Что делать, если вам 16, вы педофил, но не хотите никому навредить? Для педофилов, которые хотят вылечиться, прежде чем начнут действовать, нет телефона доверия. Подростки вынуждены учиться жить с ужасной тайной и сами искать путь к тому, чтобы спасти себя и других им подобных. T&P пересказывают статью Люка Мэлона о педофилах.

Адам сидел за своим компьютером в доме родителей на втором этаже, как вдруг он столкнулся с этим. Адам стал использовать программы быстрого обмена файлами, с помощью которых он мог находить больше контента, чем раньше. Теперь среди загрузок все чаще встречались названия, содержащие аббревиатуру PTHC, или pre-teen hardcore — видео с совсем маленькими детьми.

Мальчик на одном из видео был светловолосым и, казалось, не старше полутора лет. Маленькое обнаженное тело было связано для того, чтобы ограничить его движения. Торс некоего человека появился в кадре, и ребенок закричал. Смотря на происходящее, Адам был будто прикован к креслу, а затем быстро остановил видео. Это не было похоже на то, что он видел за последние два года, просматривая детскую порнографию. До этого все, что он видел, казалось, намекало на то, что детям это нравится; этому малышу явно было больно. Адам лег на кровать и почувствовал, как он позже мне рассказал, смесь злости, печали и растерянности. Увидев то, как ребенка связали и намеревались причинить ему боль, Адам подтвердил свои давние подозрения. Теперь он вынужден был признаться себе в этом: хотя Адам никому не хотел боли, он понимал, что в некотором роде похож на того мужчину на видео, на тех парней, о которых изредка говорят в новостях. Адаму — 16, он педофил, и он должен что-то с этим делать.

У нас есть ограниченное количество стереотипов, когда речь заходит о педофилии: есть представления о сообществах наблюдателей, хищно вылавливающих детей в чатах, монструозных фигурах, зачастую связанных со служением религии, авторитетных людях. Эти люди, как правило, среднего возраста, серийные насильники, пойманные спустя многие годы. Но что насчет их прошлого? Когда их необычные позывы начали впервые проявляться?

Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам определяет педофила как человека от 16 лет, который «в течение не менее шести месяцев имеет интенсивные сексуально возбуждающие фантазии, потребности или поведение, связанное с влечением по отношению к детям как минимум на пять лет младше него». Доказано, что большинство педофилов впервые заметили притяжение к детям, когда им самим было от 11 до 16. Это может быть верным для прошлого любого из нас, однако представьте, если бы спустя годы дети оставались бы для вас сексуально привлекательными. Как быть молодым юношам и девушкам в ситуации отсутствия похожих социальных моделей или какой-либо психологической поддержки? Возможно ли для них жить, не принося вреда детям?

«Большинство педофилов впервые заметили притяжение к детям, когда им самим было от 11 до 16 лет»

Я поговорил с экспертами и спрашивал у людей в Сети. В интернете я нашел сайт для людей, которые считают себя педофилами и пытаются помочь друг другу. Однако этим людям было 50–60 лет, а я надеялся найти кого-то помладше. Задав вопрос на одном из сайтов, спустя несколько недель я получил письмо.

«Меня зовут Адам» — прочел я. «Мне 18 и мне нравятся мальчики и девочки всех возрастов (особенно совсем маленькие). Я лидер сообщества по поддержке педофилов, не нарушавших закон… и был бы рад поговорить с вами».

Адаму теперь 20. Впервые он заметил свою склонность, когда ему было 11 лет. В 16 его сексуальный интерес к детям стал более определенным. Он обнаружил, что его привлекают мальчики в возрасте от трех до семи и девочки от пяти до восьми. В детях его привлекает больше всего то, что они обладают небольшим телом, голыми ногами, маленькими гениталиями. Но есть еще и мощный психологический фактор — идея невинности, более опьяняющая разум, нежели простая анатомия. «Многие из нас имеют ложные представления о детях, думают, что они кто-то вроде ангелов», — говорит Адам. Такая невинность детей удерживает Адама от активных действий, так как он не хочет их обидеть.

Именно поэтому видео про малыша, которое Адам увидел дома, поразило его. Не было никаких сомнений, что того мальчика намеренно унижали. Связанный ребенок выл, в то время как мужчина испражнялся на него, а затем начал мочиться ему в рот. «Я был в ужасе от того что увидел, до такой степени, что хотел убить того человека», — признается Адам.

Адам знает, что педофилы не хотят быть педофилами. Он не хочет этих темных желаний и пытается обуздать их, не скачивая несколько недель подряд детское порно. Адам признается, что его мышление схоже с мышлением наркомана: он не может остановиться и не мастурбировать на детское порно. Рассказав об этом на одном из сайтов, Адам получил смешанные отзывы. Некоторые люди все же были убеждены в том, что он еще может стать нормальным человеком.

Эта привычка к просмотру порнографии была, конечно, лишь одним симптомом более весомой проблемы. Адаму потребовалось много времени, чтобы признать: то, что он больше не смотрит порно, не избавляет его от прежних чувств к детям. В течение долгого времени он думал о суициде. Однажды ночью Адам передал своей маме записку, положив ее на кровать, а сам прикинулся спящим. В записке было сказано, что он хочет помощи психолога, хочет, чтобы родители отвели его к нему и не хочет говорить им о своих переживаниях. Не объяснив источник своей депрессии, Адам хотел сохранить тайну. Наутро мама поговорила с ним об этом, и вскоре они пошли в клинику. Войдя в кабинет, Адам испытал страх, какого еще никогда не испытывал. Его тело дрожало, и в конце концов он проговорился: «Я педофил, у меня зависимость от детской порнографии». После этого психолог стала холодной и даже жесткой. Она сказала ему о том, что не имеет навыков помощи в подобных ситуациях, и назначила ему другую сессию спустя пару недель. Адам решил, что он должен рассказать об этом своей матери.

Не существует определенных способов лечения тех, кто испытывает педофильские позывы. Помехой этому служат законы, диктующие, что люди определенных профессий должны немедленно сообщать о таких случаях. Такие законы необходимы, но могут навредить таким людям, как Адам, которые никогда не совершали никаких преступлений.

Мы много чего не знаем о педофилии — один исследователь описал наше научное понимание этого явления как «серию огромных черных дыр». Мы не знаем, например, как кто-то приходит к осознанию влечения к детям допубертатного возраста. Исследования, что мы имеем сегодня, описывают таких людей, как правило, невысокими левшами с маленьким IQ. Другие исследования уверяют, что фактором риска могут быть обмороки в возрасте до 13 лет. Все это звучит как какое-то шарлатанство, но указывает на биологические причины. Возможно, что педофилы рождаются именно такими.

Вещи становятся немного яснее, если поговорить о цифрах. Согласно статистике, до 9% мужчин фантазировали о сексе с детьми, а 3% переходили к сексуальным действиям. Не все из этих людей подходят под критерии педофилии — многие из них занимались домашним насилием и не имеют влечения к детям. Современная картина такова, что примерно 1% мужского населения является педофилами (то есть 1,2 миллиона человек только в США). Женщины-педофилы тоже существуют, но их количество гораздо меньше.

«Наш отказ верить в то, что существуют педофилы, которые ограничиваются только фантазиями, не позволяет таким людям получать своевременную помощь и поддержку»

Различие между фантазиями и поступками является очень важным. Наш отказ верить в то, что существуют педофилы, которые ограничиваются только фантазиями, не позволяет таким людям получать своевременную помощь и поддержку. Существует громадное количество мужчин, которые в одиночку борются с собой.

Когда матери Адама все рассказала психолог, она была в шоке. Она даже не подозревала, что речь может зайти об этом — думала, что у сына может быть депрессия или что-то в этом роде. Но, когда она узнала о педофилии, она подумала, что, должно быть, ее сына кто-то изнасиловал, раз ему в голову приходят такие мысли. Однако Адама никогда не насиловали. Виктимизация является фактором риска, однако большинство детей, подвергшихся насилию, сами не идут на что-то подобное. Мама помогла Адаму найти более квалифицированного терапевта, который предложил ему удалить всю информацию со своего жесткого диска — чтобы уменьшить искушение и избежать возможных правовых последствий, ведь за видео, участником которого является ребенок до 12 лет, можно получить штраф в размере 100 000 долларов и тюремный срок от 20 до 40 лет.

Новый терапевт научил Адама не поддаваться на искушения и не смотреть порно. Но чувство социальной изоляции было не так уж легко исправить. Однажды Адам попробовал вбить в Google “молодые педофилы" и нашел множество людей с такими же проблемами, как у него, прочитав объявления «Я молодой педофил и мне нужна помощь» или «Как я могу получить бесплатную консультацию о педофилии?».

Так Адам стал общаться с другими молодыми педофилами по всему миру. Все эти молодые люди — а иногда и девушки — заявляли, что они всегда пытались найти способ избавиться от этого и не причинить вреда детям. Некоторые боялись общаться, думая, что Адам — агент ФБР. Вскоре Адам создал неофициальную онлайн-группу поддержки для педофилов подросткового возраста, которые хотят избавиться от влечения к детям. В группе в настоящее время девять человек в возрасте от 16 до 22, восемь мужчин и одна женщина. Некоторые из них не из США. У группы есть правило: необходимо пытаться прекратить просмотр детской порнографии. Мама Адама недавно узнала об этой группе и считает, что она просто необходима для подростков, так как с ее помощью они смогут почувствовать живую поддержку от себе подобных.

Вместо терапии участники группы опираются на своих новых товарищей. Они общаются по почте, телефону, скайпу и всегда обращаются за советом к Адаму, их лидеру. Вначале общение было закручено вокруг темы борьбы с этой темной тайной, разговоры шли об их будущем. Однако, как только были исчерпаны разговоры о детях и проблемах, они обратились к обычному набору тем: компьютерным играм, сериалам и обсуждению клипов на YouTube.

Единственным участником группы, официально являющимся сексуальным преступником, является 22-летний Джеймс, отправленный в тюрьму в мае 2011 года. Адам принял его только после того, как убедился, что тот не хочет более совершать подобные преступления. «Мы говорим о наших педофильских наклонностях так, как если бы мы были фанатами одной спортивной команды», — рассказывает Джеймс. Среди обсуждений в группе можно прочитать про мангу и аниме о межвозрастных половых отношениях, морально приемлемых альтернативах детского порно.

Группа Адама не единственная в своем роде. Существует еще B4U-ACT — общество, имеющее примерно сотню участников и предлагающее поддержку и лечение педофилам. Тем не менее модераторы этого общества не утверждают, что секс взрослых с детьми во всех случаях является по своей природе пагубным. «Мы поддерживаем право людей, не имеющих серьезных правонарушений, жить законопослушными гражданами». Двусмысленность, будто бы одобряющая секс с детьми, пришлась Адаму не по душе, и он не пробыл долго в этом обществе. От общества откололась группа, названная «Добродетельные педофилы», с 318 активными членами, уверенными, что секс с детьми неправилен. Его основатели приняли следующую политику модерации: если кто-то высказывает мнение о том, что секс с несовершеннолетними является приемлемым, он получает предупреждение. Во второй раз его выгоняют из группы.

В последний раз, когда я видел Адама, мы говорили с ним несколько часов. Я спросил его, что он чувствует, кто он, помимо педофила. «Это одна из частей, определяющих меня. Вы знаете лишь небольшую часть головоломки. Часть меня — педофил, но это не весь я. Я думал, что я порядочный человек — во многих других отношениях. Я заботливый, у меня есть хобби, интересы, исследования, такие вещи, которые только все вместе могут определить, кто я есть на самом деле».

Фотографии: Willy Verginer