым интерпретациям юмора. Хорошим примером современного когнитивистского и эволюционного подхода является книга «Inside Jokes: Using Humor to Reverse-Engineer the Mind» за авторством философа Дэниела Деннетта, психолога Реджинальда Адамса и Мэтью Херли — ученого-когнитивиста и коллеги Дугласа Хофштадтера по Университету Индианы. В ней авторы выдвигают теорию, что юмор развивался параллельно нашему сознанию как средство устранения его мелких ошибок. Схематично это выглядит следующим образом: наше сознание состоит из пространств, которые отводятся для выполнения определенных задач. Все убеждения и представления, связанные с решением задачи, заносятся в соответствующее ей пространство и хранятся там. Чтобы не дать совсем уж не нужному нам понятийному мусору, то есть неадекватным и ошибочным представлениям, осесть там, и существует юмор. Но как обосновать эту своеобразную иммунную систему с точки зрения экономии ресурсов нашего организма? Активация когнитивной системы юмора помимо прочих физиологических изменений сопровождается выбросом эндорфинов, вызывающих ощущение эйфории и «веселья». Таким образом, смеющийся человек выигрывает вдвойне: его тело блаженствует, а сознание остается защищенным. Это, по мнению авторов, обусловило востребованность юмористического контента в современной культуре — мы подсели на юмор как на наркотик.

Норман Казинс

Норман Казинс

Взаимосвязь смеха и повышенного выделения эндорфинов стала объектом исследования, проведенного в 2011 году учеными Университетов Оксфорда, Ливерпуля, Амстердама и Бирмингема. Известно, что повышенное содержание эндорфинов в организме человека значительно усиливает его способность терпеть боль. В лаборатории волонтерам показывали юмористические видеоролики, в естественной среде им предлагали присутствовать на комедийных представлениях. В обоих случаях, непосредственно после сеансов, учеными наблюдалось повышение их болевого порога из-за опиатного эндорфинового эффекта, вызванного смехом.

Очевидно, что смех обладает позитивным эффектом, но как именно он может использоваться в медицинской практике? Отцом «смехотерапии» считается Норман Казинс, писатель, борец за мир и журналист, занимавший позицию главного редактора еженедельного журнала The Saturday Review в течение 30 лет. Его жизнь — это история постоянной борьбы с различными заболеваниями: в 11 лет у Казинса диагностировали туберкулез; в 39 лет ему отказали в страховке из-за тяжелой болезни сердца (по мнению кардиологов, в самом лучшем случае ему оставалось жить менее 2 лет); в 49 лет у него обнаружили болезнь Бехтерева (или анкилозирующий спондилоартрит, тяжелое хроническое системное заболевание). Не смотря на мрачные прогнозы врачей, Норман Казинс дожил до 75 лет.

«Вскоре после того, как у него в третий раз в жизни диагностировали тяжелое заболевание, Казинс понял, что если его тело так восприимчиво к негативным переживаниям, то оно будет также чувствительно и к позитивным эмоциям»

В своей самой известной книге «Анатомия болезни с точки зрения пациента» Казинс рассказывает о том, как с помощью смеха ему удалось выстоять в этой борьбе. Вскоре после того, как у него в третий раз в жизни диагностировали тяжелое заболевание, Казинс понял, что если его тело так восприимчиво к негативным переживаниям, то оно будет также чувствительно и к позитивным эмоциям. По его собственным словам, стресс был константой в его работе редактора. Он внимательно изучил механизм своего заболевания и отказался от всех прописанных ему медикаментов кроме витамина C, нехватка которого, по его мнению, и способствовала воспалительным процессам в организме. Затем Казинс покинул стены больницы и поселился в отеле неподалеку. Больничная атмосфера создавала общий негативный фон и, по его словам, была неподходящим местом для тяжелобольных. Свой номер он оборудовал проектором и собрал обширную коллекцию комедийных фильмов, в которую входили и классические слэпстики братьев Маркс — его любимых комиков. В первый вечер своего экспериментального лечения Казинс смеялся так сильно, что ему удалось унять боль в теле и проспать несколько часов. Когда болезненные ощущения возвращалась, он снова включал проектор. В течение недели он пребывал в состоянии эйфории, а его тело начало восстанавливаться: основной индикатор воспаления в крови, уровень оседания эритроцитов, значительно понизился. Несколько месяцев спустя, не смотря на некоторые физические трудности, он вернулся к работе в журнале, продолжая поддерживать себя регулярными инъекциями юмора и витамина C.

Многие из предположений Казинса были подтверждены современной наукой. В ходе эксперимента, проведенного греческими медиками в 2009 году, выяснилось, что стресс и смех действительно имеют противоположные эффекты на организм человека. В качестве индикатора учеными использовалась жесткость артериальных стенок, напрямую связанная с повышенным риском развития сердечно-сосудистых заболеваний, и динамика кровообращения в целом. Восемнадцати участникам эксперимента показывали два 30-минутных отрывка из двух кинофильмов: комедии и документальной ленты. В случае просмотра первого ролика, люди смеялись, содержание в их организме кортизола — гормона, выделяющегося в условиях стресса, — уменьшалось, а артериальные стенки были не такие жесткие, как при просмотре «серьезного» материала.

Другое исследование ученых Международного Университета Флориды показало, что юмористические видеоролики помогают пациентам справляться с пост-операционным стрессом и болевыми ощущениями. При условии регулярного просмотра они реже просили врачей прописать им болеутоляющие медикаменты. А согласно статье, опубликованой в 2012 году, регулярная «смехотерапия» оказывает благотворное воздействие на пожилых людей, страдающих от клинической депрессии. В отличие от психотерапии и набирающей популярность электрошоковой терапии лечение смехом является менее затратным способом лечения и не имеет никаких побочных явлений по сравнению с фармакологическим воздействием, особенно рискованным для пожилых людей. Регулярное проведение юмористических сеансов улучшало общее состояние и настроение пациентов и поднимало уровень их удовлетворения жизнью. В 2008 году ученые Университета Цюриха доказали, что клоунские представления не только поднимают настроение, но и приводят к улучшению респираторных показателей у больных хроническим неспецифическим заболеванием легких, приводящим к задержке воздуха в дыхательной системе и раздутию легких.

«Оказалось, что развитое чувство юмора не только не коррелирует с хорошим здоровьем, но даже, наоборот, может служить индикатором плохого телесного и душевного состояния»

Если смех как физиологический процесс обладает неоспоримым позитивным эффектом, то с чувством юмора все гораздо сложнее. Оказалось, что развитое чувство юмора не только не коррелирует с хорошим здоровьем, но даже, наоборот, может служить индикатором плохого телесного и душевного состояния. Так, согласно исследованию финских ученых, полицейские командиры и констебли с хорошим чувством юмора чаще курили, их индекс массы тела был выше, также как и риск развития у них сердечно-сосудистых заболеваний.

А английские ученые выяснили, что профессиональные комики больше склонны к импульсивному и анти-социальному поведению, а также к избеганию сексуального контакта по сравнению с контрольной группой работников нетворческих профессий. По словам Гордона Клэриджа, ученого из Университета Оксфорда, элементы, необходимые для создания юмористического содержания, очень схожи с элементами когнитивных механизмов людей, страдающих от психозов в форме шизофрении или биполярного расстройства. Например, маниакальность может помочь людям соединять идеи для формирования новых, оригинальных и юмористических связей. Другое исследование американского психолога Джеймса Роттона, опубликованное в журнале «Health psychology», указывает на то, что по сравнению со своими коллегами по индустрии развлечений (писателями, к примеру) комики живут гораздо меньше.

Сам Казинс, конечно, не отрицал необходимости профессиональной медицины и не был ее критиком. По его словам, лечение — это равное партнерство между терапевтом и больным. Но чего не хватает медикам, так это тесного взаимодействия со своими пациентами. В этом смысле, следуя Гиппократу, Казинс верил, что задача лечащего врача активировать и максимально стимулировать внутренние ресурсы пациента, а не только пичкать его лекарствами или ставить безапелляционные диагнозы. И язык и юмор как средства комммуникации являются мощными инструментами воздействия, они обладают своей собственной биохимической реальностью. Казинс был убежден в полезности смеха и того, чему смех является метафорой. По его мнению, смех пробуждает к работе самое лучшее, что в нас есть.

Книги, упоминаемые в статье