Станислав Белецкий преподает русский язык как иностранный в университете Додомы и рассказывает о сюрреалистичности африканских будней, необыкновенно уважительном отношении к преподавателям и группе студентов с 17 разными родными языками.

— Где именно ты проходишь стажировку? Расскажи, что это за организация? Почему ты захотел пройти стажировку именно тут?

— Сейчас я работаю в университете Додомы в Танзании. Додома — столица Танзании, здесь несколько университетов, а этот — самый молодой и самый большой. Он был основан в 2007 году, и создатели планировали сделать его самым большим в Африке. Поскольку собственных кандидатов и докторов наук здесь немного, то их приглашают из других стран, в основном из Индии и России. Есть преподаватели из Японии, Кореи, США, Китая.

Преподавание ведется на английском. На английском же проходит и собеседование в Москве. Устроиться в Додомский университет напрямую нельзя, только через посредническую организацию под названием «Внешобразование» (ее можно легко найти через поисковик в интернете, но у них нет сайта и контактировать можно только по почте — vneshministry@mail.ru). Сначала туда необходимо направить документы: диплом об образовании, диплом кандидата или доктора наук, автобиографию, список публикаций. Затем, если квалификация заинтересует танзанийцев, кандидата пригласят на собеседование в Москву. Я преподаю русский язык как иностранный, здесь есть и другие преподаватели из России — химики, физики, биологи, геологи.

— Как попасть на такую стажировку? Есть ли какой-то стандартный путь? Как все происходило у тебя, поэтапно?

— Мой путь в Танзанию был довольно долгим. Пять лет назад я начал учить суахили и с тех пор отслеживал возможность попасть в одну из стран, где на нем говорят. Были две попытки поехать в Кению, и обе неудачные. Об этой же возможности я узнал из новостной рассылки своего российского вуза, написал во «Внешобразование», хотя дедлайн и прошел — и через год они мне сами напомнили, что открывается очередной конкурс для работы в Танзании. В общем, кто ищет, тот найдет.

— Сколько длится стажировка?

— Контракт обычно заключается на два года, затем по результатам работы он может быть продлен еще на два года или на год. Продлевать контракт можно несколько раз.

— Чем ты там занимаешься? Опиши свой обычный день.

— В 7:15 к дому, в котором университет арендует квартиры для иностранных преподавателей, приходит служебный автобус и отвозит всех в кампус. Обычно у меня два занятия с утра со студентами, которые учатся на направлении «туризм» и мечтают водить экскурсии для «богатых русских» туристов по Занзибару, потом я иду обедать в студенческую столовую, после этого возвращаюсь в свой кабинет и готовлюсь к следующему дню. В начале пятого приходит служебный автобус и отвозит всех домой. По пути он останавливается около магазина, где можно купить все самое необходимое. Прочий шоппинг — в выходные или в свободный день (у многих преподавателей получается организовать себе день без занятий).

— Какое было самое запоминающееся событие за время всей стажировки?

— Новый год на пляже, на берегу Индийского океана, в Дар-эс-Саламе, самом крупном городе Танзании. Вообще-то Новый год здесь не отмечают, только гостиницы устраивают шоу для туристов. Я такое шоу, правда, пропустил, о чем совсем не жалею. Сразу после полуночи я заметил огонь на берегу и пошел туда. А там жители близлежащей деревни устроили пляски вокруг костра под тамтам. Было колоритно. Ходили вокруг него, подпрыгивали, падали на песок, катались по земле, вставали и снова ходили, снова прыгали, снова падали.

— Почувствовал ли ты, что развил свои профессиональные навыки как преподавателя и как переводчика? И если да, то в чем это выражается?

— Переводить не приходилось, а вот варианты на тему преподавания были. Преподавание русского как иностранного, на мой взгляд, мало чем отличается от преподавания иностранного языка в целом. Стараешься объяснять все на изучаемом языке, формулируешь задания таким образом, чтобы получилась коммуникация, а не чтение вслух или рассказ по памяти, учишь стратегиям поиска информации и т.п. Но вот группы здесь не ограничены по количеству человек, и регистрация на курс возможна в течение всего семестра. В начале семестра начинаешь заниматься с 6–8 студентами, в конце семестра их 20. Приходится работать в нескольких плоскостях, так сказать, чтобы выровнять всех перед экзаменом.

Теоретические курсы тоже читаю. В этом семестре попросили прочитать курс полевой лингвистики применительно к малоизученным африканским языкам (полевая лингвистика — это документирование и описание недавно обнаруженных, неизученных языков). Я ей никогда не занимался, если не считать пары лекций в университете и курсовой на третьем курсе, да и африканскими языками тоже не владею, тем более малоизученными. Помогли толковые американские учебники, которые я обнаружил в библиотеке и… сами студенты. На первом занятии я попросил их представиться и назвать свой родной язык. На 32 человека оказалось 17 разных языков, 6 из которых вымирающие, а 1 до сих пор не имеет письменности. То есть за информантами далеко ходить не пришлось, материал для изучения оказался под рукой. Получился очень живой, интерактивный и невероятно интересный курс. 100% handmade.

— Как складываются отношения между сотрудниками, между преподавателями и студентами? Какие есть отличия с российской системой образования?

— Здесь традиционное отношение к учителю — очень уважительное. В твоих компетенциях никто не сомневается — ни работодатель, ни студенты. Никто не требует отчетов и повышений квалификации, никто не будет искать пробелов в работе, поскольку ты сюда приглашен, чтобы преподавать, делиться своим опытом, который оказался интереснее, чем у других претендентов, пришедших на интервью.

Если студенты пропускают занятия, они объясняют, почему, и извиняются. Так положено. Также принято помогать преподавателю нести книги или другие вещи, которые он несет на занятие или к себе в кабинет. За меня даже как-то заплатили в автобусе. Отказываться от таких знаков расположения нельзя, это нарушение баланса отношений между студентом и учителем, непонятное им дистанцирование.

Преподавание ведется на английском, который для большинства студентов является третьим языком общения, после родного языка и национального языка суахили. На английском ведется преподавание в школе со средних классов. К выпуску школьники успевают им овладеть в необходимой для дальнейшей учебы мере. Ведь дальше им придется читать американские и британские учебники и слушать лекции иностранных преподавателей.

— Какие впечатления от страны?

— Для меня Танзания — чудесная и удивительная страна. Здесь я испытал самый серьезный культурный шок, но и реальность за ним открылась абсолютно иная, новая и полная красок и впечатлений. Так, например, чтобы полюбоваться на диких животных в Тарангире — парке, славящемся обширным поголовьем слонов, — мы с коллегами приехали в Арушу, город у подножия горы Килиманджаро, по извилистой дороге, петляющей между горами.

В номере гостиницы мы нашли телевизор в клетке (чтобы не утащили), а в городе — разрисованные рекламными граффити бетонные заборы, сувенирный рынок с товарами из Китая, где куклы Барби покрашены в черный цвет с целью изобразить масаев. Главная достопримечательность Аруши — обычный супермаркет с чаем «Симба» в ассортименте. На улицах города левостороннее «броуновское» движение, а женщины носят на головах мешки, сумки, связки носков, угли и ананасы.

Здесь все другое, это настоящее зазеркалье, в котором никогда не бывает скучно. С самого начала стало ясно — сюрпризы будут на каждом шагу. Точнее сказать, не сюрпризы, а сюрреалистические зарисовки, как у Дали, Пикассо, Миро и прочих гениев абсурда. Да, практически каждый день убеждаюсь, что так бывает в реальности — под экваториальным солнцем может и жираф заполыхать, и время расплавиться, и прямая линия здесь отнюдь не кратчайший путь, если она вообще куда-то ведет.

— Твоя работа оплачивается? Есть ли еще какие-то бонусы?

— Да, по российским меркам зарплата очень хорошая. Также оплачивают проезд преподавателю и всем членам его семьи, предоставляют квартиру или дом.

— Есть ли после такой стажировки возможность остаться в качестве постоянного сотрудника? Хотел бы ты этого?

— Есть возможность продлевать контракт несколько раз, но я ничего не планирую — это самый ценный урок, который мне дала Танзания. Все самое лучшее происходит внезапно.

Фотографии предоставлены Станиславом Белецким