Счастье есть — этой универсальной формуле Дмитрий Васюков посвятил больше 5 лет документальных съемок в самых дальних и неочевидных местах России, чтобы раскрыть секрет счастливой жизни их обитателей. Для создания новой части уникального сериала, среди фанатов которого числится Вернер Херцог, режиссер запустил кампанию по сбору средств. Где искать счастливых людей, как правильно снимать «дикие пространства» и почему для этого нужна помощь зрителей — об этом Дмитрий рассказал T&P и поделился уникальными фотографиями со съемок.

Дмитрий Васюков

режиссер документального кино

«Счастливые люди» — это цикл документальных фильмов о людях из далеких и труднодоступных уголков России. О тех людях, которые живут и работают среди суровой северной природы и находят с ней общий язык и гармонию. Первый четырехсерийный фильм я снял на Среднем Енисее, в окрестностях таежной деревушки Бахта, следующим стал двухсерийный «Поморы» о жителях Беломорья. Сейчас идет подготовка к съемкам нового фильма в Горном Алтае, о котором собираюсь рассказать подробнее. Но прежде хотел бы ответить на вопрос, который мне задают многие: почему, откуда такое название — «Счастливые люди»?

«Россия — поистине «планета» до сих пор еще не освоенных, полудиких пространств, и совершенно очевидно, что тема «счастливых людей» здесь неисчерпаема»

Мои герои — сильные, закаленные в постоянном преодолении трудностей, свободные духом люди. Оторванные от остального мира, они привыкли надеяться на свои силы, не дожидаясь помощи от государства, которое не хочет или не может им ее предложить. Перебираться в город, поближе к теплу и комфорту, эти люди не хотят. Они преданы тому месту, где родились и где заняты любимым делом. Такого сорта людей, как заповедных животных, всегда немного, но все-таки они есть, и я надеюсь, до конца они не исчезнут. Их простота и неприхотливость, накопленный опыт выживания в любых условиях, упорство, выносливость, уверенность в собственных силах — все это вызывает у меня восхищение и даже зависть. Я почувствовал, что они живут какой-то настоящей, правильной жизнью. Вот почему я назвал этих людей счастливыми. Судя по всему, зрители почувствовали что-то похожее, иначе не было бы такого количества просмотров, отзывов и комментариев — ведь енисейские серии, несмотря на то, что в отечественный телеэфир так и не попали, стали буквально народным хитом в интернете. А благодаря предложению такой мировой величины как Вернер Херцог создать англоязычную версию под названием «Happy People: A Year in the Taiga», фильм стал популярен и на Западе, где был участником и призером нескольких международных кинофестивалей.

Россия — поистине «планета» до сих пор еще не освоенных, полудиких пространств, и совершенно очевидно, что тема «счастливых людей» здесь неисчерпаема. Новое кинопутешествие на Алтай, где люди испокон веков искали волшебную счастливую страну Беловодье, станет логическим продолжением цикла. Готовиться к съемкам я начал еще прошлым летом, когда поехал на Алтай с тем, чтобы определиться с основными героями и местами съемок. Процесс подготовки к съемкам документального фильма кардинально отличается от подготовки к игровой картине, где сюжет и персонажи заранее придуманы и написаны сценаристом. Режиссеру-игровику нужно лишь разложить подготовленные ассистентом фотографии артистов и, не сходя с места, выбрать наиболее подходящего. Конечно, я упрощаю, но в общих чертах именно так это и выглядит.

В документальном кино героя не придумаешь, его надо искать не в театре, а в жизни. Да и сценария как такового нет, есть лишь замысел и представление о том, что и где должно происходить в твоем фильме и кто именно будет участвовать в тех или иных событиях-эпизодах. Но и тут всего не предугадать и не рассчитать. Очень часто настоящая жизнь вносит свои коррективы и «додумывает» за тебя повороты сюжета. В такие моменты именно здесь, на стыке твоей фантазии и реальности происходящего, очень востребована и должна проявиться творческая энергия документалиста. Лично я этих моментов жду с нетерпением.

Начало съемок запланировано на сентябрь 2014 года, и продлятся они год, что по меркам документального кино довольно много. Это связано с задачей зафиксировать на пленку все четыре сезона и успеть охватить все традиционные занятия жителей Горного Алтая. Здесь также надо сказать, что наша небольшая съемочная группа — совершенно «нетрадиционной ориентации»… в том смысле, что мы не приезжаем снимать на недельку этакими киногастролерами из столицы, а сначала целиком и полностью погружаемся во все подробности труда и быта наших героев. Примеряем, как говорится, на себя их жизнь. И только после этого начинаем снимать. К тому же всегда надо помнить, что в кадре у тебя не артисты, а обычные люди, с которыми очень важно наладить человеческий контакт, заручиться их доверием и уважением и, если повезет, стать их товарищем.

Интересные характеры, необычные судьбы героев, глубокая мысль автора, безусловно, важны для создания фильма, но мне кажется, нельзя забывать о том, что кино есть кино, и оно обязано быть зрелищным и увлекательным. Поэтому в своих фильмах я широко применяю воздушные и подводные съемки, причем съемки эти «привязываю» к действию, развитию сюжета. И это не блажь капризного «творца», а самый эффективный, давно придуманный теоретиками и широко используемый практиками кинематографа способ, позволяющий держать зрителя в постоянном внимании и напряженном интересе к происходящему на экране. Никаких особых секретов тут нет, просто киношнику, так же как и его герою, нужно трудиться. И даже самые простые планы нужно снимать как минимум с двух точек и желательно двумя камерами, а еще лучше и третьей. В будущем фильме у меня планируется такой эпизод: бревно, заготовленное для распилки на дрова, спускают вниз с горы. Понятно, что надо снимать с нескольких точек, разными крупностями. Но хочется еще и какого-то необычного ракурса, правда? Думаю, надо «пролететь» над ним на радиоуправляемом коптере. А может быть, как-то ухитриться закрепить на бревне малютку Go Pro. Но еще лучше — и то, и другое, поверьте!

Совершенно очевидно, что такой «антитехнологичный» по сегодняшним меркам подход — дело затратное. На производство одной серии необходимо около пяти миллионов рублей. В то же время, если вы видели мои предыдущие работы, то, конечно, понимаете, что это кино — совсем не коммерческое. Частным инвесторам, особенно российским, такие проекты невыгодны. Если же в качестве инвестора выступит государство, то вместе с деньгами я получу и некий заказ, который придется выполнять. Мне же хочется делать свои фильмы так, как считаю правильным я сам, и многие зрители, мне кажется, готовы в этом со мной согласиться.

Поэтому на этот раз я решил воспользоваться самым простым и честным способом — обратиться за финансовой поддержкой напрямую к будущим зрителям. Кампания, которая поначалу казалась рисковой затеей, обернулась невероятным результатом — за время действия проекта благодаря поддержке почти 1500 человек нам уже удалось собрать рекордные по меркам отечественного документального краудфандинга 3 миллиона рублей. Этих средств уже хватает, чтобы начать работу, но для ее завершения необходимо добиться заявленной цели. У нас еще есть время, и я верю, что наше дружное сообщество зрителей, готовых полагаться на свой вкус и самостоятельно выбирать, что смотреть, пополнится новыми участниками.

Фото: Владимир Рыжков, Алексей Матвеев, Семен Аманатов