В прошлом году трем российским девушкам и одному англичанину пришла в голову идея создать в Москве пространство для молодых предпринимателей с высоким чувством социальной ответственности. Они зарегистрировали первый в России центр социальных инноваций международной сети Impact Hub, запустили стипендиальную программу по поддержке предпринимательских инициатив и открыли пространство, в котором начинающие предприниматели смогут работать под одной крышей. «Теории и практики» выяснили у основателей проекта, как социальный бизнес меняет к лучшему жизнь простых людей, чем занимается московский хаб и какие проекты он возьмет под свое крыло.

Анастасия Маркелова, Анастасия Гулявина, Екатер...

Анастасия Маркелова, Анастасия Гулявина, Екатерина Халецкая, Эндрю Гренфелл

— Как появилась международная сеть Impact Hub и что она собой представляет?

Екатерина Халецкая: История сети началась в начале 2000-х, когда англичанин Джонатан Робинсон провел серию интервью с предпринимателями, в основе бизнеса которых лежало решение социальных задач (позже серия стала основой для книги «Career Un-Ltd»). Джонатан пришел к выводу, что недостатка в креативных идеях нет, но не все они реализуются — не хватает пространства, где единомышленники могли бы обсуждать свои проекты, обмениваться опытом и находить поддержку. Тогда, недолго думая, он открыл такую площадку в Ислингтоне — не самом благополучном районе Лондона, зато с точки зрения развития территории возможностей там было хоть отбавляй. Она получила название Impact Hub — место, где рождаются бизнес-проекты, работа которых может повлиять на жизнь общества. Хаб объединил не только местных предпринимателей — постепенно сюда стали съезжаться люди из разных стран. Им нравилась атмосфера, они возвращались в свои города и основывали такие же хабы. Сегодня по всему миру их 60, и это число растет с каждым месяцем.

Эндрю Гренфелл: Хабы предоставляют физическое пространство, доступ к единомышленникам со всего мира через онлайн-сеть, возможность генерировать и развивать идеи под руководством консультантов и знакомиться с полезными людьми. Для резидентов проводится множество мероприятий. А чтобы привлечь в социальное предпринимательство как можно больше людей, была запущена специальная стипендиальная программа Social Impact Award для молодежи. В ее рамках ведется поиск талантливых и перспективных идей социальных бизнесов.

— Что привело вас к открытию центра в Москве?

Анастасия Маркелова: Я работала в питерском отделении AIESEC и прошла от них стажировку в Бразилии в IT-стартапе. Вернувшись, переехала в Москву и занималась event-менеджментом до тех пор, пока мой муж не поступил на MBA и мы не уехали в Сингапур. Как раз в это время там запускался Impact Hub. У меня появилась возможность послушать лекции одного из главных идеологов социального бизнеса — Мухаммада Юнуса и своими глазами увидеть, как в развитии хаба принимают участие разные стейкхолдеры — бизнес, государство, некоммерческие организации.

Большинство моих друзей в России, окончив университеты, пошли работать в корпорации или уехали на стажировки за границу. У меня возникла мысль: как было бы здорово иметь альтернативные пути для развития, изменить взгляд молодых людей на мир и показать, что можно основать свой бизнес, руководить собственной жизнью, иметь гибкий график работы и в то же время вносить вклад в развитие города и успехи других людей. Хаб идеально подходил для этих задач. Я, Катя Халецкая и Настя Гулявина были знакомы друг с другом еще по другим проектам. У Эндрю возникла похожая идея примерно в то же время, а Катя нас всех объединила.

Эндрю Гренфелл: Я около трех лет работал в органах местного самоуправления в Англии. Мне были близки идеи благотворительных проектов, но не нравилось, что они полностью зависят от количества привлеченных грантов. Поэтому, заметив активный рост проектов в сфере социального предпринимательства, я понял, что хочу быть одним из тех, кто решает социальные проблемы посредством бизнеса.

В Москве я оказался по международной программе Alfa Fellowship, в рамках которой молодые специалисты из Англии и США проходят стажировку в российской компании. Как-то мы с друзьями выбрались в Пермскую область и объездили несколько деревень. У местных жителей я увидел полное отсутствие надежды на лучшую жизнь. В Англии у меня было достаточно социально защищенное детство — с такими вещами я не сталкивался и подумал, что на данный момент могу пригодиться здесь больше. Я узнал про Impact Hub и написал организаторам, что хочу создавать хаб в России. Выяснилось, что я не единственный желающий, — мне передали контакт Кати. Мы встретились за кофе, и я понял, что одной чашкой общение не ограничится — у нас было похожее видение будущего проекта, и я присоединился к команде.

Екатерина Халецкая: Как и обе Насти, я тоже «вышла» из AIESEC — сначала управляла московским отделением, развивала молодые отделения в Казахстане, а потом решила отправиться за новым опытом и уехала «в тур» на Восток. В Пакистане набирала волонтеров для AIESEC и проводила для них обучение, а в Омане вместе с международной командой мы с нуля построили отделение организации. После этого мне посчастливилось поработать в головном офисе AIESEC в Нидерландах, где я отвечала за развитие программ организации и коучинг стартап-отделений на Ближнем Востоке, в Северной Африке и Центральной Азии. 18–25-летние ребята из AIESEC открывали отделения организации в других странах, запускали множество полезных социальных проектов, но финансовая ситуация всегда оставляла желать лучшего. Я стала спрашивать себя, как найти средства и урегулировать этот дисбаланс, и заинтересовалась социальным предпринимательством. А после поездки в Индию по программе Journey for Change, где мы знакомились с местными социальными предпринимателями, эта тема увлекла меня с головой. Я поняла, что в заботе о планете начинать нужно с себя: следить за тем, какую пищу я ем, кто производит вещи, которые я ношу, и как я своим ежедневным выбором могу повлиять на благосостояние людей в неблагополучной ситуации. Мне захотелось, чтобы в Москве было место, где собирались бы люди, которым тоже это интересно, и вместе переходили от слов к делу, запуская проекты социального предпринимательства в разных сферах. Хотелось, чтобы мы чувствовали себя частью большого международного сообщества людей, создающих новую реальность.

Анастасия Гулявина: До переезда в Москву я успела поработать в школе, пиар-агентстве и газете. Потом занималась коммуникациями AIESEC в России и возглавила команду национального комитета. После этого решила уехать на стажировку в Марокко, но наступил 2008 год — случился кризис. Я осталась в Москве помогать открывать отделения AIESEC в новых городах. Мне удалось понаблюдать за людьми разного возраста, социального положения и материального достатка. В 2010 году я начала руководить, пожалуй, самым большим благотворительным мероприятием в России — фестивалем «Душевный Bazar». По сути, это десятки фондов, которые занимаются всевозможными проблемами, и тысячи неравнодушных граждан. Я задалась вопросом: какой способ решения социальных проблем будет самым устойчивым и эффективным? Так я узнала о социальном предпринимательстве и организовала тематическую секцию на большом молодежном форуме, а потом стала частью команды Impact Hub.

— Как проект запускался в Москве?

Екатерина Халецкая: С самого начала нас поддержала Ольга Рябова — член координационного совета по социальному предпринимательству в Торгово-промышленной палате РФ, независимый эксперт и наш давний друг и ментор. Ольга познакомила нас с людьми, которые уже развивали социальное предпринимательство в действии, и помогла верно расставить приоритеты. Наша команда предложила головному офису Impact Hub бизнес-план будущей московской площадки. Его одобрили, и мы начали работать над программой. При открытии хаба нужно внести определенный взнос. Сначала помог частный донор, а на развитие дальнейшей деятельности мы нашли корпоративных партнеров. Первым стал крупный банк, у которого был уже заметный послужной список благотворительных программ и инициатив по развитию духа предпринимательства среди молодежи. После запуска хаба взносы становятся регулярными — система построена так, что выживают наиболее финансово устойчивые хабы, существование которых действительно оправдано.

Мы запустили московское хаб-сообщество и в течение года участвовали в конференциях и проводили мероприятия — встречи предпринимателей и обсуждения кейсов. В конце 2013-го запустился пилотный хаб. Мы отобрали восемь предпринимателей и в течение месяца работали с ними на базе библиотеки им. Достоевского — организовывали обсуждения между собой и с экспертами, обговаривали проблемы и задачи. У кого-то уже был налаженный бизнес, кто-то пытался найти клиентов или инвесторов. За это время у ребят заметно расширилась сеть контактов.

Анастасия Маркелова: Например, один из участников — директор IdeaPrint — запускал новый сервис онлайн-принтинга. Ему хотелось разрабатывать новый продукт, не сидя в офисе, а имея возможность вариться в атмосфере, где постоянно давали бы обратную связь. Путь предпринимателя в России, особенно из среды социально значимого бизнеса, довольно одинок, а элемент сообщества часто вообще не воспринимается как ресурс.

Анастасия Гулявина: Вот, например, в Швеции, Норвегии, Германии пропагандируется концепция triple helix, когда бизнес, государство и университеты взаимодействуют между собой, давая дополнительный толчок экономике. Операторами такого взаимодействия как раз могут выступить социальные предприниматели.

После запуска пилота все остались довольны, и мы начали искать помещение, где бы расположился реальный хаб.

— В чем основные отличия хаба от коворкинга или бизнес-инкубатора?

Эндрю Гренфелл: У хаба три главных составляющих: пространство, содержание и сообщество. Он предоставит площадку для работы, позаботится о менторской программе для резидентов и организует полезные мероприятия. Но главное, создаст атмосферу настоящего предпринимательского сообщества, у которого будут кураторы. И неважно, чем ты занимаешься, — делаешь приложение для айфона или собираешься наладить производство валенок в сибирской деревне. Задача — не просто понять, как развить собственный бизнес, но и как использовать совместные ресурсы, чтобы делать мир лучше.

Анастасия Гулявина: Вход в хаб будет осуществляться по абонементам на определенное количество времени. Мы планируем принимать как людей с уже запущенными проектами, так и тех, кто пока только на стадии идей.

Хотелось бы, чтобы, приходя к нам, люди сразу чувствовали себя комфортно. Часто бывает, что человек приходит на мероприятие и неловко жмется в углу — стесняется, так как никого не знает. Нашей задачей будет знакомить людей сразу же и связывать их друг с другом. Как-то на одно из мероприятий мы приглашали нашу знакомую — Юлию Разумову из проекта Cook & Talk. В перерывах между дискуссиями она показывала участникам, как готовить соусы. Вот так стоишь, чистишь с кем-то авокадо и постепенно делишься своими историями. После первого кофе-брейка все друг с другом перезнакомились — напряженность как рукой сняло.

— Расскажите о программе Social Impact Award.

Анастасия Гулявина: Программа Social Impact Award (SIA) появилась в Австрии пару лет назад с целью привлечь молодежь в социальное предпринимательство, показать, чем еще можно заняться после университетской скамьи и поддержать лучшие идеи. В этом году SIA провели восемь стран. Программа состоит из образовательной части и конкурса на лучший проект. В течение нескольких месяцев каждый желающий может посещать семинары, где вместе с приглашенными экспертами обсуждаются успешные кейсы социальных бизнесов, генерируются идеи и проводятся групповые задания. В то же время идет прием заявок на идею лучшего проекта социального бизнеса.

Впервые запустив конкурс в России, мы получили 105 заявок — гораздо больше, чем ожидали. В итоге стипендию получили три проекта. Им предоставляется финансовая поддержка, возможность на протяжении трех месяцев поработать в хабе и приглашение в Вену на финал SIA, который объединит победителей из всех стран-участниц.

Екатерина Халецкая: За время существования программы по всей Европе благодаря ей было запущено немало стоящих проектов. Например, участники семинара SIA в Праге увидели на улице бездомных, просящих деньги у прохожих, и подумали: ведь эти люди могут проводить экскурсии по городу! Они знают такие места, о которых многие местные даже не слышали. Почему бы не использовать эти уникальные знания и при этом не помочь «особенным» экскурсоводам повысить свой доход? Так родился проект «Прогулик», помогающий людям, оказавшимся в сложной ситуации, поверить в себя. Сегодня на их экскурсии выстраиваются очереди.

— Какие у вас планы на ближайшее будущее?

Эндрю Гренфелл: Сейчас мы работаем с победителями Social Impact Award — помогаем их проектам выйти на новый уровень с помощью авторской программы 90 days challenge. Параллельно открываем собственную площадку по адресу Хохловский переулок, дом 7 — пространство для работы, встреч и обмена опытом между людьми, воплощающими общественно полезные инициативы в корпорациях, фондах, собственном бизнесе. Принимаем заявки на резиденство!

Анастасия Маркелова: Я осталась под впечатлением от посещения Impact Hub San Francisco. Вместе с одной из старейших местных творческих организаций Intersection for the Arts и девелоперами Forest City был создан проект 5М — площадка для сообщества предпринимателей, художников, дизайнеров, урбанистов и некоммерческих организаций в бывшем здании газеты San Francisco Chronicle. Хаб играет в этом сообществе интегрирующую роль. Так, облагородили район для местных и сделали его намного более интересным для туристов. Это соседство служит появлению новых интересных идей — будет здорово, если московский хаб тоже станет центром притяжения креативных людей.

Проекты-победители

«Экспресс-протезирование»

Илья Чех, Василий Хлебников, Вадим Даньшин

Цель «Экспресс-протезирования» — разработать недорогие функциональные протезы верхних конечностей на российском рынке. По данным Росстата, в России и странах СНГ живет около 10 000 людей, нуждающихся в подобных протезах, но далеко не все могут позволить себе дорогие западные варианты. Команда использует технологии 3D-печати образцов, что снижает стоимость протеза. В экспериментальной группе, которая тестирует работу прототипа, четыре человека разных возрастов. После завершения теста авторы проекта планируют подать документы на сертификацию и запустить продукт на рынок.

«Крем-мед с ягодками Cocco Bello»

Гузель Санжапова, Лилия Санжапова

Авторы проекта занимаются производством крема-меда с ягодами, чтобы не только предоставить потребителю возможность покупать вкусный и натуральный продукт, но и создать рабочие места в деревне Малый Турыш в Свердловской области. Именно там находится пасека, которая досталась отцу Гузель от деда. Задействуя местных жителей в производстве, проект борется с безработицей. Микропроизводство уже запущено; в планах — построить цех, чтобы выйти на стабильные объемы производства.

«SenseAround»

Олег Самотихин, Глеб Стручалин, Александр Юрасов, Куприянов Георгий

SenseAround — это электронный поводырь для полностью незрячих людей, который помогает передвигаться безопаснее и быстрее в условиях помещений и улиц современного города. Устройство способно распознавать препятствия и предупреждать человека о них благодаря системе вибро- и аудиооповещения. Авторы проекта уже провели несколько исследований с незрячими людьми и собираются наладить производство устройств к осени 2014 года.