Любой смелый кураторский или художественный жест, осмысляющий политику создания экспозиций, высвобождает объекты искусства из традиционных кодов и конвенций их (ре)презентации. Т&P публикуют подборку десяти проектов, которые осмыслили выставку как пространственный, концептуальный или же идеологический конструкт.

Алексей Федоров-Давыдов, «Опытная комплексная марксистская экспозиция», начало 1930-х

Советский искусствовед Федоров-Давыдов был не только одним из первых создателей марксисткой методологии истории искусства, но и, можно сказать, первым в мире куратором в современном понимании этого слова. Для своей «тотальной инсталляции» «Опытная комплексная марксистская экспозиция» он разместил экспонаты Третьяковской галереи согласно законам диалектики и отношениям надстройки и базиса, а также включил туда объекты, созданные классом угнетенных, которым было прежде отказано в статусе изящного искусства.

Марсель Дюшан, «1200 мешков угля», 1938

Для международной выставки сюрреализма, прошедшей в 1938 году в Париже, Дюшан подвесил к потолку мешки с углем, которые осыпали посетителей черной пылью, а сами работы разместил на вращающихся дверях, позаимствованных из магазина. Другой участник Ман Рей предложил отключить в залах свет, а для просмотра работ выдавать зрителям вспышки. Тем самым выставка не только объединяла работы в одно высказывание, но и разоблачала то, как институциональный контекст конструирует зрение в качестве единственного способа восприятия искусства.

Брайан Робертсон, «Это — завтра», 1956

Ядром выставки «Это — завтра», проходившей в галерее Уайтчепел, стала «Независимая группа» во главе с основателем поп-арта Ричардом Гамильтоном. Она оказалась одним из первых послевоенных интердисциплинарных экспериментов, где снимались границы между искусством, дизайном, медиа и новым технологиями, а зрителю предлагалось непосредственное взаимодействие с экпозицией (например, петь в микрофон).

Виллем Сандберг, «Дилаби», 1962

Выставка «Дилаби» («Динамический лабиринт») проходила в амстердамском музее Стеделик, в ней приняли участие Ники де Сен-Фалль, Жан Тэнгли, Роберт Раушенберг и другие известные художники. Представитель «нового реализма» Даниель Сперри перевернул пространство выставочного на 90 градусов, расположив музейные объекты на полу, так что посетители как будто бы перемещались по стенам, тем самым поставив под вопрос ориентированность музеев на «прямостоящего» зрителя и понимание картины как «окна в мир».

Ян Хут, «Гостевые комнаты», 1986

Недавно скончавшийся бельгийский куратор Хут был автором известного проекта Chambres d’Amis («Гостевые комнаты» или же «Комнаты друзей»), для которого более 50 художников сделали свои работы прямо внутри 58 жилых домов Гента. Таким образом выставка переворачивала оппозиции между между внешним и внутренним, между личным и общественным пространством, а музей растворялся в городском пространстве.

Мери Джейн Джейкоб «Места с прошлым», 1991

Куратор Джейкоб, проповедующая социально-ангажированное искусство прямого действия, организовала выставку, определившую стратегии многих современных биеннале. Все работы ее «Мест с прошлым» были сделаны непосредственно в городе Чарльстон, взаимодействовали с его историей, архитектурой и самим местным населением (подробнее читайте в интервью Т&P).

Виктор Мизиано, Interpol, 1996

В 90-х годах куратор Мизаино сделал серию проектов, основанных на принципах дружбы и взаимодействия. Так, его проект «Интерпол», пригласивший к участию художников из «бывшего Запада» и «бывшего Востока», предполагал, что любой участник выставки может вступить в диалог с любой работой. Выставка окончилась скандалом, когда Александр Бренер, по сути не нарушая установленных правил, частично разрушил инсталляцию из волосяных шпалер художника Венда Гу, а Олег Кулик в образе собаки начал бросаться на посетителей.

Андреа Фрейзер, Museum Highlights, 1989

Проект Фрейзер Museum Highlights представляет собой «дискурсивную интервенцию» в визуальное пространство музея. Благодаря авторской экскурсии, организованной художницей, объекты, «не представляющие художественной ценности», но указывающие на институциональную политику музея Филадельфии (например, фонтан или кафетерий), стали предметом ее квазиискусствоведческой презентации.

Фред Уилсон, «Подрывая музей», 1992

Художник Фред Уилсон прославился прежде всего своими манипуляциями с музейными коллекциями и экспозициями, внутри которых он обнажал колониальное прошлое той или иной местности и институции. Для одного из наиболее известных проектов «Подрывая музей» он переместил экспонаты Исторического общества Мэриленда таким образом, что они выстроились в нарратив, рассказывающий об истории рабства и угнетения, стоящими за культурным производством.

Екатерина Деготь и Юрий Альберт, «Что этим хотел сказать художник?», 2013-14

Проект Екатерины Деготь и Юрия Альберта, представленный недавно в Московском музее современного искусства, развивался от выставки «для своих» к выставке «для коллекционеров». Дело в том, что на открытии были представлены лишь экспликации, написанные критиками и художниками, заменившие сами объекты Альберта, но по мере работы выставки они заменялись реальными артефактами, которые в свою очередь лишались искусствоведческого анализа.