Как используют Сеть те, кто лишен зрения? Почему среди слепых так популярен Twitter? И в чем опасность перехода к посттекстовому интернету? Не видящий с рождения адвокат Джонатан Моозен отвечает на эти вопросы в своем эссе для журнала The New Inquiry, а «Теории и практики» перевели основные тезисы.

Я родился слепым. Во времена моего детства слепые дети могли учиться только в специализированных школах. В Новой Зеландии, откуда я родом, такая школа была одна. Это означало, что дети, лишенные возможности видеть, начиная с пяти лет большую часть года проводили в школьном интернате. Отношения в семье из-за этого нередко становились натянутыми. С другой стороны, совместное времяпрепровождение со слепыми детьми разных возрастов имело свои плюсы. Ты понимал, что не один. Ты попадал в определенное сообщество и мог учиться у таких же, как ты.

Сегодня интернет сильно изменил наше понимание слова «сообщество». Конечно, часто новые технологии подразумевают, что ими будут пользоваться люди, похожие на создателей этих технологий. Но на самом деле технологиями могут пользоваться все, для кого они окажутся доступными. Слепым интернет подарил возможность создать огромное сетевое сообщество для обмена опытом. Ничего подобного в истории никогда еще не было. Большую роль в этом сыграл Twitter — для этого ресурса с короткими текстовыми сообщениями слепые могут использовать специальные приложения, позволяющие набирать твиты голосом или на языке Брайля. Если у тебя есть компьютер, теперь, по сути, никто не должен знать, можешь ты видеть или нет. О твоей слепоте становится известно, только если ты решишь сам о ней рассказать. И в этом — наша огромная свобода.

Как бы странно это ни звучало, в истории действительно еще не было лучшей эпохи для того, чтобы быть слепым. После изобретения языка Брайля интернет наибольшим образом способствовал тому, что слепые могут жить самостоятельной жизнью. Я еще помню времена, когда для того, чтобы узнать состояние своего счета, мне нужно было отстоять очередь в банке и просить сотрудника прочитать вслух несколько цифр. Сотрудник банка, как правило, выполнял мою просьбу очень громко и медленно — ведь почему-то считается, что именно так нужно общаться со слепыми.

Незрячие люди во всем мире сегодня могут пользоваться операционной системой Windows — благодаря программе, которая озвучивает текст, выведенный на экран. Эта программа также переводит информацию на язык Брайля и показывает ее в тактильном формате на специальном дисплее. Можно провести аналогию: некоторые зрячие люди считают, что они лучше воспринимают информацию визуально — так и многие слепые легче усваивают информацию в тактильном режиме. Кстати говоря, несмотря на распространение обратного мнения, язык Брайля все еще существует. Он даже пережил новый расцвет благодаря брайлевскому дисплею и электронным книгам для слепых.

«Моя жизнь — в плане присутствия в ней современных технологий — мало отличается от жизни видящих людей. Я сижу за столом в своем офисе и пишу этот текст в программе Word»

Еще один показательный пример — это компания Apple. Каждый компьютер этой фирмы и все iOS-устройства обладают встроенной программой VoiceOver. Она озвучивает информацию с экрана, а также обеспечивает голосовое управление электронными устройствами. До того как VoiceOver появился в 2009 году, смартфоны были для нас просто бессмысленными стекляшками. Но Apple сумела совершить революцию, и теперь подобные программы появились и для Android — правда, их еще необходимо усовершенствовать.

Благодаря всем этим вспомогательным программам моя жизнь — в плане присутствия в ней современных технологий — мало отличается от жизни видящих людей. Я сижу за столом в своем офисе и пишу этот текст в программе Word. Поскольку я не настолько дисциплинирован, чтобы отключить на время работы айфон, я постоянно отвлекаюсь на его нотификацию. Как и большинство других слепых, я использую интернет и ищу в нем информацию по своим личным и профессиональным интересам, которые никак не связаны с моей слепотой.

Но, к сожалению, технологическое развитие обгоняет общественное. По статистике, около 70% слепых трудоспособного возраста оказываются безработными. Барьер, с которым сталкиваются эти люди, не их собственная слепота, а невежество работодателей. Ведь большинство потенциальных работодателей размышляют так: «Если бы я не мог видеть, я бы точно не смог выполнять эту работу — а значит, и они не смогут». Мало кто понимает, что для нас слепота — естественна, мы умеем с ней жить и можем с ней работать.

Поскольку существуют подобные социальные барьеры, утопия о доступности современных технологий для слепых остается утопией. Например, сейчас не все сайты можно прочитать программой VoiceOver — часто проблема заключается в плохом дизайне. Или другой пример: как я уже говорил, многие слепые используют Twitter. Если вы напишете твит о том, каким прекрасным был ваш обед, я могу прочитать его и позавидовать. А если вы просто сделаете фотографию и поставите ее в Twitter, эта информация окажется для меня недоступной. Многие были обеспокоены, когда Twitter хотел ввести новый формат — цитирование записей в виде изображений (которые тем самым оказались бы недоступны для чтения с помощью VoiceOver). Twitter услышал наше мнение и пообещал, что такого не будет. Тревога оказалась ложной, но мы все хорошо почувствовали, что между доступностью и недоступностью той или иной технологии — тонкая грань.

Или еще один пример: я иногда не могу оставить комментарии на популярных сайтах, потому что там стоит защита от спама. Иногда даже хорошо видящие люди жалуются на капчу — все эти трудночитаемые символы, которые вы должны ввести, чтобы зарегистрироваться на сайте. Поскольку эти символы графические, они никак не декодируются и просто закрывают доступ слепым. И только иногда, если повезет, есть возможность прослушать их в аудиоформате.

«Так же, как любой человек на инвалидной коляске должен обладать возможностью беспрепятственно перемещаться по улицам, интернет должен быть доступен всем»

Многие из нас, конечно, обеспокоены переходом к так называемому посттекстовому интернету. Этот термин был популяризован экономическим блогером Феликсом Салмоном. Он писал: «Производство текста — легкий и дешевый процесс, поэтому текст стал невероятно популярным в Сети. Но в цифровом мире существует гораздо больше возможностей для рассказывания историй». И если писатели обеспокоены подобными тенденциями, по мнению Салмона, это значит, что они не хотят экспериментировать с видео, анимацией и изображениями. Но у слепых пока просто нет такой возможности.

Чтобы раскрыть весь свой потенциал, интернет должен быть доступен для всех людей (так же, как любой человек на инвалидной коляске должен иметь возможность беспрепятственно перемещаться по улицам) — вне зависимости от того, как они его воспринимают: с помощью зрения, слуха или осязания.