25 лет назад началась трансляция одного из важнейших сериалов в истории телевидения — «Симпсонов». За эти годы в сериале была затронута проблематика практически всех сфер человеческой деятельности, в частности, ядерной физики — карикатурно продемонстрировав на экране основные фобии перед ядерной энергетикой, «Симпсоны», по сути, стали ее главным апологетом в популярной культуре. T&P представляют антологию стереотипов об атомной энергетике, представленных в сериале.

Конец 80-х — начало 90-х годов было самым тяжелым временем для ядерной энергетики за всю ее историю. После аварии на Чернобыльской АЭС по всему миру начали сворачиваться ядерные программы: новые станции перестали строиться, многие старые были списаны раньше времени. В мире, где закончилась холодная война и стрелку часов Судного дня перевели на 15 минут назад, угроза очередной аварии стала одним из главных страхов. В такой ситуации поставить ответственным за предотвращение аварий на вымышленной Спрингфилдской атомной станции крайне недалекого и некомпетентного Гомера Симпсона было отличным комическим ходом. Однако по мере развития сериала разрыв между Гомером и занимаемой им должностью начал сокращаться за счет абсурдизации работы атомной электростанции, которая начинала все больше соответствовать Гомеру. Грубейшие нарушения безопасности, дичайшие аварии обыгрывались во вселенной «Симпсонов» с удивительным легкомыслием и юмором, таким образом понемногу вытесняя из сознания своей растущей аудитории страхи перед отдельными аспектами ядерной энергетики. (Тяжелые аварии в «Симпсонах» обыгрывались настолько легкомысленно, что, например, власти Японии даже запретили трансляции подобных эпизодов после аварии на АЭС «Фукусима-1»).

Ниже приведены представленные в «Симпсонах» мифы и преувеличенные опасности, расположенные в хронологическом порядке их появления в истории ядерной физики и энергетики.

Зеленое свечение радиоактивных веществ

Самый безобидный (и один из самых старых) миф о радиоактивности появляется уже в заставке «Симпсонов» — цилиндрическая топливная таблетка, которую Гомер случайно забирает домой, светится ярко-зеленым цветом (строго говоря, таким же цветом светятся абсолютно все вещества, связанные с Спрингфилдской АЭС, — от графитового стержня до водяного пара из градирен). В реальной жизни оксид урана, из которого состоит топливная таблетка, как и большинство радиоактивных веществ, не светится вообще никак. Этот миф возник одновременно с открытием радиоактивности — Мария Кюри заметила свечение образцов радия и решила, что оно непременный спутник радиоактивного распада. И хотя позднее было обнаружено, что это свечение есть флуоресценция веществ, находившихся с радием в смеси, и радиоактивность лишь провоцирует его, это явление определило один из первых способов практического применения радиоактивности — изготовление красок, светящихся в темноте. Наиболее дешевой и, как следствие, распространенной краской была смесь сульфида цинка, меди и радиоактивного радия, имевшая характерный зеленый цвет. Ее повсеместное использование продолжалось настолько долго, что ассоциативность радиации и зеленого свечения успела укрепиться в сознании массового потребителя, и когда в начале 30-х годов был установлен биологический вред от радиации, вспыхнувшая компания по борьбе с бытовым использование радиоактивных препаратов утвердила зеленое свечение как признак опасности. Примерно поэтому кислоты и яды стали обозначатся в популярной культуре ровно тем же цветом — произошла экстраполяция этого стереотипа на большинство вредных веществ.

Блинки и Радиоактивный человек

В 1946 году Герман Джозеф Мюллер получил Нобелевскую премию за исследования влияния ионизирующего излучения на мутагенез. Его исследования стали одним из первых толчков к появлению в массовой культуре мифа о возможности удивительных и сложных мутаций позвоночных животных в результате радиоактивного воздействия и развитию фобий к таким мутациям. Этот миф нашел свое отражение в «Симпсонах» с появлением рыбы Блинки, обитающей в охлаждающем пруду Спрингфилдской АЭС, которая обязана своим третьим глазом недобросовестным работникам АЭС, сбрасывающим в пруд радиоактивные отходы. В серии «Two Cars in Every Garage and Three Eyes on Every Fish» Блинки становится центром скандала и едва не приводит к закрытию Спрингфилдской АЭС. Ее хозяину, Мистеру Бернсу, даже приходится баллотироваться в губернаторы, чтобы не допустить этого, и в рамках своей компании он приводит аргумент, что Блинки скорее результат эволюционного развития, а не радиоактивного мутагенеза. По крайней мере вторая часть утверждения на самом деле верна как минимум по двум причинам. Во-первых, мутации в результате радиоактивного воздействия редко имеют такой радикальный характер, как лишний глаз. Чаще всего это врожденные заболевания, несовместимые с жизнью, или незначительные мутации, возможные и без всякого воздействия ионизирующего излучения (вроде заячьей губы или полидактилии). Это подтверждают, в частности, комиссии по мониторингу последствий бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Во-вторых, пруды-охладители никогда не используются для сброса, они экологически чистые, и единственное, что их отличает от природных водоемов, — это более высокая температура воды за счет контакта с теплоносителем второго контура АЭС. В результате в прудах происходит активный рост водорослей, которые потенциально могут забить насосы и трубы. Чтобы нивелировать этот процесс, в пруды активно запускаются мальки рыб, дающих в последствии здоровое потомство.

До недавнего времени (до появления кроссовера с сериалом «Гриффины» The Simpsons Guy) миф о том, что радиоактивное облучение может привести к положительным мутациям, даже внутри вселенной Симпсонов был фикцией, историей появления суперспособностей у Радиоактивного человека, главного героя одноименного комикса. Вероятно, это было связано с тем, что в реальном мире даже самые наивные люди понимали, что такое вряд ли возможно. И тем не менее этот миф имеет под собой кое-какие основания — в первые часы после радиоактивного облучения человека он испытывает необычайный прилив сил и тонус.

Хранение ядерных отходов

60 лет назад в Обнинске запустили первую промышленную АЭС в мире, с которой началась экспансия атомных электростанций в мировую энергетику, а уже через четыре года в ответ на попытку строительства компанией «Пасифик Газ энд Электрик» АЭС недалеко от Сан-Франциско началось первое антиядерное движение, ставившее своей целью не допустить это строительство. Этому движению удалось достичь поставленной цели, после чего численность аналогичных организаций в США начала расти пропорционально росту ядерной энергетики. В качестве идеологической основы для антиядерных движений выступало большое количество факторов (от религии до экономики), но, пожалуй, главными были два: отсутствие у людей уверенности в надежности технологии и отсутствие у правительства и частных компаний четкой стратегии по обращению и захоронению ядерных отходов. Последняя проблема окончательно не решена и по сей день — вместо долгосрочного хранения на сотни лет часто строятся временные хранилища для отходов. Несмотря на то, что временные хранилища обеспечивают должный уровень радиационной безопасности и под «временным» понимается около сотни лет, в общественном сознании в качестве временного решения нередко представлялась картина ядерных свалок в непосредственной близости от экосистем, губительно на них влияющих. Именно на основе таких представлений в «Симпсонах» проблема обращения с ядерными отходами существенно гиперболизировалась — глава Спрингфилдской АЭС Мистер Бернс игнорирует примерно все регуляторные акты и инструкции по хранению — в черте Спрингфилда не только присутствует непосредственно свалка отходов, но также движимый жадностью Мистер Бернс для захоронения отходов использует самые неожиданные места — детскую площадку, дупло дерева и водоемы. При этом в качестве контейнеров для отходов используются обычные жестяные бочки, которые перевозятся на обычных строительных тележках.

Расплавление активной зоны реактора

С начала работы самого первого реактора ядерные энергетики плотно занимались проблемами ядерной безопасности на АЭС — были разработаны и совершенствовались принципы глубокоэшелонированной защиты, единичного отказа, диверсификации и резервирования систем защиты, которые снижали вероятности серьезных аварий до долей процента. К концу 60-х ядерщики, полные самоуверенности, начали публично описывать невероятные сценарии запроектных аварий, которые, по их представлениям, не смогут произойти никогда. Одним из таких сценариев, например, был китайский синдром — авария, при которой ядерное топливо в реакторе в результате одновременного выхода из строя всех систем охлаждения достигало такой температуры, что начинало плавиться и проплавлять все на своем пути — фундамент станции, а затем, попадая в окружающую среду, и земную кору, вплоть до Китая. Однако задуманный как нелепая страшилка китайский синдром (видимо, в силу его поэтичности) вызвал серьезные страхи у далеких от энергетики людей (в 1979 году вышел даже фильм-катастрофа с таким названием), и расплавление реактора с последующим выходом расплава в окружающую среду стало в общественном сознании главной угрозой, исходящей от АЭС. Произошедшая в 1979 году авария на АЭС Три-Майл-Айленд, при которой в силу стечения сразу нескольких негативных факторов реализовался маловероятный сценарий расплавления активной зоны реактора, только укрепила общественность в своем убеждении. Несмотря на то, что расплав топлива не вышел за пределы реакторного зала, жертв среди персонала не было, а ядерщики пытались убедить общественность в экстраординарности и ничтожной вероятности повторения такой аварии, на ядерную энергетику обрушилась новая волна протестов

На Спрингфилдской АЭС тяжелые аварии — явление не столь редкое, например, в серии «Homer Defined» аварии, которые едва не привели к расплавлению активной зоны, произошли в течении короткого периода времени сразу на двух соседних АЭС — Спрингфилдской и Шелбевильской. При этом в качестве последствий возможного расплавления активной зоны профессором Финком, главным научным экспертом в мире «Симпсонов», была продемонстрирована графика, в которой люди в радиусе нескольких километров умрут сразу, а оставшееся население города умрет долгой и мучительной смертью. Аналогичные прогнозы сразу после аварии на АЭС Три-Майл-Айленд строили и представители антиядерного движения, и они не исполнились — несмотря на выбросы радиоактивных газов в атмосферу, статистика раковых заболеваний среди жителей окрестностей не сильно отличалась от обычной.

В серии «Treehouse of Horror XV» и вовсе произошел ядерный взрыв в реакторе — явление с вероятностью порядка стотысячных долей. Характер взрыва по уровню разрушений при этом соответствовал ядерному оружию, а никак не аварии на АЭС.

Человеческий фактор

В качестве основной причины самой страшной аварии в истории ядерной энергетики — аварии на Чернобыльской АЭС — в первые годы после аварии называли человеческий фактор, и этот факт сильно повредил имиджу работников всех АЭС. Большинство людей и так не могли стопроцентно доверять работникам атомных станций, хотя и понимали, что они высококлассные специалисты с хорошим бэкграундом. Человек, каким бы квалифицированным он ни был, вполне может совершить ошибку, способную повлечь за собой крупную аварию. Этот факт, конечно же, учитывается и при проектировании АЭС, и в результате человек никогда не бывает критически ответственным за какой бы то ни было процесс, его всегда страхует несколько автоматических систем, и человеческая ошибка может быть лишь одним из многих факторов, приведших к аварии.

Работники Спрингфилдской АЭС в свою очередь — главные источники всех ее проблем. От бездумного менеджмента до неквалифицированных рабочих, работники мало что понимают в деле, которым занимаются, предпочитая слоняться по кафетерию, забывая об элементарных нормах безопасности, таких как правила работы с защитными костюмами или нормы деактивации. Например, в задачу инспектора по безопасности Гомера Симпсона, даже в таком коллективе являющегося худшим работником, входит мониторинг оперативных показаний реактора и, в случае отказа многих систем безопасности, предотвращение любых аварий. При этом он не понимает значение ни одного датчика и не имеет малейшего понятия, как вести себя при авариях. Большую часть рабочего дня он спит, периодически заменяя себя неодушевленными предметами, а возникшие проблемы ликвидирует интуитивно, что подтверждает тезис, что станция проектируется таким образом, что теоретически может поддерживать безопасность и вовсе при отсутствии ответственных за нее людей.