За 20 лет жизни в Германии Яна Франк стала мастером графического дизайна, топовым блогером ЖЖ и автором популярных книг о том, как оптимизировать творческий процесс. T&P побывали на ее встрече с читателями и записали основные тезисы выступления.

Эротика стала для меня первым творческим позывом. Мой дедушка работал в прокуратуре и коллекционировал изъятое порнографическое искусство: в числе прочих там были рисунки маркиза фон Байроса, которого я очень люблю. А сейчас меня попросили иллюстрировать учебник по половому воспитанию. Задача очень лестная, но непростая: в Германии подростков учат, что полов больше, чем два, и надо показать это с анатомической честностью, но без пошлости. Я погружаюсь в то, что рисую, и поэтому отказываюсь от кровавых сюжетов — не хочется пропускать все это через себя. Еще я не работаю на политические и религиозные организации — мне это совсем неинтересно.

У меня очень условный стиль, и прежде я ненавидела рисовать строгие элементы архитектуры. А потом пришли заказы, от которых грех было отказываться, — путеводители по Петербургу, Москве и Одессе. Пришлось привыкнуть.

Я пишу, главным образом, для себя: дома меня приучили систематизировать свой опыт, раскладывать пережитое по полочками, подводить итоги. И я была поражена, что мою первую книгу вообще кто-то купил — ее содержимое и так было выложено в Сети. А потом читатели блога сами стали предлагать темы — так родились идеи для следующих произведений.

В Европе каждого студента-дизайнера учат продавать себя. Задача профессора — обнаружить в подопечном талант и, основываясь на своих знаниях рынка, направить его в верном направлении. Там приучают к честности по отношению к себе и призывают заниматься только тем, что действительно нравится, объясняя, как вокруг этого можно построить свою карьеру. Хорошее портфолио — это очень важно. Именно с ним вам предстоит бегать по издательствам — ну, или поручить это своему агенту.

Мой главный совет всем тем, кто хочет завести свое дело: начинайте с того, что у вас лучше всего получается. Выбирайте нишу, в которой вы чувствуете себя наиболее уверенно, и совершенствуйте свои умения. А уже потом можно посмотреть по сторонам и переключиться на что-то другое.

Иной раз даже самый замечательный проект нельзя воплотить в жизнь — это нормально. Если что-то долгое время лежит нетронутым, значит, это не так вас вдохновляет. И не стоит переживать, если вы постоянно переключаетесь с одного на другое: «сканеры», как называет таких людей Барбара Шер, тоже могут быть счастливы и успешны — если начнут работать с этой чертой как с преимуществом.

Я уверена: если с утра сел рисовать на голодный желудок, ничего не получится. Планшет чувствует дрожание руки — признак того, что вы не сыты, — поэтому я всегда крепко завтракаю: этого хватает часа на четыре напряженной работы.

Не пытайтесь пересилить свое тело — вы обязательно проиграете. Когда оно настойчиво просит отдыха, с ним лучше не пререкаться. В Германии, например, школьный учитель может взять годичный отпуск — специально для того, чтобы не доработаться до ручки и не остаться инвалидом в 40 лет. Я обязательно устраиваю себе два выходных в неделю, а по завершении больших проектов обязательно уезжаю на озеро с кучей еды — до того момента, как мне снова захочется что-то сделать. Мне кажется, лень нападает на человека не просто так: скорее всего, вы правда очень устали и нуждаетесь в передышке. В конце концов, желание работать — это нормальное состояние отдохнувшего человека, которого не мучает депрессия.

Маленького ребенка нельзя «нейтрализовать»: лично я предпочла отдать его в ясли в 8 месяцев и вернуться к работе, чтобы не жить в ощущении, что мой любимый сын сводит меня с ума. Так же поступают и в Европе: даже фрилансеры, которые могли бы трудиться, не выходя из дома, снимают себе офис или арендуют стол в коворкинге. Я знала женщину-иллюстратора, отдававшую почти все заработанные деньги на няню: не принося дохода семье, она сохраняла душевное равновесие и чувствовала себя востребованной.

Человек должен заниматься собой: не реализовавшись, он становится обузой для родных и окружающих. Надо признать, что жертвы, которые мы приносим близким, не нужны никому, кроме нас. И я не думаю, что взрослый человек должен сюсюкаться со своей семьей. Я нередко ставила родителей перед фактом, когда надолго уезжала за границу. И своему сыну я тоже довольно быстро позволила жить своей жизнью: с 16 лет он был вполне самодостаточен.

В отношениях нельзя поддаваться на провокации и всерьез расстраиваться из-за мелких придирок. Все люди исследуют границы дозволенного и смотрят, как далеко их может завести собственное эго. Как правило, простого одергивания бывает достаточно, чтобы человек осознал свою неправоту и сделал шаг назад.

Русский философ Петр Успенский говорил, что мы переходим в другое состояние, когда либо ужасно хотим жить по-новому, либо нет никаких сил жить по-старому. Впрочем, крайней точки дожидаться совсем необязательно: к иному образу жизни лучше присматриваться заранее.

Не нужно думать, что раз вы такой талантливый, все будут вас подталкивать к свершениям. Хотите что-то сделать — сделайте.