Знаменитые эксперименты Стэнли Милгрэма о подчинении легитимному авторитету были проведены в связи с попыткой понять поведение немцев в годы Второй мировой войны. Исследования «диффузии ответственности» появились после случая с Китти Дженовезе, убитой на глазах многочисленных соседей. «Теории и практики» выбрали еще несколько крупных исследований социальной психологии, поводом для которых стали исторические события, житейские наблюдения или случайные инциденты.

Вторжение в залив Свиней и огруппленное мышление

4 апреля 1961 года президент Джон Кеннеди и его советники утвердили окончательный план операции вторжения в залив Свиней, целью которой было свержение Фиделя Кастро. На Кубу было направлено более тысячи кубинских эмигрантов, прошедших подготовку в ЦРУ. Операция с треском провалилась и при этом стала международным скандалом. 40 стран на заседании ООН осудили США, а связь Кубы с СССР только укрепилась. Известно, что Кеннеди был крайне обескуражен провалом операции, которая настолько долго и тщательно готовилась.

Социальный психолог Ирвин Дженис в серии исследований в 1971 и 1982 году проанализировал то, как шло обсуждение вторжения в залив Свиней, а также ряд других важных политических решений американских президентов и их советников, все из которых привели к провалу. Он заметил, что, вопреки мнению об особой продуктивности групповой работы, именно ее специфика зачастую ведет к серьезным ошибкам.

Дженис назвал этот феномен «огруппленным мышлением» (groupthink). Оно свойственно группам, члены которой связаны узами взаимной симпатии, изолированы от инакомыслящих и находятся под руководством авторитарного лидера. Симптомы огруппленного мышления, по Дженису, — это иллюзия неуязвимости, вера в нравственность решений группы, объяснения и оправдания уже принятых решений, стереотипные представления об оппонентах, конформизм, самоцензура, иллюзия единодушия и действия «поглотителей информации» (членов группы, «оберегающих» ее от тревожащей информации). Для борьбы с огруппленным мышлением Дженис предложил обращаться за критикой к людям, которые не входят в группу, и регулярно назначать «адвоката дьявола».

Скоропалительные влюбленности после разрыва и восстановление самооценки

Исследовательница феноменов любви и сексуального влечения Элейн Хэтфилд обратила внимание на то, как часто, будучи оставленными своими партнерами, люди скоропалительно кидаются в новые отношения. Чтобы объяснить свои наблюдения, Хэтфилд провела эксперимент, после которого его участниц пришлось довольно долго приводить в себя.

Студентки Стэнфордского университета были приглашены на исследование интеллекта. Во время первого этапа — индивидуального интервью — каждую из них привлекательный помощник экспериментатора пригласил на свидание (и почти ни одна не отказала). Далее они прошли тестирование, и экспериментатор объявила результаты: половина из девушек якобы показала низкий уровень интеллекта, а половина — высокий. После чего Элейн Хэтфилд попросила оценить привлекательность нескольких молодых мужчин, среди которых был и знакомый каждой из девушек помощник. Данные исследования показали, что девушки, получившие низкие баллы, оценили своего потенциального бойфренда выше остальных мужчин и сильнее других участниц эксперимента.

Этот эксперимент показывает, как люди, самоуважение которых серьезно пострадало, экстренно нуждаются в социальном одобрении и принятии. Это объясняет то, почему после унизительного разрыва люди очень быстро и очень сильно влюбляются снова.

Речи лауреатов и ложная скромность

Психологов Роя Баумайстера и Стейси Илко вдохновили на исследования не судорожные свидания брошенных знакомых, а пышные речи лауреатов наград и премий и победителей совревнований. В своих выступлениях призеры благодарят родителей и друзей, учителей и тренеров, организацию, которая вручает награду, и даже своих соперников. Неужели все победители настолько искренние и скромные люди, задались вопросом Баумайстер и Илко и в 1995 году провели следующее исследование. Они попросили каждого участника эксперимента описать какой-либо важный для него жизненный успех. Но одни писали свои работы анонимно, а от других испытуемых потребовали подписать эссе. В результате те, кто подписывал свои работы и ожидал проверки или даже публичного чтения, в своих эссе называли большее количество людей, которые оказывали им помощь и моральную поддержку и которых они считали соавторами своих достижений. Анонимные же авторы представляли себя единоличными кузнецами своего счастья.

Баумайстер и Илко назвали этот феномен «ложной скромностью», маской, которую люди надевают, чтобы казаться скромными и благодарными, что является социально одобряемым поведением, хотя на самом деле они считают творцами своих успехов только себя.

Однако кейсы, взятые из жизни, не были бы таковыми, если бы не допускали различные интерпретации. Так, Джулия Экслайн и Марси Лобел, анализируя подобные ситуации в 1999 году, объяснили их феноменом «опасностей, подстерегающих победителя». Люди, добившиеся успеха, могут опасаться зависти и ненависти со стороны окружающих, поэтому через демонстрируемую скромность они словно стараются задобрить тех, кто менее успешен.

Самочувствие стариков и выученная беспомощность

Безволие и частые болезни заключенных в тюрьмах и концлагерях — объяснимое явление, но ровно эти же феномены свойственны таким вроде бы гуманистичным пространствам, как больницы и дома престарелых. Заметив это, психологи Эллен Лэнгер и Джудит Родин в 1976 году решили понять, что же происходит с людьми, которых лечат и за которыми ухаживают, и в качестве объяснения предложили «синдром выученной беспомощности». Само понятие выученной беспомощности ввел годом ранее Мартин Селигман, проводя эксперименты с собаками: животные, приученные к тому, что не могут избежать удара током, так как сидят в клетке, даже оказавшись на свободе, не пытаются что-то изменить в своем положении.

Чтобы почувствовать себя беспомощным и несчастным, необязательно быть собакой, которую регулярно избивают, — достаточно дегуманизации и невозможности что-либо поменять в своей жизни. Поэтому Лэнгер и Родин отправились проводить трехнедельное исследование в респектабельный дом престарелых. Гости дома были тайно поделены на две группы, а его сотрудники проинструктированы психологами.

Первую группу, как и раньше, доброжелательно поощряли за то, что они не вмешиваются в лечебный процесс, не влияют на работу администрации и как можно меньше беспокоят врачей и других работников дома престарелых. Второй группе предлагалось вносить изменения в политику администрации, выбирать себе занятия и брать на себя ответственность за собственное лечение. К концу исследования участники первой группы, по общему мнению, были признаны болезненными, несчастными и продолжающими деградировать, а 93% участников второй группы стали более физически здоровыми и счастливыми людьми. Очевидно, что результаты прекрасно переносятся и на всех остальных людей.

Поведение шпаны и самоуважение

Агрессивные действия и девиантное поведение любят объяснять загадочными «комплексами» и низкой самооценкой. А психологи Брэд Бушман и Рой Баумайстер (исследовавший также ложную скромность), познакомившись с данными социальных работников по подросткам из групп риска, задумались, насколько верно это распространенное мнение. Оказалось, что подростки, рано начавшие сексуальную жизнь, уличные хулиганы и члены националистических групп обладают довольно высоким уровнем самоуважения.

Чтобы проверить связь агрессии с уровнем самоуважения Бушман и Баумайстер в 1998 году провели эксперимент. Его участниками стали более 500 студентов-бакалавров, на первом этапе они проходили тесты, определяющие уровень их самоуважения, на втором — писали и обсуждали эссе.

Каждый участник исследования получал обратную связь по эссе — правда, от помощника экспериментатора, который притворялся таким же студентом. Эссе этот подсадной собеседник либо хвалил, либо крайне жестко и даже оскорбительно критиковал. После чего «писатели» играли со своими «литературными критиками» в игру на быстроту реакции. В случае проигрыша «критика» «писатели» могли наказать его шумом и криками любой громкости и продолжительности. Выяснилось, что люди с завышенным самомнением, получившие разгромную критику своего эссе, при виде проигравшего «критика» устраивали ему в три раза более интенсивное аудиальное наказание, чем испытуемые с нормальным или низким уровнем самоуважения.

Так что не стоит искать у своих обидчиков ранимую душу, спрятанную за агрессивными и самоуверенными действиями. Скорее всего, они думают о себе не слишком плохо, а слишком хорошо.

Обвинение жертв преступлений и вера в справедливый мир

После освобождения концлагеря в Берген-Бельзене англичане заставили пройти через него группу штатских немцев. Один из них воскликнул: «Какие ужасные преступления должны были совершить эти заключенные, чтобы с ними так обращались!» Вера в справедливый мир, где все получают по заслугам, приводит к тому, что одного наблюдения за наказанием невиновного хватает, чтобы он перестал таковым считаться.

В 1966 году Мелвин Лернер и Каролина Симмонс провели серию экспериментов, куда испытуемые приглашались ради исследования признаков эмоционального состояния. Так же как и в знаменитом эксперименте Милгрэма, участники, которые на самом деле являлись помощниками экспериментатора, по жребию оказывались в испытании, где их наказывали током за неправильные ответы в заданиях на запоминание (ток, как и жребий, конечно, был ненастоящим).

Остальные участники наблюдали за эмоциональным состоянием тех, кого наказывали, а после заполняли опросники, где их просили оценить личность оказавшихся под ударами электрического тока, и большинство участников исследования поставили довольно низкие оценки. Результаты эксперимента Лернера и Симмонс показывают: если наблюдатели бессильны изменить участь жертвы, они будут стараться принизить ее в своих глазах. Аналогичным проявлением веры в справедливый мир заинтересовалась психолог Линда Карли, заметив, как часто жертвы изнасилования обвиняются в том, что это они виноваты в случившемся.

В 1989 году она провела исследование, участники которого читали историю об отношениях мужчины и женщины, а потом обсуждали прочитанное. История для эксперимента, написанная от лица женщины, была одной и той же, но с альтернативными концовками. Все испытуемые прочитали историю о том, как молодая женщина и ее начальник ужинают вместе, затем приходят к нему домой и выпивают по бокалу вина. Одной половине участников достался следующий финал: «Затем он усадил меня на диван и, взяв мою руку в свою, попросил меня стать его женой», другая же половина прочитала: «Но потом он повел себя очень грубо. Он повалил меня на диван и изнасиловал».

Прочитав одну и ту же последовательность событий, которые привели к развязке, первая группа назвала историю романтичной, а поведение женщины оценила как безупречное. Большинство участников второй группы осудили женщину за произошедшее, так как все ее действия однозначно вели к изнасилованию.

По мнению Лернера и Карли, дополнительное осуждение жертвы является следствием веры в справедливый мир, которая воспитывается с раннего детства на сказках и поучительных историях, где хорошие герои вознаграждаются, а плохие — наказываются. Так, утешительная концепция того, что доброе дело не останется без награды, легко трансформируется в ее логическое продолжение: если с кем-то случается неприятность, значит, именно ее он и заслужил.

Гонка вооружений и феномен общинных выгонов

Американский исследователь Джулиан Эдни придумал игру «Гайки» в 1979 году, когда две сверхдержавы — США и СССР — вели гонку вооружений. В условиях недоверия другому страны делали все новые и новые шаги, поочередно одерживая локальные победы, но ухудшая общую ситуацию на планете.

Так же происходило и во время игры в «Гайки», целью которой было набрать себе как можно больше гаек. Брать их можно было в любой момент и в любом количестве, а каждые десять секунд количество гаек, оставшихся в чаше, удваивалось. В случаях когда экспериментатор не давал игрокам возможности выработать стратегию совместного выигрыша, большинство игр завершалось менее чем за десять секунд до первого пополнения, а все игроки оставались с минимальными баллами.

В этот же период активно заговорили о проблемах экологии, и японский ученый Каори Сато в 1987 году предложил участникам своего эксперимента за настоящие деньги заниматься вырубкой и сбытом общего виртуального леса. И большая часть деревьев вырубалась еще до того, как вырастала до размера, пригодного для продажи. И Эдни, и Като, увидев проблемы гонки вооружений и экологии, в своих экспериментах продемонстрировали так называемую «трагедию общинных выгонов» (этот термин был введен экологом Гарреттом Хардиным): если фермер приведет на общий выгон дополнительную корову, то остальные последуют его примеру, и от поля в скором времени ничего не останется, хоть первые и получат на некоторое время больше молока для продажи. Экологическая метафора описывает ситуацию, в которой соперничество и недоверие приводят к общему проигрышу, предотвратить который может только регулирование процесса и коммуникация.