В постоянной рубрике на T&P студенты, уехавшие учиться за границу, рассказывают о разнице в подходах к обучению и делятся впечатлениями от перемены обстановки. Екатерина Матвеева — официальный представитель российских студентов «Эразмус Мундус» при Еврокомиссии — только что стала многократным магистром в сферах лингвистики, культурной социоантропологии и межкультурной коммуникации. Она преподает, открывает свою школу, выступает в роли коуча перед начинающими европейскими предпринимателями, осваивает техники запоминания на чемпионатах по памяти и готовится к выступлению на TEDx.

— Где и чему ты училась?

— Я лингвист, преподаватель, а затем уже специалист по межкультурной коммуникации, антрополог, культурный социолог. Я училась в пяти странах и получила шесть дипломов. Сначала был МГЛУ в России, затем грант в бизнес-школу в Варшаве, а там уже и программа «Эразмус Мундус» в Испании, Италии и Великобритании. На Erasmus Mundus попасть непросто, но можно: я уже второй год подряд провожу подготовку новичков в представительстве Евросоюза перед отправкой заграницу. Все ребята занимаются безумно интересными проектами.

— Как проходил процесс поступления на иностранные программы?

— Так как я многократный стипендиат, то у меня все уже смешалось в голове. Как поступлю в аспирантуру — поделюсь свежим опытом! Самое важное: не прозевать дедлайны и искать любые возможности в той сфере или в той стране, которая находится в фокусе интересов. До подачи документов лучше написать преподавателям, познакомиться, пусть даже по электронной почте — они только рады будут ответить на вопросы о программах.

Затем хорошо бы продумать проект. Мотивационное письмо может быть безумно проникновенным, но без конкретной идеи проекта оно ничто. Сказка из серии «Я хочу к вам в страну, у вас вечное лето…» — точно не прокатит. Помимо этого, обязательно нужны хорошие рекомендации по делу. Лучше не просить преподавателей советской закалки, ибо, как показала практика, они либо затягивают с этим, либо отказываются писать в последний момент из самых странных побуждений. Лучше выбирайте для этих целей адекватных преподавателей и уточняйте, что вам нужна суперрекомендация, которая при этом недалека от истины. А еще необходимо терпение и настойчивость, несмотря ни на что.

— Какие воспоминания остались от учебы в российском вузе?

— Уже столько лет прошло, что такое ощущение, что это было в прошлой жизни. МГЛУ славится тем, что студенты не видят ничего, кроме нескончаемой домашней работы все студенческие годы. Каким-то образом мне удалось найти время с самого первого курса, чтобы заняться преподаванием, а затем сойтись с представителями NASA в РФ (все из-за папы — большого почитателя астрономии) и благодаря этому стать активным спикером на моделях Евросоюза в МГЛУ, где я работала с настоящими послами, а затем и на моделях Совета Россия — НАТО, и пообщаться с Дмитрием Рогозиным, Джеймсом Аппатураем, Андерсом Фог Расмуссеном.

Несмотря на мой плотный график, я была в топ-10 студентов факультета и даже успевала писать в университетскую газету NotaBene. Без всей этой кипучей деятельности моя жизнь при университете была бы довольно скучной.

Касательно преподавателей — у нас действительно были таланты, начиная с моих Татьяны Александровны Матвеевой и Анны Анатольевны Белик вместе с Яной Борисовной Калашниковой, которые до сих пор остаются мне верными наставниками. Далее по списку: Ирисханова привила любовь к языкознанию, которая переросла в роман с лингвистикой длиною в жизнь. На парах Хитрика по межкультурной коммуникации я впервые задумалась о том, что хочу стать специалистом по межкультурной коммуникации. Именно на парах испанского с Мариной Лавинской при выполнении одного упражнения я в приоритете поставила, что хочу говорить на десяти языках, а тогда я знала всего три, а сейчас говорю уже на семи. Вся испанская кафедра была оплотом добра, а кафедра грамматики вывела меня на путь когнитивной лингвистики. Именно Ольга Семенова, Елена Крекова и Евгения Попова, написав мне когда-то рекомендательные письма, поддержали меня в моих совершенно нереальных на тот момент мечтах, за что я им безмерно благодарна.

— Как ты поняла, что преподавание языков и культур — это твое?

— Помимо учебы я всегда преподавала и самостоятельно изучала языки. Меня всегда пленяла теория вторичной языковой личности, еще со скамьи МГЛУ, тогда еще предмет был МКК — межкультурная коммуникация. Так вышло, что несколько лет назад я выучила итальянский самостоятельно, а затем отправилась в Италию изучать ее культуру, историю и традиции. Тогда я поняла, что возможности мозга безграничны. Так я постепенно погрузилась в исследования по нестандартным подходам к преподаванию. А затем, поступив на магистратуру «Эразмус Мундус», изучала культурные аспекты, работая над дипломом в сфере межкультурной коммуникации и социальной антропологии вместе с последователями французского социолога Пьера Бурдье.

— В чем разница жизни в разных европейских странах? На все ли хватало стипендий?

— Везде было по-разному, но помимо учебы я всегда еще и преподавала. Так вот, Варшава была самым прекрасным вариантом. Я пожила в двух районах города: первый был минутах в двадцати от центра, а второй — в самом центре. Конечно, когда я переехала в центр, то почувствовала ритм города, при этом тратя в среднем 25 тысяч наших рублей в месяц. Варшава для меня до сих пор как второй дом. Испания оказалась такой же гостеприимной и незатратной. Хотя город был поменьше — Сантьяго-де-Компостела, зато там мне повезло с домом. Я жила в квартире с местными испанцами, которые стали мне настоящей семьей. А вот скачок цен почувствовался в Италии. Это был север, самый роскошный регион Италии. Тут затраты взлетели сразу до 35 тысяч и выше, что означало — получать деньги, тратить и почти не откладывать. Там мне удалось поселиться в доме, где когда-то жил сам Джузеппе Гарибальди. Шотландия побила все рекорды по видам и по ценам. В этот раз я решила пожить в резиденции Университета. А это был Сент-Эндрюс, в котором когда-то учились принц Уильям и Кейт Миддлтон и еще десяток королевских особ, что означало и королевские цены. Для комфортного проживания было необходимо минимум 50 тысяч, так что мое языковое хобби пришлось весьма кстати.

В каком из вузов тебе больше всего понравилось учиться?

— Однозначно Сент-Эндрюс. Именно там я поняла, насколько могущественно классическое образование. Я имею в виду закрытое учебное заведение, где можно учиться точным наукам, языкам, фехтованию, верховой езде, стрельбе, боевым искусствам (в моем случае капоэйре), красноречию (парламентским дебатам), ведению своего дела и музыке. Да-да, этот прекрасный список скрашивал мой досуг во время написания диссертации. Также у нас были студенческие балы, приемы, открытые дебаты, чаепития с местными политиками и сеансы на одной из лучших обсерваторий Великобритании. В ходе кампании против отделения Шотландии именно там я услышала Тони Блэра, который блистательно выступил с обращением к высшему обществу страны.

— Как ты попала на европейские программы по стартапам?

— В прошлом году я попала на конкурс RealiseIT — это конкурс предпринимательских идей студентов «Эразмус Мундус». Сам факт, что мы командой дошли до финала, где представляли свою идею перед судьями, уже был победой. Ради этого уикенда я даже отказалась ехать на организацию встречи президентов во время подготовки к саммиту Большой двадцатки. И оно того стоило, мы выиграли! Прошли до конца и начали развивать нашу базу с историями о культурном шоке www.cultureunfold.it. В то же время я преподавала языки по скайпу и вживую, и мне хотелось перенести это на новый уровень, так родилась компания Europeonline.me. Сначала я создала страничку «Заметки о жизни в Европе» в социальной сети, где начала постить всякие полезности, например, где можно пить воду из-под крана, лучшие онлайн-библиотеки для диплома, испанские крепкие словечки и прочее. Затем уже пошли вопросы и предложения, что стоит также печатать новости по поводу грантов и конференций.

— Как ты при этом справляешься с ролью официального представителя российских студентов «Эразмус Мундус»?

— Когда мне предложили баллотироваться на этот пост, я была полна сомнений, так как в тот момент я уже ушла от политики к культуре, и мне не очень хотелось возвращаться. На деле я больше занимаюсь сферой образования и международного права. Так, в прошлом году я несколько раз ездила в Брюссель на встречи с представителями Еврокомиссии, Совета Европы, Национальных образовательных агентств и других крупных молодежных организаций, таких как ESN, AEGEE, с целью развития диалога в рамках студенческого обмена. В этом августе уже выступала в парламенте Великобритании в рамках комиссии по Digital Democracy. Я привыкла к тому, что мне приходится детально объяснять европейским коллегам визовые перипетии российских студентов, что у нас до сих пор вузы болтаются между системами специалистов и бакалавров и специалист может быть равен европейскому магистру, что каждый диплом нужно рассматривать индивидуально; что у нас не везде коррупция, и есть вузы, с которыми можно и нужно развивать партнерские программы.

Тут уже вступает представительство Евросоюза в РФ, которое ищет наиболее оптимальные варианты в области образования в сложившейся политической ситуации. Помимо этого, я активно работаю с кандидатами на сами программы по обмену. Мне ежедневно приходят десятки сообщений с вопросами схожего характера. Скоро думаю организовать вебинар для выдачи исчерпывающих ответов. А также подумать, как помочь студентам найти себя после окончания магистратуры.

— Тяжело было принимать решение о том, что делать после магистратуры? Каким был процесс поиска себя?

— Вопрос стоял остро. Зима и весна были очень насыщенными: организация чемпионата мира по дебатам в Индии, конференция в Нью-Йорке, курсы по коучингу, конкурсы по предпринимательству в Шотландии и Англии. И написание диплома никто не отменял. Сначала хотелось набраться опыта в местных компаниях. Тогда я устроила охоту на компании. Сняла видеорезюме, назвав свою кампанию Hunting Matveeva. Отправив в общей сложности около 800 резюме за полтора месяца, я получала более трех звонков в день с интервью по 40 минут. Затем мне было сделано шесть предложений с выходом на работу в июле. Но я отказалась. Препятствием для входа в корпоративный мир стали бюрократия и время, а также то, что некоторые компании, несмотря на свое имя, имели свойство вести серую бухгалтерию, что весьма ненадежно для иностранного работника. В тот момент я получила предложения преподавать в Бразилии, Польше, Испании и Италии. Тянула до последнего, так как могла уехать на год, а то и на два. Но тут все карты сложились: меня сертифицировали коучем по лидерству и управлению, официально пригласили в Англию, поддержали развитие моей идеи нестандартного преподавания языков и культур. Затем пошли приглашения в Google Campus, TEDx и ImpactHub, где я как раз и разместила свой офис в районе Вестминстера. Так Europeonline.me стала школой иностранных языков и тренингов по межкультурной коммуникации онлайн и оффлайн — в Лондоне. Начинать всегда непросто, но дорогу осилит идущий.

— Твои планы на будущее?

— Однозначно развитие школы. В ближайшее время — более подробное изучение техник запоминания в ходе подготовки к чемпионату мира по памяти в Китае. Подготовка к моему выступлению на TEDx в ноябре в Лондоне. Немного позже — изучение еще десятка языков, теперь фокус на восточных. Затем аспирантура для более глубоких исследований когнитивных процессов. Кроме того, Великобритания достаточно дружелюбна к молодым предпринимателям, в особенности, ассоциация молодых предпринимателей NACUE, а также молодые работники парламента Вестминстера, которые способствуют развитию бизнес-идей среди европейской молодежи. Так что буду работать с ними. Помимо этого, существует еще несколько проектов, к которым я имею отношение, но всему свое время. Как американский президент Эйзенхауэр говорил когда-то: «Plans are useless, but planning is indispensable».