На «Курсере» — одном из самых успешных проектов по массовому онлайн-обучению — свои курсы выкладывают 108 университетов со всего мира. С недавнего времени Россию на этой платформе представляют Высшая школа экономики, МФТИ и СПбГУ. Из каких этапов состоит создание онлайн-курса и как сделать его привлекательным для международной аудитории? T&P поговорили об этом с авторами и кураторами российских курсов.

Тарас Пустовой

руководитель Лаборатории инновационных образовательных технологий МФТИ

Алла Лапидус

главный исследователь Центра геномной биоинформатики им. Ф.Добржанского СПбГУ и заместитель директора Лаборатории алгоритмической биологии Санкт-Петербургского академического университета, автор курса «Введение в биоинформатику»

Евгения Кулик

руководитель Центра развития образовательной среды НИУ ВШЭ

С чего все начинается

Евгения Кулик: «Coursera не дает возможности любому желающему выложить свой курс: платформа работает не с отдельными людьми, а с университетами. Платформа очень тщательно отбирает партнеров: университет, с которым она планирует заключить договор, должны порекомендовать уже участвующие в проекте вузы. Качество курсов отслеживается командой Coursera, но в основном его гарантирует сам университет».

Участие Coursera

Степень участия Coursera зависит от того, насколько сами вузы этого хотят. Платформа лишь задает структуру, которой должны придерживаться все участники.

Тарас Пустовой: У Coursera есть внутренний курс для преподавателей, к которому допускается выделенный вузом менеджер. Там даются рекомендации и рассказывается о том, как примерно должен выглядеть курс. В дальнейшем Coursera без необходимости не вмешивается в процесс. Она всегда готова помочь, если на платформе что-то не работает, но не занимается созданием контента. То, каким будет курс, зависит скорее от преподавателя.

Евгения Кулик: Можно вступить в сообщество преподавателей и методистов платформы, где открыт доступ к богатой коллекции методических материалов. Кроме этого, есть англоязычные форумы, на которых активно обсуждаются различные аспекты разработки курса — они доступны пользователям, у которых есть статус преподавателя.

Алла Лапидус: Курсера оставляет довольно большой простор для творчества. Вам не скажут, должен ли преподаватель в кадре сидеть или стоять, на сколько пикселей должна быть картинка и как лучше делать слайды. Но что касается структуры, здесь более или менее все определено. У курса должно быть описание, вступительный ролик, поясняющий содержание, программа недельных лекций, которые в свою очередь должны быть разбиты на видеофрагменты по 8–12 минут. Весь процесс обучения, как советует Coursera, не должен занимать больше 10–12 недель, потому что иначе участники заскучают и бросят занятия. Кроме того, нельзя обойтись без заданий на каждую неделю. Тексты лекций и методических материалов должны быть доступны слушателям.

О команде

Онлайн-курсы создаются силами не одного преподавателя, а целой команды людей, у каждого сотрудника — своя функция. Обычно эта команда формирует особую образовательную лабораторию, где результаты каждого этапа сводятся в цельный курс.

Евгения Кулик: Мы понимаем, что имидж университета на международном ресурсе связан прежде всего с личностью профессора, а также с той дисциплиной, которую университет предлагает студентам всего мира. За концепцию курса полностью отвечает преподаватель. Сотрудники нашего центра помогают ему выбрать наилучшие методические приемы, подходы к тому, как организовать проверку знаний или оформить видео. Но окончательное решение — за преподавателем.

Тарас Пустовой: Задача нашей лаборатории — снять с преподавателей максимум тех проблем, которые они могли бы не решать: технические вопросы, набор конспектов, организация видеосъемки, контроль сроков и синхронизация всех участников. За каждым курсом закреплен куратор, который следит за выполнением этой черновой работы. А преподаватели занимаются только наукой и педагогикой. И кроме этого, когда начинается курс и нужно общаться на форуме, преподаватели отвечают на самые сложные вопросы, а на остальные — работающие с нами студенты (у кого уже есть хотя бы три курса физтеха) и аспиранты.

Алла Лапидус: У нас только формируется подразделение, которое будет заниматься онлайн-образованием и созданием роликов для Курсеры. Но уже сейчас очевидно, кто, помимо преподавателей и куратора, должен в него входить. Обязательно нужно, чтобы был специалист по презентациям, slide-maker. Речь идет не просто о человеке, который хорошо знает PowerPoint и умеет пользоваться программами по визуализации, — он должен быть еще и художником. Мы, ученые, конечно, умеем делать слайды, но это совершенно не тот уровень. Например, чтобы создать хорошую анимацию «Движение ДНК в электрофорезе», наша сотрудница потратила целый рабочий день. А если бы за дело взялся профессионал, мы бы сэкономили время, и результат, возможно, был бы даже лучше. Необходимо иметь в команде человека, которому можно рассказать о своих идеях, a он смог бы их качественно визуализировать. А еще хотелось бы выработать собственный стиль университета. Кроме slide-maker’a, нужны оператор, режиссер и программист. Записывать материал, конечно, можно по-разному. Но современные программы позволяют делать интерактивные лекции, когда преподаватель взаимодействует с тем, что происходит на экране: может выделять самое важное, помечать места пауз, дорисовывать что-то для большей наглядности. Просто говорящая голова в сочетании со слайдами — это скучно.

Запись видео

В отличие от записи обычных лекций, где главная задача оператора — правильно выставить кадр, а затем стать незаметным, чтобы не мешать преподавателю, создание роликов для Coursera — это целый постановочный процесс.

Алла Лапидус: Камера накладывает дополнительную ответственность. Тут же стоят люди, которые слушают каждое твое слово. Один говорит: «Надо, чтобы все было очень серьезно», а другому хочется наоборот, чтобы было очень весело. К тому же кажется, что запись не переделать, — забываешь, что есть монтаж, что потом можно подправить, переписать и теперь даже не надо заботиться о пленке. Если в аудитории можно перевести взгляд с одного слушателя на другого, здесь приходится смотреть прямо в камеру — и люди от страха стоят перед ней с каменным лицом, чего быть не должно. Вообще, оказалось, что запись даже маленького фрагмента требует очень много времени. Так, например, запись нашего вступительного видеоролика проходила в знаменитом коридоре СПбГУ. По правилам Coursera, продолжительность ролика не должна превышать 2,5 минут. Я написала текст. Мы выбрали хороший солнечный день и спокойное время для съемки. И тем не менее процесс занял около часа: то свет не так падал, то я споткнулась на каком-то слове, то на заднем фоне вдруг возникла и громко заговорила группка студентов.

К тому же читать лекции на камеру нас никто не учил. Мы сами вырабатываем стиль того, как это должно быть: тренируемся перед друг другом или перед зеркалом.

Визуализация

Лучшие курсы на Coursera — те, где вовсю используются возможности мультимедиа. Например, интерактивные тесты или мультфильм, объясняющий работу нейронной цепи.

Тарас Пустовой: В рамках Coursera интересное — значит уникальное именно для этого курса. Это может быть, например, виртуальная лабораторная работа, где процесс бы полностью соответствовал законам физики, а не просто какой-то шарик по экрану бегал. На создание такого инструмента для одной недели курса нужно порядка 300 000 рублей и большое количество времени. Мы уже делаем нечто подобное. И более того, я считаю, что такие задачи могут стать точкой кооперации разных вузов.

Евгения Кулик: Я думаю, что трендами в онлайн-обучении в ближайшее время будут геймификация и использование симуляторов. Пока у нас нет таких курсов, но это наверняка было бы интересно.

Алла Лапидус: Мы сделали целый ролик в лаборатории, потому что изучение геномного проекта начинается именно там. Кроме того, в своих курсах мы планируем использовать анимацию и очень лаконичные презентации. Наша задача — сделать курс максимально простым для восприятия и в то же время на высоком уровне.

Задания

Задания для Coursera должны быть понятны людям по всему миру. Вторая проблема — проверить решение у сотни и даже тысячи человек.

Тарас Пустовой: Обычные физтеховские задачи для онлайн-курса нужно адаптировать. Выяснилось, что если просто предложить задания из учебника, то треть участников их поймет двояко. Вот, например, если сказано «Оцените заряд», то тут можно взять одну формулу и оценить заряд по модулю, но кто-то подумает, что речь о заряде знака — и тогда будет пользоваться совершенно другой формулой. Очень много времени преподаватели потратили на то, чтобы переформулировать условия так, чтобы все было однозначно. Проверить же решения у нескольких сотен или даже тысяч участников вручную, конечно, нельзя. Coursera предлагает шаблоны программ, помогающих оценивать задания автоматически, а мы их усовершенствуем в соответствии со своими целями. Но некоторые задания, имеющие несколько вариантов решения, проверять не было возможности. Хотя если речь идет о финальной контрольной работе, которую писали около ста человек, это вполне реально. В любом случае мы собираемся продолжать эксперименты с тем, как сделать проверку наиболее точной.

Алла Лапидус: С третьей лекции слушатели начнут выполнять реальный проект по анализу геномых данных микроорганизмов. Причем это будет групповая работа. Слушатели будут работать с реальными данными и на практике осуществлять то, о чем будет рассказано в лекциях. Мы запланировали три похожих задания — природа генома накладывает свои ограничения и мы подобрали микроорганизмы с разными особенностями геномов.

Проверка выполнения домашних заданий будет проводиться с использованием ресурсов самой платформы Coursera или образовательных платформ Rosalind или Stepic, разработанных в Санкт-Петербурге.

Евгения Кулик: В массовых открытых онлайн-курсах недоступен только один инструмент — экспертная оценка работы студента преподавателем. Если студентов тысячи, то преподаватель сделать этого не сможет. На Coursera есть два способа проверять знания: тесты и взаимное оценивание студентами друг друга. При этом платформа позволяет очень сложно и тонко настроить систему. Например, можно разным вопросам задать разный вес, разрешить повторное прохождение теста со штрафными баллами или без них, учитывать в качестве итогового результата лучший или последний и т.п. Разработка точной и объективной системы оценивания — показатель профессионализма преподавателя.

Использование онлайн-инструментов предполагает знание технологий обучения, качественные инструменты не делаются по наитию. Например, для создания валидного теста преподавателю необходимо знать основы теории тестирования. То же самое с взаимным оцениванием работ. Если преподаватель разработал и объяснил студентам четкие и логичные критерии, если привел наглядный пример, если каждый студент при этом понял, что и почему считается в эссе «правильным» и «хорошим», а что — нет, то взаимное оценивание будет не только объективным инструментом, но и важным этапом обучения, рефлексии по поводу своих собственных результатов и своего прогресса в курсе.

Мотивация

Coursera, как и другие онлайн-курсы, абсолютно лояльна к своим слушателям, и системы наказаний за пропущенный «урок» этой платформой не предусмотрены. Тем не менее есть участники, которые получают не первый сертификат об окончании курса, а кто-то срывается после первых занятий.

Тарас Пустовой: Сейчас нет каких-то точных данных, как повысить мотивацию учеников. Мне кажется, это всегда зависело от человека. Хотя есть и очевидные принципы. Чтобы слушатели прошли курс до конца, нужно правильно подбирать аудиторию (если человек не знает, что такое квадратное уравнение, трудно с ним что-либо обсуждать), периодически шевелить этих людей и не забывать отвечать на вопросы на форуме — по опыту мы знаем, что участник ждет ответа в течение суток, потом его интерес угасает.

Евгения Кулик: Есть исследования, показывающие, что прохождение полного курса зависит от трех переменных — личности профессора, трудности и длительности обучения. Причем связь с трудностью и длительностью не линейная, как можно было бы предположить. Сейчас в нашем университете начаты исследования, которые, как мы надеемся, помогут выстраивать адаптационные модели обучения студентов в дистанционных курсах. По-моему, это очень интересная и перспективная тема, но пока о результатах говорить преждевременно.