В последние несколько лет Высшая школа экономики активно расширяется: в университете теперь есть образовательные программы, не связанные с миром финансовых потоков и управленческих решений. Среди новых курсов магистратуры — филологическая герменевтика, визуальная культура, науки о данных, когнитивная психология и нейробиология. Почему арт-директор сейчас востребованнее дизайнера, как можно лечить людей с помощью информатики и зачем ученым воздействовать на мозг с помощью магнитных полей — T&P взяли комментарий у руководителей 8 новых магистерских программ НИУ ВШЭ.

Арсений Владимирович Мещеряков

руководитель Школы дизайна при НИУ ВШЭ

В рамках нашей программы мы широко трактуем арт-директорство как способность к системному креативному осмыслению задачи и управлению творческими ресурсами. С одной стороны, арт-директором может стать практикующий дизайнер, который дорос до этой позиции. С другой стороны, человек, не так хорошо владеющий навыками дизайна, может оказаться способен оценить и собрать команду, которая будет заниматься непосредственно созданием проекта. Жизненная практика показывает, что и непрофессиональные дизайнеры могут стать компетентными арт-директорами.

Соответственно, у нас есть две группы: level up, которая придумана для специалистов, уже обладающих какими-то дизайнерскими навыками, и level 0, предусматривающая возможность получения прикладных умений, — по сути, переподготовка, позволяющая выпускникам сразу начать зарабатывать себе на жизнь ремеслом. Надо сказать, что современный дизайн — поле для арт-директоров, это сложная система, в которой практически невозможно функционировать только в качестве ремесленника. В ней необходим именно широкий системный взгляд, другой на рынке не востребован.

Кузнецов Сергей Олегович

руководитель программы, заведующий отделением прикладной математики и информатики НИУ ВШЭ

Данных становится все больше и, что характерно для последнего времени, они распределены по разным форматам, в том числе и в неструктурированном виде. Информация с разнообразных датчиков и камер, тексты, порожденные в несколько кликов с помощью copy-paste, — все превращается в данные, которые необходимо обрабатывать и анализировать. Наша программа называется «Науки о данных», во множественном числе, поскольку единой целостной науки еще нет, есть лишь разные подходы. Но мы надеемся стать центром кристаллизации такой науки.

Что должен уметь исследователь данных? Он должен уметь строить математические модели анализа данных, он должен уметь их реализовывать и проводить компьютерные эксперименты. Хотя среди вступительных экзаменов и нет программирования, мы хотим, чтобы наши студенты имели этот навык, поэтому мы подготовили специальный адаптационный курс, и все студенческие задания будут иметь программистскую компоненту. Всего у нас три специализации: «Интеллектуальные системы», куда входит машинное обучение, обучение анализу и «майнингу» данных; «Анализ интернет-данных», совместная программа с «Школой анализа данных» Яндекса; и «Технологии и моделирование сложных систем», совместная программа с Институтом проблем передачи данных им. А.А. Харкевича, посвященная мета-моделированию и другим интересным проблемам.

Из направлений наших исследований и обучения я бы хотел особенно отметить медицинскую информатику, то есть использование методов информатики для улучшения качества лечения, анализ медицинских данных в разной форме: изображений, текстов и так далее. В мире уже сейчас происходит бум медицинской информатики, у нас он только начинается: подобный метод применяется в Центре детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Д. Рогачева. В Центре исследуются две стратегии лечения некоторого вида рака, и по общим результатам кажется, что они действуют более или менее одинаково. Но если с помощью метода анализа данных выделить подгруппы пациентов на основе определенных наборов физиологических признаков, то окажется, что в каждой из подгрупп результаты лечения тем или иным методом сильно отличаются.

Сюкияйнен Леонид Рудольфович

руководитель программы

Исламское право — одна из самых крупных современных правовых систем, она существует на протяжении уже многих веков. И в последние десятилетия сфера ее действия расширяется, исламское право выходит за пределы непосредственно мусульманских стран: многие его нормы и принципы и даже целые институты, например, банки, работают вне мусульманского мира. В России многие проблемы, с которыми сталкиваются мусульмане, имеют правовой характер, и чтобы разрешать эти проблемы, нужно хорошо знать исламскую правовую культуру и учитывать традиции мусульманского сознания.

Политические процессы, проблема терроризма и экстремизма, глобализации, проблема прав человека — весь этот комплекс вопросов, с которыми сталкивается современный человек, связан с юридическими нормами. Сейчас активно обсуждается проблема шариатских судов, проблема хиджаба актуальна не только в Европе, но и в России — были даже судебные решения, с ней связанные. Все это лежит в основе той актуальности, которую приобретает наша программа. В рамках юридического образования исламское право нигде серьезно не изучается, хотя, чтобы решить все эти озвученные проблемы, нужно хорошо представлять основные параметры и специфику исламской правовой культуры.

Ключарев Василий Андреевич

руководитель программы, декан факультета психологии НИУ ВШЭ

Наша программа междисциплинарная, ведь мы изучаем разные аспекты того, как человек перерабатывает информацию. Нам интересны ребята, которые приходят из самых разных областей: математики, физики, лингвистики, психологии, биологии. Наши исследования находится на стыке разнообразных наук и технологий, но мы в итоге выделили два образовательных трека: один, посвященный общим принципам переработки информации, — для психологов; второй, направленный на исследование физиологических механизмов, происходящих в мозгу во время этого процесса, — для нейробиологов. Это по-настоящему уникальный проект, первый в России. Программа англоязычная: у нас будут преподавать иностранные специалисты из Италии, Японии и Германии.

В методах исследования этой области сейчас происходит революция. Наряду с хорошо известными способами вроде магнитной электроэнцефалограммы начинают использоваться новейшие технологии «нейроимиджинга». Во ВШЭ открылась лаборатория транскраниальной магнитной стимуляции: мы можем воздействовать на мозг магнитным полем и фиксировать происходящие в нем изменения. На мой взгляд, одним из прорывов современной науки станет понимание того, как наша нервная система перерабатывает информацию. Когда мы научимся понимать этот процесс и, может быть, математически его моделировать, появится возможность транслировать его в робототехнику и современные компьютерные технологии.

Инишев Илья Николаевич

руководитель программы

Наша программа генетически связана с проектом культурных исследований, но ее специфика — это современная визуальная культура. Причем визуальность в данном случае понимается не как часть материальной культуры, не как совокупность артефактов, а скорее как сквозной фактор нашей современной жизни. Традиционно в философии прошлых веков и отчасти в современной философии визуальность понимается как связанная с биологической и психологической структурами ментальная способность, которой обладает любой здоровый и дееспособный субъект. Но есть и другая сторона: визуальность это не то, чем мы обладаем, но то, во что мы интегрируемся. Визуальность не как оснащение человека, а как аппарат культуры; не внутренняя визуальность, но внешняя. Это сквозное измерение визуальности присутствует в разных областях: в сферах экономики, маркетинга, политики, современных медиа. И сейчас появляется все больше способов визуализации, конструирования образов, имеющих в том числе и социальные последствия. И самих образов становится все больше, их распространение и содержание практически ничем не контролируется в отличие от прошлых веков, когда государство и церковь обуславливали контент и каналы дистрибуции. Это такой волнообразный процесс, в котором мы участвуем и как реципиенты и как производители.

Требуется более дифференцированная интеллектуальная реакция на эти процессы, но в наших широтах она недостаточно разработана и представлена. В нашей программе мы и хотим изучать эту социальную функцию визуальности или визуального образа, при этом не ограничивая его сферой искусства, возможно, не самой значимой на сегодняшний день. Не искусствоведение и не социология, но скорее специализированная версия культурных исследований, где практикуется система разнообразных подходов: от лакановского психоанализа до семиотики.

Высоковский Александр Аркадьевич

декан Высшей школы урбанистики при НИУ ВШЭ

Программа, которой я руковожу, направлена на создание новой для России профессии урбаниста, объединяющей в себе знания и умения социолога, экономиста, культуролога, с одной стороны, и архитектора, с другой. Урбанист должен обладать, например, и географическими методами исследования, и архитектурными методами проектирования. Такая многосторонняя подготовка позволит ему одновременно выявлять тенденции или проблемы и думать о способе их разрешения. То есть мы ставим задачу обучить ребят видеть все процессы, которые протекают в городе не только во времени, но и в пространстве.

К сожалению, именно таких специалистов недостаточно в системе городского управления. Оно, в основном, сейчас закрывается архитекторами, которые видят город как совокупность проектов, редко воспринимают его как целое и не понимают, как конкретное место будет на это целое влиять. Или оно планируется экономистами, думающими об экономических тенденциях, промышленности, социальных программах, инновациях. Между двумя этими практиками и должны появиться новые профессионалы, которых мы хотим обучать. Нужно заметить, что они очень востребованы: все наши студенты работают или в частных фирмах и занимаются развитием девелоперских проектов, или в государственном муниципальном управлении.

Пенская Елена Наумовна

декан факультета филологии НИУ ВШЭ

За эти два года мы накопили большой опыт работы с самыми разными людьми, кто так или иначе заинтересован работой со школьниками. Мы научились им помогать. Нашли общий язык, инструменты, которые необходимы учителям. Магистратура сейчас доступна не только москвичам, но и иногородним коллегам, а также нашим соотечественникам, живущим за рубежом, например, учителям-словесникам из Вашингтона, Германии, Турции. Их обучение вполне возможно — магистратура очно-заочная.

Учебная программа магистратуры уникальна. Она решает нестандартные задачи, актуальные для сегодняшнего образования. Интернет-эпоха меняет мышление человека и общества, меняются и представления о том, каким должно быть образование. Очевидно, что образование должно стать интерактивным. Поэтому так остро встает сегодня проблема самообразования — осознанного заполнения лакун. Но самообразованию тоже нужно учить. Это способен делать только постоянно растущий учитель.

Чтобы воспитать в учениках самостоятельность мысли, нужно не бояться ставить перед ними вопросы, не имеющие однозначного решения, или вопросы, ответ на которые учителю заранее не известен. Для нового стиля преподавания нужен высокий профессионализм, нужно, чтобы сам учитель имел вкус к исследованию. Мы заново учим учителей, казалось бы, тому, что они умеют, — читать и писать, понимать и объяснять тексты. Все это учитывает программа нашей магистратуры: кроме курсов, развивающих языковое чувство, читательскую и исследовательскую интуицию, в программе есть ряд дисциплин, помогающих воспринимать произведение в контексте — художественном, историческом, политическом.

Все курсы выстроены вокруг научно-исследовательского семинара. Сделано это для того, чтобы магистранты были не только слушателями, но и исследователями, чтобы они и подключались к разнообразным научно-исследовательским проектам (и даже инициировали их), и умели руководить исследованиями собственных учеников. Благодаря системообразующей роли научно-исследовательского семинара наша программа в настоящий момент не имеет аналогов и оказывается вне конкуренции. Магистратура «Филологическая герменевтика школьной словесности» готовит штучных специалистов — исследователей и экспертов в области филологического образования.

Соколов Александр Васильевич

директор Форсайт-центра, заместитель директора Института статистических исследований и экономики знаний

Одной из основных составляющих нашей программы является обучение форсайтингу. Его главная идея состоит в том, чтобы стейкхолдеры, то есть люди, от которых зависит принятие решений, могли собраться вместе и выбрать консенсусный вариант будущего, на который они могут ориентироваться в своей работе. Форсайт вбирает в себя и количественные, и качественные, и синтетические методы: все, что может пригодиться, в нем используется. Это могут быть и модели оценки количественных показателей, и методы привлечения экспертов и анализа их мнений, и доказательные методы, то есть исследования литературы и баз данных, и креативные методы, например, «мозговой штурм».

Главное в форсайте, чтобы эти методы позволяли смотреть на проблему с разных углов. Такой подход позволяет форсайтингу использоваться во многих областях: мы, например, работаем с крупными компаниями, готовим для них прогнозы и проводим технологический аудит. А если вы, допустим, чиновник, и заказываете форсайтинговое исследование, то вам необходимо понимать, как оно реализуется, вы должны уметь устанавливать минимальный стандарт качества. Соответственно, в нашей программе можно выделить две основные линии: по одной готовятся люди для работы в частных компаниях, по другой, связанной с научно-технической и инновационной политикой, — для работы в правительстве. Курс читается на английском языке, и мы стараемся привлечь международных специалистов экстра-класса: из UNESCO, из разнообразных исследовательских учреждений и университетов.