Русский космизм — это уникальное явление, находящееся между религиозной философией и естественными науками. Его мистические представления открыли человечеству дорогу в космос: именно благодаря космисту Циолковскому стали возможны полеты за пределы Земли. Впрочем, практические исследования не были для космистов самоцелью, гораздо более важными они считали свои таинственные умозрительные теории. T&P решили рассказать о трех главных мыслителях, чьи утопические учения о покорении смерти и космоса питались христианской верой в равенство людей и бессмертие человеческой души.

Всеобщая любовь Николая Федорова

«Философия общего дела»

Николай Федоров — родоначальник русского космизма, своей жизнью и образом мыслей походивший на настоящего древнегреческого философа: он вел уединенную и аскетическую жизнь, ходил пешком между городами, не носил теплой одежды, запрещал себя фотографировать или рисовать и раздавал свои средства способным молодым людям. Не ища материальных благ, «московский Сократ», как прозывали Федорова, всю жизнь проработал библиотекарем, но при этом успел создать монументальную философскую концепцию, на которой позднее будут основываться Вернадский и Циолковский.

Учение Федорова, названное философией общего дела, сочетает в себе религиозную философию и футурологический утопизм. Главной целью единенного человечества должно стать противоборство смерти. Эта христианская идея должна была реализоваться, однако, при помощи новейших научных достижений. Изобретение средства воскрешения людей, причем не только недавно умерших, но «всех отцов», — вот финал развития науки и своеобразное переосмысление Федоровым Страшного суда. Воскреснуть должны были все до единого, поэтапно — иначе бы всеобщее единение целокупного человечества не произошло. Рай, согласно Федорову, не будет дан человечеству Богом — люди в силах его создать своим трудом.

«Вопрос об участи Земли приводит нас к убеждению, что человеческая деятельность не должна ограничиваться пределами земной планеты. Человечество должно быть не праздным пассажиром, а прислугою, экипажем нашего земного — неизвестно еще какою силою приводимого в движение, — корабля, — есть ли он фото-, термо- или электроход»

Естественно, воскрешение такого огромного количества людей повлекло бы за собой проблему с расселением, и Федоров полагал, что человечество должно осваивать космос и искать новые планеты, пригодные для жизни. Земля в таком случае станет чем-то вроде космического корабля, «земноходом», исследующим космическое пространство, регулярная армия — борцами с природными стихиями, а между людьми установится всеобщая любовь, подобная гармонии Троицы. По Федорову, человечество должно было перейти из теллурической, земной стадии сначала в солярную, а затем в сидеральную, постепенно осваивая Солнечную систему и межзвездное пространство.

Космические животные Константина Циолковского

«Научная мысль как планетное явление»

Константин Циолковский известен своей теорией ракетостроения, однако именно он стал продолжателем космических идей Федорова. Помимо того, что Циолковскому удалось добиться материального воплощения идеи полетов в космос, он также разрабатывал свою концепцию космизма. Сам Циолковский иронически замечал, что работы по ракетостроению являются лишь приложением к его умозрительным теориям.

Несмотря на то, что ученый называл себя чистейшим материалистом, в его философии странным образом преломились физика, космонавтика и эзотерические учения — например, пифагореизм и теософия. «Земля — колыбель человечества, но не вечно же жить в колыбели!» Согласно Циолковскому, современные люди должны прекратить войны, объединиться и совместно развивать науку и технику, чтобы затем эволюционировать в высшие формы жизни или найти их на других планетах. Целью открытия околосолнечного пространства для Циолковского была в конечном итоге эволюция самого человека: только с помощью контроля над стихиями, усовершенствования среды обитания, создания искусственных жилищ за пределами земной атмосферы люди могут перейти в «лучистое», то есть совершенное, божественное состояние.

«Наконец, на высшем витке этой спирали развития разум (или материя) узнает все, само существование отдельных индивидов и материального или корпускулярного мира он сочтет ненужным и перейдет в лучевое состояние высокого порядка, которое будет все знать и ничего не желать»

Корни философской теории Циолковского лежат не только в религиозно-космическом концепте «общего дела» Федорова, но и в пифагорейской мистической традиции. Ученый придерживался учения панпсихизма — теории о переселении душ и способности любой материи, будь то человек, растение или камень, ощущать приятное или неприятное, а также переходить в различные состояния. В случае физической смерти атомы, из которых состоит человек, не исчезают, а только утрачивают связь между собой, а бессмертные атомы мозга человека и вовсе попадают в мозг более развитых инопланетных сущностей. По Циолковскому, человек должен стать «космическим животным», эволюционировать не только биологически, но и физически, превращаясь из материального существа в потоки чистой энергии.

Ноосфера Владимира Вернадского

«Космическая философия»

Концепт биосферы вырос из размышлений Вернадского о понятии живого вещества, которое он противопоставляет косному. По словам философа, человек, как всякое живое природное тело, неразрывно связан с определенной геологической оболочкой нашей планеты. При этом Вернадский задается вопросом: почему столь небольшая часть биомассы, человек, оказывает такое сильное геологическое влияние на все происходящее на нашей планете? Так возникает знаменитая теория Вернадского о ноосфере — сфере разума, которую до сих пор проходят на уроках биологии в школе.

Продолжая размышления американского ученого Джеймса Дана о последовательном и непрекращающемся совершенствовании нервной системы и головного мозга, Вернадский утверждает, что человек станет вершиной эволюции, ее последним звеном, на котором прогресс завершится. Соответственно, биосфера как совокупность живого вещества Земли когда-нибудь должна преобразиться благодаря человеку и стать ноосферой — областью, где властвует человеческий рассудок.

«Брентано подсчитал, что, если бы каждому человеку дать один квадратный метр и поставить всех людей рядом, они не заняли бы даже всей площади маленького Боденского озера на границе Баварии и Швейцарии. Таким образом, все человечество, вместе взятое, представляет ничтожную массу вещества планеты. Мощь его связана не с его материей, но с его мозгом, с его разумом и направленным этим разумом его трудом»

Признаки появления ноосферы — это усовершенствование способов связи и контроля над информацией, формирование единого информационного поля, равенство всех людей и всеобщее занятие науками. Вернадский считал, что в его время ноосфера уже сформировалась, а в будущем она лишь расширилась бы и вышла за пределы Земли: «В будущем нам рисуются, как возможные, сказочные мечтания: человек стремится выйти за пределы своей планеты в космическое пространство. И, вероятно, выйдет». Благодаря превращению биосферы в ноосферу человечество стало бы борцом с энтропией, концентрируя и накапливая энергию для ее преодоления.

Владимиру Вернадскому и теории биосферы также был посвящен короткий фильм «Биосфера. Время осознания», снятый режиссером-документалистом Феликсом Соболевым в 1974 году. Съемки бушующей стихии, абстрактные кадры микроскопической и космической жизни выводят фильм из разряда стандартного жанра биографического очерка — это скорее поэтическое киноэссе, попытка ухватить мистический, «наднаучный» смысл русского космизма.